Поиск на сайте

 

 

Раньше в России власть постоянно обещала людям светлое будущее и проклинала темное прошлое.

Теперь рассказывает сказки о светлом прошлом и обещает — причем совершенно официально — мрачное будущее. Кому и почему это выгодно?

Накануне старта главного в России Петербургского международного экономического форума информационное пространство взорвал прогноз Минэкономразвития по поводу будущего российской экономики до 2035 года. Если бы нам и нашим потомкам в очередной раз пообещали золотые горы, можно было бы мило позлорадствовать. Типа «знаем-знаем, вы опять нам врете». Но нет — прогноз печальный и безжалостно честный. И эта честность, оказывается, прямо бесит!

Итак, согласно прогнозу министерства, реальные доходы россиян, которые упали на 10% за последние три года (это, кстати, достаточно оптимистическая оценка падения — есть и другие), достигнут докризисного уровня лишь к 2022 году. Если сравнивать с 2016 годом, наши доходы, по оценкам МЭР, за 20 лет вырастут на 55%, а реальные зарплаты — на 56,5%. Нетрудно подсчитать, что при сохранении среднегодовой инфляции даже на нынешнем, рекордно низком для России уровне 4% годовых такой рост доходов будет съеден ростом цен.

С пенсиями — по версии Минэкономразвития — все будет еще печальнее. В 2035 году они вырастут в реальном выражении по сравнению с нынешними только на 2,5%, а до 2022 года вовсе продолжат сокращаться. Более того, по оценкам МЭР, к 2035 году пенсии все еще останутся на 4% ниже уровня 2013 года. В общем, как советская власть почти до самого своего конца любила сравнивать собственные экономические достижения с 1913 годом, так и мы, похоже, еще долго будем «преодолевать» уровень ничем не примечательного в российской экономике 2013-го с куцым ростом ВВП на 1,3%.

Кроме того, Минэкономразвития в своем прогнозе описало совершенно нормальную для развитых стран, но непривычную для России «сытых нулевых» ситуацию: зарплаты и доходы россиян в ближайшие 20 лет будут расти медленнее, чем экономика. Вообще-то, зарплаты и не должны расти быстрее, чем экономика. Что заработали, на то и живем.

Довольно забавно отреагировали на этот прогноз представители власти, не отвечающие за экономику. Например, спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко: «У нас в последнее время столько желающих давать прогнозы, все они разнятся, такое ощущение, что им не дает покоя слава (астролога) Павла Глобы». Вообще-то, в отличие от астрологов, «давать прогнозы» — не желание, а прямая обязанность Министерства экономического развития. При этом Матвиенко гневно заявила, что главная задача МЭР — принять все необходимые меры для того, чтобы выполнить поручение президента России: к 2020 году обеспечить рост российской экономики выше мировых темпов. Если бы у нас рост экономики могло бы обеспечить какое-нибудь одно министерство, на деревьях давно бы уже росли бананы, денежные купюры и золотые слитки. К тому же экономический рост нигде в мире не подчиняется «поручениям президентов».

Но почему правительство, которое постоянно говорит, что у нас все хорошо и стабильно прямо сейчас («денег нет, но мы держимся» или даже «у нас есть деньги», как сказал на Питерском форуме министр финансов Антон Силуанов), делает такие, прямо скажем, недухоподъемные прогнозы на ближайшие 20 лет? Почему сейчас хорошо, а потом будет как-то не очень? На этот вопрос есть несколько ответов.

Первый дал выдающийся экономист, нобелевский лауреат Василий Леонтьев: «Чем старше я становлюсь, тем охотнее даю долгосрочные прогнозы». Люди, которые сейчас прогнозируют что-то на 20 лет вперед, уверены, что с них к тому времени уже не будет спросу.

Второй ответ заключается в том, что, с учетом российского опыта, любым чиновникам выгоднее считать любую текущую ситуацию относительно хорошей, чтобы отчитываться перед вышестоящим начальством. Но при этом прогнозировать худшее на будущее, чтобы по ходу дела потом рапортовать: «самые мрачные прогнозы не оправдались». Нечто подобное мы постоянно слышим о российской экономике последние три года из уст многих представителей правительства и лично премьер-министра. Хотя три года назад нам публично обещали, что через два года цены на нефть подскочат и российская экономика восстановится. Впрочем, в России у общества в принципе нет привычки помнить и проверять обещания власти.

Но у такого неоптимистичного экономического прогноза есть и более прикладные цели. Например, прогноз пенсионной безнадеги, а также прямая увязка экономического роста в стране с увеличением численности трудоспособного населения косвенно приучают людей сразу к двум важным мыслям. Во-первых, что на государство в старости рассчитывать не стоит. И во-вторых, что повышение пенсионного возраста неизбежно. (При нынешних демографических тенденциях заметный рост трудоспособного населения в России может быть обеспечен только за счет более позднего выхода на пенсию.) Увидят люди, что даже гарантированные государством пенсии падают, — глядишь, захотят участвовать в программе индивидуального пенсионного капитала, которую надеется запустить государство.

Впрочем, для нас с вами в этом прогнозе есть и хорошая новость. Не новость даже, а надежда. В России никакие 20 или даже 10 лет не бывают одинаковыми и предсказуемыми. Поэтому и спрогнозировать что-то достоверно на такой срок просто невозможно. А это значит, что печальный прогноз МЭР до 2035 года легко может не сбыться не только в худшую, но и в лучшую сторону. Впрочем, чтобы он не сбылся в лучшую сторону, в российской жизни многое точно должно поменяться.

Источник: © Banki.ru
Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
 

Добавить комментарий