Поиск на сайте

 

Верховный суд России признал законной перевозку заключенных в стесненных камерах автозаков и спецвагонов. Эксперты убеждены, что такое решение формально не нарушает международные стандарты и соответствует практике Европейского суда по правам человека.

Требования к автомобилям и вагонам для так называемого спецконтингента определены ведомственным приказом Министерства юстиции России (Наставлением по оборудованию инженерно-техническими средствами охраны и надзора объектов уголовно-исполнительной системы). Например, малые камеры (купе) вагонов площадью чуть больше 2 кв. метров рассчитаны на перевозку сразу 6 заключенных, то есть на каждого приходится всего 0,33 кв. метра площади. В спецавтомобиле на базе КАМАЗа может перевозиться до 32 человек спецконтингента, ГАЗа – до 21 пассажира и так далее.

Путевые заметки

Заявление в Верховный суд России подали осужденные Дмитрий Васильев и Алексей Томов. По их мнению, выделение в автозаках и вагонах менее 0,6 кв. метра личного пространства нарушает права осужденных на гуманное к ним отношение и противоречит нормам международного права.

В первую очередь заявители апеллировали к решениям Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), согласно которым одиночные отделения площадью 0,4, 0,5 и даже 0,8 кв. метра непригодны для перевозки человека независимо от продолжительности поездки. Нарушением является перевозка на площади даже 0,4 кв. метра личного пространства.

Но служители Фемиды отвергли эти доводы. Оценив наличие в вагонах вентиляции и кондиционирования, освещения, отопления и туалета, а также соответствие спецтранспорта санитарным нормам, суд счел условия приемлемыми. Правила дорожного движения также разрешают использовать для перевозки пассажиров оборудованные сидячими местами кузова грузовых автомобилей. «Рекомендации (декларации) международных организаций по вопросам исполнения наказаний и обращения с осужденными реализуются при наличии необходимых экономических и социальных возможностей, – со ссылкой на действующий Уголовно-исполнительный кодекс РФ констатировал Верховный суд России. – Утвержденные полномочным федеральным органом исполнительной власти Наставления ... не могут рассматриваться как применение пыток, жестокого и унижающего достоинство обращения».

Также суд напомнил, что утвержденная Правительством России Концепция развития уголовно-исполнительной системы предусматривает создание до 2020 года «условий содержания осужденных ... с учетом международных стандартов, решений ЕСПЧ, а также требований Европейских пенитенциарных правил». Финансовое обеспечение реализации Концепции осуществляется в пределах бюджетных ассигнований.

Европейский стандарт

Однако на самом деле как таковых международных стандартов перевозки спецконтингента железнодорожным или автомобильным транспортом не существует. Конвенция ООН и Рекомендации Комитета Министров Совета Европы запрещают содержать заключенных в условиях недостаточной вентиляции или освещения или же в любых «других физически излишне тяжелых условиях» (создающих для них излишние неудобства или унижающих их достоинство). Никакие нормативы по площади не устанавливаются.

Нельзя сделать однозначных выводов и из решений ЕСПЧ. Ведь, признавая условия в автозаках и спецвагонах бесчеловечными, страсбургские судьи оценивали не только и не столько площадь, а конкретную ситуацию. Например, Дониера Худоерова неоднократно вдвоем помещали в одиночную камеру автозака и в день перевозки не кормили. Мансуд Гулиев перевозился впятером в специальном купе площадью 2 кв. метра в течение 24 часов. В деле «Идалов против России» ЕСПЧ указал, что «не считает убедительными сведения о том, что заключенные в автомобиле были бы обеспечены сиденьями и личным пространством в условиях, отвечающих требованию человечности», но вынося решение в пользу заявителя, учел иные негативные факторы (в том числе нахождение в переполненных помещениях в здании суда и отсутствие питания).

Также представитель заявителей ссылался на заключение Европейского комитета по предупреждению пыток, согласно которому «в принципе недопустимо перевозить в большой камере тюремных вагонов больше 6 человек, а в малой – больше 3 человек». Правда представители Совета Европы пришли к такому выводу исследуя железнодорожные вагоны не России, а Литвы и Украины.

Российский лимит

Решение по иску Дмитрия Васильева и Алексея Томова – уже третий случай рассмотрения Верховным судом России спорных требований к площади камер. До 2012 года в так называемых больших камерах вагонов для спецконтингента площадью 3 кв. метра могло размещаться 16 заключенных: по 5 человек на двух нижних полках, по одному на верхних, средних и откидных.

Даже при отсутствии формальных стандартов по площади высшая инстанция сочла такие условия «бесчеловечными»: «Принимая во внимание размеры полок, ширину откидного клапана (не более 47 см), суд считает, что перемещение в большой камере ... 16 заключенных создает для них излишние неудобства», – констатировала судья Валентина Епифанова, признавая соответствующую норму ведомственной инструкции Минюста.

Вместе с тем условия в современных вагонах для спецконтингента мало отличаются от обычных пассажирских. В них может размещаться до 75 лежачих или 96 сидячих заключенных, тогда как плацкартный вагон для «свободных» пассажиров рассчитан на 54 лежачих или 90 сидячих мест. «Утряска» происходит за счет отказа от столиков и использования для перевозки третьих полок (в «гражданском» варианте багажных, но нередко используемых и как пассажирские). Причем если продавать места в общий (сидячий) вагон допускается при длительности маршрута до 12 часов, то для заключенных установлено ограничение в четыре часа.

Мнение экспертов

Антон Кудряков, член общественной наблюдательной комиссии Свердловской области
 
По существу перевозки заключенных на площади 0,3-0,5 кв. метров являются бесчеловечным обращением. Но в ближайшем времени Россия в материально-техническом плане не готова к увеличению нормы площади для заключенных, перевозимых в спецтранспорте. Это потребовало бы изменения технических норм для вагонов и автозаков, их переоборудования и дополнительных финансовых вливаний, что в условиях кризиса практически нереально.

Поэтому не удивительно, что Верховный суд России отказал в удовлетворении административного иска, избрав формальный подход.

Вместе с тем нельзя сказать, что судьи отказались признавать обязательными Европейскую конвенцию и практику ее применения. Ведь из постановлений ЕСПЧ, на которые ссылались заявители, и которые были отвергнуты Верховным судом России (пусть и без должной мотивации), невозможно достоверно установить, является ли площадь 0,3-0,5 кв. метров личного пространства при немногократных перевозках сама по себе достаточной для вывода о бесчеловечном обращении, или этот вывод можно сделать лишь в совокупности с другими негативными факторами. Такие решения принимались с учетом не только приходящейся на заключенного удельной площади в камере автозака или спецвагона, но и совокупности вредоносного эффекта, которому подвергались заявители при перевозках. Учитывались, в частности, продолжительность перевозки, отсутствие питания, естественного освещения и вентиляции.

На мой взгляд, заявители поспешили с обжалованием положений Наставления в Верховном суде России. Необходимо было дождаться пилотного постановления ЕСПЧ по делу «Томов против России» или смоделировать идеальную ситуацию в новом деле для ЕСПЧ, а именно: обжаловать только стесненные условия перевозки при немногократном этапировании заключенных.

Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
 
 

 

Добавить комментарий