Поиск на сайте

 

С момента «воцарения» в Госдуме единороссы выступали главными проводниками самых непопулярных, репрессивных и одиозных законов.

Выборы в Госдуму шестого созыва в 2011 году проходили под известным лозунгом «голосуй за любую партию, кроме «Единой России». Именно в ней оппозиционно настроенный избиратель видел один из главных «источников зла». Единороссы, действительно, с момента своего «воцарения» в Госдуме выступали главными инициаторами или проводниками самых непопулярных, репрессивных и одиозных законов.

Во многом именно на «антиединороссовской» волне в Думу тогда удалось проскочить партии «Справедливая Россия», оказавшейся было уже за бортом большой политики. Серьезно расширила свое представительство КПРФ. Да и «Яблоко» сумело получить три процента голосов и впоследствии бюджетное финансирование также в основном за счет активизации протестных настроений и отсутствия в стране реальной альтернативы в лице свежих и смелых партий.

В выборах в Госдуму, которые пройдут в сентябре этого года, теоретически смогут участвовать уже почти 80 партий, из них более десятка без сбора подписей. Но призыв голосовать за кого угодно, кроме единороссов, уже не сработает. В партии власти решили не повторять старых ошибок и стараются сделать так, чтобы на предстоящих выборах ее имя как минимум не раздражало избирателей, вызывая на себя их справедливый гнев.

Единороссам удалось добиться того, что чисто формально никто не сможет теперь обвинить их в том, что именно они наштамповали за прошедшие годы несметное количество вредных законов, из-за которых Думу прозвали «бешеным принтером».

Ответственность придется делить всем думским партиям, в том числе тем, которые традиционно строят из себя оппозицию. Судя по статистике голосования депутатов, так называемый парламентский консенсус возник задолго до «крымской весны», после которой номинально оппозиционные системные партии ни разу не позволяли себе выступать с критикой президента и его внешнеполитического курса, а отыгрывались исключительно на правительстве Дмитрия Медведева.

Негласная межфракционная кооперация отчетливо начала проявляться сразу после известных событий 6 мая 2012 года на Болотной площади в Москве, которые власти расценили чуть ли не как попытку устроить «оранжевую революцию» в России. Именно с этого момента три думские фракции - КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия», чьи депутаты сразу после избрания в Думу приходили на заседания с «белыми ленточками» на груди в знак солидарности с участниками протестов в декабре 2011 года, стали все чаще выступать соавторами репрессивных и непопулярных законов, а также по команде сверху послушно голосовать за их принятие.

Хотя в самые первые дни работы Госдумы шестого созыва думская оппозиция вела себя как оппозиция и даже дружно отказалась проголосовать за избрание спикером Госдумы Сергея Нарышкина, протестуя против несправедливого распределения между фракциями руководящих кресел в думских комитетах. Да и сам Нарышкин тогда возвестил, что Дума снова становится «местом для дискуссий».

Но прошло всего полгода, как на смену «белым ленточкам» в Думу пришли «георгиевские», а сами депутаты принялись упорно закручивать в стране политические «гайки», уничтожая и без такого чахлые зачатки свобод и прав под предлогом противодействия «оранжевой угрозе» и защиты страны от внешнего «враждебного окружения».

Впрочем, в кулуарах депутаты откровенно признавались, что поступать так их вынуждает фракционная дисциплина и руководство, на которое, в свою очередь «давит АП» (администрация президента).

Достаточно взглянуть на статистику голосования по самым скандальным законопроектам и тут же становится понятно, как думские оппозиционные фракции разрывались между желанием не поссориться с Кремлем, чтобы тот не чинил препятствий на очередных выборах, и стремлением сохранить лицо перед избирателем.

Так, зачастую какая-нибудь одна из оппозиционных фракций отдавала всего лишь пару или даже всего единственный голос в поддержку одиозных законов, которые на 99,9% принимались голосами «Единой России». Но после этого уже никто не мог обвинить исключительно «единороссов», ведь в непотребном деле «засветились» также другие фракции.

Среди наиболее ярких примеров такого оппозиционного двуличия - принятие Госдумой законов о федеральном бюджете (оппозиция, как правило, дружно голосует «против» только в первых двух чтениях); об отмене прямых выборов губернаторов и большинства мэров городов и муниципальных районов, а также их представительных органов; о присоединении к ВТО; «заморозке» индексации социальных выплат; ужесточении наказания за нарушение закона о митингах и т.д.

Иногда, как в случае с последним из вышеназванных законов, принятым депутатами летом 2012 года, заметен элемент «подставы». Так, пока не изгнанный тогда еще из Думы «эсер» Геннадий Гудков и его сын Дмитрий устраивали на заседании «итальянские забастовки» в попытках застопорить этот закон, а сама фракция «Справедливая Россия» даже демонстративно покинула заседание в знак протеста против его принятия, два ее члена - Игорь Зотов и Алексей Митрофанов нажали кнопки «за». Впоследствии Зотов вообще вышел из партии, а Митрофанов до сих пор скрывается от правоохранительных органов за границей. Но часто руководство оппозиционных фракций явно спускало одному или нескольким своим депутатам указание поддержать нужный закон, выбирая в основном не известных широкой публике парламентариев.

Излюбленным среди оппозиционеров в Госдуме шестого созыва стал и такой прием, как уклонение от участия в голосовании. Ранее им пользовалась в основном фракция ЛДПР, но в нынешнем созыве на вооружение его взяли и другие парламентские партии. Это еще один способ усидеть сразу на двух стульях и остаться «чистыми» в глазах избирателя, которому оппозиционные партии всегда могут сказать, что мы, мол, не поддержали плохой закон, а о факте об отказе нажать кнопку «против» просто умолчать.

Тем не менее, ради справедливости надо сказать, что, как ни крути, даже объединившись, у оппозиционных думских фракций не было шанса перебороть «Единую Россию». Эта партия, как известно, располагает парламентским большинством в 238 мандатов из 450, что позволяет ей самостоятельно принимать любые решения и законы, кроме поправок в Конституцию. И ряд законов, хотя их счет не идет даже на десятки, «Единая Россия» провела практически исключительно собственными силами.

Среди них - закон об изменении правил игры на региональных и муниципальных выборах, увеличивающий представительство одномандатников в заксобраниях субъектов РФ до 75%. При этом Москва и Санкт-Петербург оказались на особом положении, им разрешили проводить выборы по своим правилам, самостоятельно определяя процентное соотношение между депутатами от партий и одномандатниками. Понятно, почему против этого закона практически консолидировано («за» проголосовали всего три депутата от «Справедливой России) выступила думская оппозиция - в отличие от единороссов, другие партии не могут похвастаться большим количеством сильных одномандатников и административным ресурсом.

Фактически полностью под свою ответственность «Единая Россия» в 2013 году взяла и за новую пенсионную реформу, повышающую с 2025 года минимальный трудовой стаж для получения пенсии с 5 до 15 лет, а также ее начисления с учетом пенсионных коэффициентов. Закон об этом принят голосами представителей партии власти при участии лишь семи «справедливороссов».

Без оговорок про участие представителей других фракций «Единую Россию» можно обвинять в росте цен на бензин, поскольку все другие политические силы в Госдуме все-таки отважились проголосовать против повышения акцизов в 2016 году.

Также полностью руками единороссов в очередной раз было ужесточено законодательство о проведении митингов – путем приравнивания автопробегов и установки палаточных городков к демонстрациям. При этом в Госдуме заявили, что закон принимается против «майдана», при том, что в тот момент протестовать против системы «Платон» на дороги вышли российские дальнобойщики.

Источник: © Росбалт.RU 
Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
 

Добавить комментарий