Поиск на сайте

 

 

Сопредседатель совета движения в защиту прав избирателей «Голос» Григорий Мельконьянц в интервью RFI заявил, что все основные нарушения происходят еще до дня голосования.

«Главный вывод, который можно сделать: день голосования на выборах в России не является сейчас основным элементом. Основные проблемы, основные нарушения сосредоточены скорее в ходе избирательной кампании, нежели чем в день голосования. Все происходит до, — отметил он. — Это связанно с особенностями законодательства. Это связано и с влиянием административного ресурса на избирательные процессы: это серьезная зависимость избирательных комиссий от органов власти, которые активно продвигают одну из политических сил, использование органами власти преимуществ для того, чтобы за бюджетные ресурсы продвигать эту политическую силу, неравное освещение, серьезным образом перекошенное в средствах массовой информации, когда про одних много показывают, про других — ничего».

© Иллюстрация ИА «Росбалт»


По мнению эксперта, у избирателей по сути не сложилось картины, за кого еще можно проголосовать, они даже не видели других кандидатов и партий.

«Эта кампания прошла мимо избирателей и была им неинтересна. Власти была выгодна такая стратегия с тем, чтобы люди, настроенные оппозиционно, критически мыслящие, просто не пришли на эти выборы. Так на самом деле и произошло. Поэтому день голосования имел символическое значение, чтобы более-менее там прилично прошло, потому что в основном почему-то только день голосования ассоциируется с выборами, а про то, что ему предшествует, обычно забывается. На самом деле это в России неправильно», — убежден Мельконьянц.

Он добавил, что в сам день голосования спектр нарушений был типичным для выборов, в том числе и 2011 года.

«То есть мы получили информацию по всем видам нарушений: это и вбросы, и „карусели“, и принудительное голосование, это и проблемы и с надомным голосованием, нарушения при подсчете голосов — все традиционное, никуда, увы, оно не делось. Но масштабы этого стали чуть меньше, чем в 2011 году. Наверное, в этом есть и заслуга Центральной избирательной комиссии, которая за небольшое время, что у нее было, хоть постаралась как-то решить часть вопросов и, может быть, как-то напугать, чтобы не нарушали, не фальсифицировали. Но не во всех регионах это действует, потому что, как я сказал, комиссии очень серьезно зависимы от администраций, у которых есть свой интерес, поэтому мы и встречали разные такие случаи», — пояснил Мельконьянц.

По словам собеседника RFI, Центризбирком пытается разбираться (со случаями нарушений — прим. ред.), «но надо понимать их возможности и компетенции».

«Проблема не столько в Центризбиркоме и его реакции, сколько вообще в системе, которая должна после этих выборов быть реформирована, чтобы в комиссии, прежде всего регионального уровня, начали входить независимые представители, чтобы минимизировать зависимость от органов региональной власти», — отметил эксперт.

Говоря о низкой явке на выборах, в частности, в Москве и Петербурге, Мельконьянц связал это с большим количеством активных наблюдателей на этих территориях.

«Тут уже ничего с явкой не сделаешь: ты не можешь вбросить пачку бюллетеней, поставить подписи за людей, как будто они проголосовали, ты не можешь нарисовать данные протоколов, потому что все это происходит на глазах наблюдателей. Это отражение реальной картины, связанной с явкой», — заявил он.

Источник: © Росбалт.RU
Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
 

Добавить комментарий