Поиск на сайте

 

О том, как умирало старейшее казачье поселение края, рассказывает читатель «Открытой» с болью о станице

 

Здравствуйте, уважаемая «Открытая» газета! В прошлом номере с интересом прочитал статью «Восток – дело тонкое, но важное» о проблемах восточных районов Ставрополья и, в частности, станицы Галюгаевской. Хочется верить, что власть наконец-то всерьез задумалась о бедственном положении населения этих мест.

С Галюгаевской меня связывает многое: на станичном пенькозаводе когда-то трудился мой отец, а мы, дети, ходили здесь в школу. В то время здания школы не было, и классы располагались в бывших частных домишках. Это было спустя каких-то семь лет после окончания Великой Отечественной войны.
Жилось в то время бедно и тяжело. Большая часть хат – турлучные, построенные в первые годы советской власти, без потолков, с камышовой крышей. Электричество было редкостью, имелось оно лишь на пенькозаводе да в некоторых частях станицы, где работали колхозные дизель-генераторы. А большая часть станицы освещалась свечами или керосиновыми лампами. В хатах кроме русской печи, самодельных лежанок и солдатских коек (под ними хранилось зерно, лесные груши, яблоки, терн, тыквы) ничего больше не было. Вместо полов был простелен рубероид. Таково было жилье тех лет.
Чуть позже, в 1962 году, имея за плечами восемь лет трудового стажа и диплом техника-механика, я прибыл по приглашению на Галюгаевский пенькозавод на должность главного механика.
Специалисты, направляемые после окончания учебных заведений, в этой глуши долго не задерживались. Но на сей раз государство из захудалого маломощного заводика, созданного в 1936 году, решило сделать современное предприятие, выделив на его реконструкцию почти 2 млн. рублей. Но из-за слабости подрядной организации, не имеющей нужных специалистов и современной техники, строительство затянулось на пять лет. Лишь в 1965 году были подключены к государственной энергосистеме сам пенькозавод, станица Галюгаевская и ближайшие хутора.
Рос и креп местный колхоз имени Ленина. Надо отдать должное его председателю Андрею Федоровичу Логвинову, много сделавшему для станицы. Затем на базе этого хозяйства образовался и колхоз имени Кирова в станице Стодеревской во главе с Иваном Степановичем Лымарем, тоже отличным хозяйственником.
То были годы расцвета обеих сельхозпредприятий. А затем, в 1980-е годы, когда была ликвидирована отрасль промышленности по первичной обработке конопли, начался упадок. Закрыли и пенькозавод, мотивировав это борьбой с наркоманией (хотя в то время имелись сорта конопли, не содержащие наркотиков).
Промышленные здания, сети водопровода, канализации, очистные сооружения были, по сути, оставлены на разграбление мародерам. Из-за отсутствия работы дети и внуки моих бывших коллег по Галюгаевскому пенькозаводу подались в разные концы страны на заработки. 
Будь в местной власти тогда настоящие хозяева, можно было передать площади завода под другое производство. Или приспособить его цеха для переработки сырья местного производства, чтобы обеспечить жителей станицы работой. Но ничего этого сделано не было.
Что осталось у земляков от былого? Разве что заброшенные МТФ, кошары да пустующие земли, которые прибрали к рукам расторопные людишки от власти. Как это сделал нынешний глава станицы, засеяв для себя колхозным зерном земли в бурунах.
Интересно, а как реагирует на происходящее на его малой родине Юрий Гонтарь, ныне заместитель председателя думы, возглавляющий краевое отделение партии «Единая Россия»? Ну ладно мне, «наплыву» (есть в разговорной речи галюгаевцев такой термин, которым величают пришлых в станицу людей), жаль станичников, а ведь Гонтарь – сам выходец из Галюгаевской. Наверняка знает о тяжелом положении своих земляков. Казалось бы, при его возможностях можно было помочь им с решением бытовых проблем. Но, видимо, краевым властям недосуг разбираться с такой «мелочью».
 
Валерий НЕДАВНИЙ,
пенсионер
Наша справка
Станица Галюгаевская – одна из старейших на Северном Кавказе: была основана в 1770 году волжскими казаками. Во время Кавказской войны была крупным опорным пунктом: через нее проезжали Пушкин, Толстой, декабристы. Уже в 1914 году здесь насчитывалось пять тысяч жителей, а сейчас – чуть меньше трех. 
Галюгаевских казаков всегда отличали вольные нравы. В 1771 году бывал здесь предводитель восставших казаков Емельян Пугачев (его даже избрали станичным атаманом), а в 1918-м станица участвовала в антисоветском восстании под предводительством осетина Георгия Бичерахова.
 
Федор 17 марта 2014, 00:18

Полностью согласен с автором . Хочу лишь добавить, что лично Лимарь И.С. дал команду на то,что-бы тракторами растащить ВСЕ оборудование ГПЗ. Что-бы не смогли снова запустить ГПЗ. Это первое. И второе,-а не со снятие Логвинова А.Ф. с должности Председателя , началось падение Галюгая. А колхоз из "миллионера" превратился в должника . А сегодняшние руководители думают лишь о "своих" карманах и все. Не с "этого" ли начинается "падение" всего?

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий