Поиск на сайте

 

В крае будет проведена комплексная оценка всех земельных ресурсов, обещал губернатор

Ни один клочок не останется неучтённым. А у нерадивых хозяев землю заберут и накажут рублём
 
Правительство края  в полном составе собралось, чтобы обсудить перспективы Ставрополья на ближайшие годы. Произошло это в минувший четверг, на заседании комиссии по социально-экономическому развитию края. Причем комиссию созвали впервые за последние полгода (то есть с тех пор, как Ставрополье возглавил Владимир Владимиров).
Ныне в ней заседают руководители всех краевых ведомств, и перерыв в работе был связан с тем, что новый губернатор долго выстраивал новую «команду». Вот и первое заседание решили начать с докладов по проблемам, которые более всего волнуют край: об инвестициях рассказывала Юлия Косарева, о ценах на продукты – Галина Миронычева, о поддержке казачества – Александр Якушев.
Но, конечно, главным вопросом, который вызвал самое долгое и бурное обсуждение, была ситуация в восточных районах края.
 
Эхо Кавказской войны
 
«Исторически восточные районы имели огромное значение как для нашего края, так и всего Северо-Кавказского региона. Здесь проходит граница Европы и Азии. А сегодня роль восточных районов как никогда велика: они являются барометром сохранения стабильности на Северном Кавказе и в целом в России», – говорил в своем выступлении министр по развитию восточных территорий Александр Коробейников.
Он вспомнил середину 1990-х, когда работал заместителем главы администрации Ставропольского края: в районах, пограничных с Чечней и Дагестаном, лазутчики жгли сельхозтехнику, похищали людей, и даже бригады рабочих были вынуждены ездить на вспашку полей под охраной милиции.
Сейчас, конечно, здесь намного спокойнее. Но как бы это затишье не оказалось перед бурей. Ведь зерна ненависти брошены десятилетия назад, и чтобы они не давали всходы, требуется колоссальное напряжение всех – силовиков, политиков, чиновников. Правда, не всегда работать получается сообща.
Об этом в сердцах заявил и сам губернатор, слушая доклады подчиненных. «Вот мы все, вроде, правильно движемся. Только у нас броуновское движение, хаотичное. Оно не перешло еще в электрический ток и в какую-то энергию», – поэтично подытожил Владимиров.
Имел он в виду ситуацию с инвестициями, когда каждое ведомство начинает тянуть одеяло на себя, считая только «свои» проекты важнейшими для края. К сожалению, его слова справедливы для любой сферы жизни Ставрополья.
 
Главы к креслам уже «приросли»
 
Менталитет на востоке Ставрополья, где проходит граница Европы и Азии, особый: каждый чиновник, даже самого мелкого пошиба, мнит себя если не царедворцем, то царем. Еще со времен Великого шелкового пути здешние степи – место «переплетения» миграционных и торговых путей, где и поныне схлестываются интересы многих групп влияния (в том числе этнического криминала).
Ну а пока краевые власти ведут оживленные дискуссии, намечают какие-то новые направления, пишут стратегии, на местах кипит совсем другая жизнь. Что именно там творится, очень живо нарисовал лидер думской оппозиции Сергей Горло (тоже член комиссии от «Справедливой России»).
По его словам, он недавно с другими думцами побывал в поселке Октябрь Грачевского района, где два года назад дагестанский чабан застрелил местного фермера Валерия Шрайнера. Эта ситуация тогда всколыхнула весь край, без прикрас обнажив, какая жестокая война сегодня идет за землю по всему краю.
«У нас типичная ситуация какая. Приезжают наши гости, которые издавна занимаются скотоводством. Покупают кошару без земли, остающуюся после банкротства сельхозпредприятия. Причем способствует этому глава местной администрации. И затем говорят фермерам: если будешь пасти твой скот, будем убивать», – рассказал Сергей Горло. И недвусмысленно добавил: глава Сергиевского сельсовета, где застрелили фермера, единоросс Виктор Мельников бессменно сидит в своем кресле с 1987 года.
А в восточных районах борьба за землю еще жестче. «Открытая» уже рассказывала нашим читателям о конфликтах в поселке Мирный (Курский район) и ауле Махмуд-Мектеб (Нефтекумский район). Усилиями министра Александра Коробейникова ситуация там улучшается.
А вот в Бургун-Маджарском сельсовете (Левокумский район) ситуация зашла в тупик: потенциальный инвестор, готовый спасать разоренное сельхозпредприятие, отказался от своих намерений после неприкрытого давления и угроз рейдера.
О земле на заседании комиссии говорили очень много. Выступал заведующий кафедрой «Землеустройство и кадастр» Ставропольского аграрного университета, доктор сельскохозяйственных наук Олег Подколзин, который уже полгода ведет исследования в восточной зоне Ставрополья. Результаты, которые он представил, заставляют за голову схватиться.
 
Миллионы исчезают в никуда
 
Сегодня около 20% территории восточного Ставрополья (или 474 тысячи гектаров) – это «белые пятна», земли, право собственности на которые юридически не определено. Либо они некогда были в районных фондах перераспределения, либо это невостребованные земельные доли бывших колхозников.
В каждом районе не востребовано от 30 до 115 тысяч гектаров. После земельной реформы право распоряжения этими угодиями передали на уровень муниципальных районов, которые сегодня могут сдавать эти земли в аренду и получать доход в бюджеты.
На самом деле огромную часть земельных массивов возделывают, снимают урожай, получают прибыль... Но в бюджет ничего не платят. В результате, как подсчитал Подколзин, только лишь бюджет одного Ольгинского сельсовета (Степновский район) ежегодно недополучает 1,8 млн. рублей земельного налога.
Чтобы вернуть эти земли в легальное поле, нужно неучтенные паи выделить в натуре, поставить на кадастровый учет и распределить по конкурсу. Правда, те сельхозпредприятия, которые эти неучтенные земли возделывают уже лет двадцать-тридцать-сорок, всячески «торпедируют» проведение подобных конкурсов.
Кроме того, на муниципальном уровне зачастую нет ни денег, ни специалистов, чтобы размежевать и поставить на кадастр тысячи гектаров.
Понятно, что это вопрос никак не местного, а общекраевого значения. Сам Владимир Владимиров не раз повторял, что земля – главный ресурс Ставрополья, рачительное использование которого и даст стимул к развитию края. Только идти по этому пути очень долго.
 
Нянек семеро или десятеро?
 
Как понимать, что в крае отсутствует система мониторинга земель, которая, казалось бы, должна быть словно «Отче наш» для нашего аграрного региона. Ведомств, учитывающих сельхозугодия, множество: краевые управления Росреестра и Росимущества, краевой филиал Федеральной кадастровой палаты, минимущества, минсельхоз, а также отделы имущественных и земельных отношений в каждом из 26 муниципальных районов.
При этом постоянно возникают «межевые» споры – не только между отдельными собственниками, живущими в одном селе, но даже и между соседними хозяйствами. Владимиров в лоб спросил присутствующего на заседании министра сельского хозяйства Александра Мартычева: сколько у нас было подобных конфликтов за последнее время? Тот лишь руками развел: мол, информации не имею.
Как прозвучало в докладе Олега Подколзина, ежегодно сельхозпроизводители края тратят 7 млрд. рублей на сохранение плодородия почв (речь о закупке минеральных удобрений и мелиорации).
Но при этом, говорит ученый, неуклонно нарастает деградация земель – в крае из-за неэффективной агротехнологии ежегодно теряется до 70 тысяч тонн верхнего плодородного слоя почвы. А все потому, что в отсутствие контроля процветает хищническое использование сельхозугодий.
 
«Это нужно было делать в 1995-м!»
 
Ученые уверены, что на востоке края необходим комплексный мониторинг земельных отношений. По каждому участку должны быть определены площадь, вид использования, конечные пользователи, агрохимические показатели и степень негативных процессов (переувлажнения, эрозии, опустынивания). Затем все эти сведения нужно свести воедино, создав постоянно обновляемый и общедоступный банк данных о состоянии и использовании земель.
Для каждого сельского поселения должен быть принят земельный паспорт и генеральный план – по аналогии с тем, что существует сегодня для городов. Живо заинтересовался этим предложением вице-премьер Иван Ковалев, который принялся пытать Подколзина вопросами, как долго, мол, эта работа займет.
Дискуссию прервал врио губернатора, который резонно заметил: «Эту работу нужно было сделать году в 1995-м, когда всю землю поделили. Сейчас по всему Ставрополью такую базу данных по земле нужно срочно делать!»
Он обеими руками поддержал предложения Подколзина и сразу же назначил исполнителя, который будет курировать работу, – это министр имущественных отношений Алексей Газаров. Примерная стоимость работ – 300 млн. рублей на три ближайших года. Причем Владимиров считает, что инвентаризацию земель нужно непременно совместить с новой кадастровой оценкой, которую обещают провести уже в будущем году.
Напомню, еще в конце октября на планерке в правительстве Владимиров публично обязал вице-премьера Николая Великданя «разработать механизм по контролю за движением земли».
Говорил Владимиров об этом и на нынешнем заседании. Он считает, что нужно ежегодно проводить выборочный мониторинг, чтобы увидеть, кто пользуется землей неэффективно.
И у нерадивых собственников ее нещадно изымать, да еще и наказывая рублем. Газарову губернатор также дал задание: разработать законодательные механизмы, как можно влиять на таких горе-землевладельцев. Персонально отвечать за эффективность агротехнологии должны и главы районных администраций.
 
Чтобы селянин зарабатывал по чести
 
Выступил на совещании и Андрей Григоренко, который возглавляет в Академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС) программу содействия региональным проектам в сфере агробизнеса. Он также последние полгода изучает ситуацию в сельском хозяйстве Ставрополья. Его вывод: главная проблема аграриев края – это чрезмерная монополизация рынка.
«Муниципальные власти не скрывают своего предпочтения в поддержке мегапроектов, в том числе в агробизнесе. Как результат: отсутствие мотивации у инвестора для малых и средних инвестпроектов в сельской местности, реального увеличения числа рабочих мест, роста объемов производства дефицитного сырья», – говорит Андрей Григоренко. Ну а пока министры «рисуют» грандиозные утопические проекты, местечковые чиновники втихую «распиливают» землю.
Эксперт убежден, что никаких мегапроектов на востоке Ставрополья быть не просто не должно – они губительны, поскольку на корню уничтожают малый и средний бизнес. Крупные заводы и мегафермы, словно пылесосы, высасывают финансовые ресурсы, обрастая связями (часто криминальными).
Поэтому во всем мире давно отказались от подобной гигантомании в сельском хозяйстве. Здесь идут по пути создания кластеров – сетей небольших, кооперативных производств. Это примерно то же самое, что существовало в перестроечные годы в России, – многопрофильные агропромышленные комбинаты.
Григоренко с коллегами по академии разработал такую программу – поддержки мясомолочного животноводства края. По всему востоку Ставрополья должна быть построена сотня роботизированных ферм площадью по 500 гектаров каждая с собственной кормовой базой. Плюс откормочные площадки, племенные репродукторы, убойные комбинаты.
Производить здесь будут говядину и баранину, причем самого высокого качества. Продаваться она будет по всей России, а также идти на экспорт.
И спрос гарантирован. К сожалению, даже в пафосных заведениях Москвы сегодня не встретишь стейков, сделанных из российского мяса, – все привозится втридорога из Европы. Так почему не заместить импорт российской продукцией, что даст краю огромные прибыли?! 
 
Владимиров дал «добро»
 
Что больше всего подкупило внимательно слушавшего Григоренко губернатора, так это возможность властей контролировать распределение прибыли между производителем, переработчиком и сбытовиками. То есть по всей «продуктовой» цепочке. Чего нет сейчас, поскольку в крае нет пищепрома в полном смысле этого слова: каждый занимается тем, что умеет. 
«Если вы нам предложите систему перераспределения прибыли, вот это будет очень хорошо. Мы сегодня с этим вопросом и ложимся, и встаем: как сделать, чтобы селянин заработал столько, сколько он должен», – рассудил Владимиров.
Инвестпроекту, предложенному Григоренко, губернатор обещал стопроцентную поддержку, как и работам по землеустройству. Видимо, подкупили его и цифры: общая стоимость проекта составит около 13 млрд. рублей (читай: это прямые инвестиции в экономику края), а новых рабочих мест создадут не менее трех тысяч.
Пожалуй, самое амбициозное предложение озвучил сам Александр Коробейников: он предлагает создать в крае корпорацию «Восток» в форме открытого акционерного общества с участием правительства региона. 
Его главная задача – привлекать инвестиции в АПК. Простейший пример: специалисты центра будут помогать молодым фермерам готовить реалистичные бизнес-планы, чтобы затем получать «стартовые» субсидии из бюджета. 
Такие примеры в России уже есть: скажем, в Калужской области еще год назад был создан Центр развития АПК. Сегодня это структурное подразделение Агентства регионального развития Калужской области, которое, в свою очередь, существует в виде госучреждения.
К слову, на заседании комиссии и наша министр экономразвития Юлия Косарева тоже докладывала, что на Ставрополье непременно нужно создавать региональное агентство развития (в форме ОАО). 
Губернатор, внимательно выслушав все «восточные» предложения, принял соломоново решение: провести ближайшее заседание правительства на востоке Ставрополья. Выслушать местных депутатов, глав, общественников – чего они хотят от власти. Причем Владимиров хочет побывать даже не в каком-нибудь райцентре (где жизнь еще теплится), а в самом далеком селе.
Как один из вариантов – село Иргаклы Степновского района. О печальной судьбе этого населенного пункта, некогда гремевшего на всю страну за счет своего великолепного колхоза, а ныне перебивающегося с хлеба на воду, «Открытая» расскажет в ближайшем номере.  
 
Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой» газеты
 
Александр 19 марта 2014, 09:43

А чего их (т.е.) земли теперь учитывать? Они уже давно "учтены", проданы и раздарены. Так в нашем Будённовском районе один зам одного дяди подарил себе и своей семье две тысячи гектар казачьих земель, а другой дядя четыре тысячи гектар почти подарил за символические деньги (символические, конечно, для государственного кармана, но не для своего). Смотрим на Аксёнова, на Путина - сердце радуется, появляется надежда, а потом вспоминаю, что тут то рядом наши "дяди-хозяева жизни" и падаем на грешную землю, страшно становится за Россию и будущее. Ведь не Новодворская с Немцовым пятая колонна. Нет. Они всего лишь явные открытые враги. Вот эти "наши" дерьморощенные и есть пятая колонна, которая сожрет весь духовный подъем нации. Ворье и жулье, подрывающее веру в справедливость, нивелирующее патриотизм и оскорбляющее своим существованием высокий смысл жизни.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий