Поиск на сайте

 

«Открытая» газета приглашает к дискуссии на тему:

 

Кто на Ставрополье «элита»? Те, кто больше имеет, или те, кто больше умеет

 

Недавно наткнулся на  мудрое высказывание президента профессионального психоаналитического общества Владимира Медведева: «Демократия дала нам главное – новую правящую элиту, какой бы криминальной и бессознательно имперской она ни была. Как ни парадоксально это прозвучит, но именно ради этого проводились все реформы». Сказано это было почти двадцать лет назад, но, похоже, это утверждение не теряет актуальности и поныне.

А что представляет из себя слой людей, которых сегодня можно было бы назвать ставропольской элитой? Кто эти люди, которые могут разворачивать финансовые потоки, возносить или сокрушать чужие карьеры, словом, вершить судьбами тысяч и тысяч ставропольцев?

До первой половины «нулевых» социологи регулярно составляли рейтинги влиятельности региональных политиков. В книге «Самые влиятельные люди России 2003», выпущенной Институтом ситуационного анализа и новых технологий (ИСАНТ), дан обобщенный портрет «человека влияния» на Ставрополье.

Минуло всего десять лет, а никто из перечисленных в списке «самых-самых» уже не занимает прежних высоких постов. Иные еще остались в управленческих структурах края, но былое влияние улетучилось, потому что было намертво сцеплено со служебным креслом и никак не соотносилось с личными достоинствами.

А что же тогда определяет принадлежность к элите? Не просто к «руководящему и направляющему» сословию, а к элите в истинном смысле этого слова (elito по латыни – «избирать»). Это те избранные, которые служат высшим интересам общества, – без скидок, без оговорок, без сомнений... Либо способны стоять в оппозиции к действующей власти, если ее действия расходятся с интересами народа.

Мы обзвонили коллег, журналистов, отслеживающих политическую ситуацию в крае, с вопросом: «Кого на Ставрополье честнее всего назвать представителем политической элиты?» Сошлись во мнении, что это, в первую очередь, должны быть люди финансово самодостаточные. А если они во власти, то независимые от денежных мешков.

За ними не тащится шлейф коррупционных подозрений, они не дают пустых обещаний. Но осознают ответственность перед своим народом, перед обществом, а потому достойно, без самопиара, занимаются благотворительностью и меценатством. И, конечно же, эти люди должны быть глубокими профессионалами и успешными в своей деятельности.

Очертив список критериев, оказалось, что составить пофамильный список не так-то просто. На Ставрополье по пальцам пересчитать людей, которые одинаково влиятельны, честны, независимы в делах и суждениях... И все же нашлись достойные примеры и во властной среде, и в бизнесе. Список этот, может, страдает субъективизмом и, конечно же, неисчерпывающий.

Вот каких людей лично мы считаем самыми достойными представителями ставропольской элиты.

Прокурор края Юрий Турыгин. В отличие от своих предшественников, он «доверительных» отношений с местными богатеями выстраивать не стремится. Все свои полномочия (а они немалые) использует исключительно на службу закону. Чего стоит, например, его несгибаемая позиция по охране земель Кавминвод от посягательств застройщиков. Представить только, скольким «серьезным» людям он расстроил захватнические планы. И уже за это можно уважать его за личное и профессиональное мужество.

Николай Шурупов – руководитель преуспевающего СХП «Свободный труд» Новоселицкого района. Его девиз: «Не слушайте тех, кто стонет, будто на нашей земле нельзя жить». Миллионные прибыли хозяйства – лучший аргумент в его пользу. Все деньги он пускает на развитие СХП: строит коттеджи для своих работников, покупает им автомобили.

Алексей Сагал возглавляет одну из крупнейший финансово-промышленных групп края – «Арнест». Это выпуск бытовой химии, торговля, сельское хозяйство, строительство, гостиничный бизнес... И во всем успешен, потому что инвестирует в рискованные проекты, например в создание Национального аэрозольного кластера. Ахиллесова пята многих крупных собственников – эгоизм, жадность, нежелание поступаться своими интересами во имя других. Но это не к Сагалу – он неутомимо помогает школам, детским садам, церкви, простым людям...

Много делает и для благотворительности, и для благоустройства своего родного Железноводска Игорь Николаев, владелец торговой сети «Ион» и депутат краевого парламента. О своих добрых делах говорить вслух не любит, и только близкие люди знают, что каждый Новый год он в костюме Деда Мороза ездит в детские дома, чтобы привезти больным ребятишкам подарки...

Человек, на которого сегодня огромные надежды возлагает весь восток Ставрополья, – этоВасилий Савченко. Он строит самое современное пищевое производство в крае, консервный завод «Кубанская долина». Его бизнес – образец социальной ответственности: никакой химии, только «натур-продукт», чего на наших прилавках давно не встретишь.

В Шпаковском районе и Михайловске в числе представителей «элиты» первым вспомнятАркадия Дранца. Он преуспевающий бизнесмен, но людям знаком не этим: полковник запаса сумел объединить сотрудников спецслужб (бывших и действующих) из разных регионов юга в благотворительный фонд «Меценаты – детям». Дранец строит детские сады, церкви, медицинские центры, не прося за это славословий.

Человек, благодаря которому Ставропольский край может по праву называться высокотехнологичным регионом, – Александр Логвинов, бессменный директор радиозавода «Сигнал». Всегда сторонившийся политики (что в наше время не просто редкость, а исключение), он сумел не только провести стратегическое предприятие невредимым через годину бешеных реформ, но и «подстроить» его под нужны современной «экономики знаний».

Не складывает свои прибыли в офшорах и Иван Богачев, Герой Труда Ставрополья, который до недавних пор возглавлял колхоз-миллионер «Терновский» в Труновском районе. Где-то разоряются, а у него новая техника, новые технологии, места в детском саду для всех нуждающихся, высокие зарплаты, бескорыстно поддерживает молодых предпринимателей.

Особый разговор о Василии Скакуне – всемирно известном спортсмене, создателе краевой школы акробатики, воспитавшем не одного чемпиона. Его бизнес успешен: конечно же, не нувориш, но прочно стоит на ногах и многим нуждающимся помогает финансово.

Некогда городской депутат, он уже давно не имеет никакого отношения к политике. Но когда надо отстоять общественные интересы, уверенно заходит в кабинеты руководителей любого ранга и бьется за «правое дело». Власть с ним считается, а потому ему многое удается.

По духу он близок к мировым духовным авторитетам масштаба Махатмы Ганди. В Индии, едва освободившейся от английского владычества, Ганди формально не занимал никаких государственных постов, но без оглядки на его мнение не принималось ни одно важное государственное решение.

Итак, элита – это прежде всего люди харизматичные. А харизма – это сплав ресурсов (властных или финансовых), чтобы делать нечто общественно полезное, с личной энергией и моральным авторитетом. Только жаль, что годы проходят, а таких людей на политическом горизонте Ставрополья по-прежнему немного.

Вроде и богатых людей на Ставрополье с избытком, но тех, кого можно назвать лидерами, имеющими чистую репутацию, – единицы. И не в том дело, что среди сильных мира сего не найти честных и порядочных. Они есть. Но нет ни традиции, ни механизмов превращения их морального авторитета в социальный капитал, без вложения которого невозможно развитие общества.

Завершая наши размышления об элите Ставрополья, нельзя не сказать о роли губернатора. Владимир Владимиров, всего полгода назад возглавивший край, старается проводить самостоятельную политику, «равноудаляясь» от многочисленных финансово-промышленных групп. Насколько это ему под силам, пытается подчинить политическое пространство прозрачным механизмам общественного контроля, без которых элиту нам не вырастить... Удастся ли ему это – покажет время.

 

Василий КРАСУЛЯ,
Антон ЧАБЛИН,
обозреватели 
«Открытой»


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий