Поиск на сайте

 

В России планируется введение механизма фактического изъятия крупных банковских вкладов – так называемой «стрижки депозитов» (bail-in).

Накопления богатых клиентов предлагается использовать для спасения оказавшихся в тяжелой финансовой ситуации кредитных организаций. Чиновники убеждены, что такой способ направлен на защиту экономических интересов самих крупных вкладчиков, так как поможет избежать безвозвратной потери их депозитов.

С инициативой введения механизма bail-in выступило Министерство финансов России, уже приступившее к разработке специального законопроекта. Предполагается, что при наступлении опасности краха банка депозиты свыше определенной суммы (возможно, даже от 1,4 млн рублей) будут конвертироваться в его акции или так называемые субординированные обязательства. Эксперты сомневаются в эффективности, но убеждены в законности такого механизма.

Раскидай яйца между корзинами

В настоящее время государство гарантирует возврат вкладов на сумму до 1,4 млн рублей. Соответствующие компенсации через две недели после отзыва лицензии у банка выплачиваются за счет государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ). Если накопления гражданина превышают указанный лимит, он должен дождаться проведения процедуры банкротства, войти в число кредиторов и надеяться, что выявленных активов финансового учреждения окажется достаточно для возврата хотя бы части вложенных средств.

Такая система обеспечила защиту подавляющего большинства вкладчиков, но привела и к злоупотреблениям. Популярным стало и так называемое «дробление вкладов» – распределение накоплений между кредитными организациями и оформление депозитов на членов семьи, близких и знакомых. Кроме того, граждане стали выбирать банки, оценивая исключительно уровень предлагаемых процентов (доходности), не обращая внимания на надежность финансовых учреждений. Причем необдуманные вложения делают даже «пострадавшие» клиенты лишенных лицензий банков – порой по несколько раз получая возмещение, они вновь ищут высокие проценты.

До минувшего года АСВ справлялось с выплатами компенсаций. Но активизировавшаяся в 2014 году политика Банка России по сокращению числа кредитных организаций привела к 25-кратному увеличению расходов. В результате для выполнения обязательств перед гражданами агентству пришлось получать займы в Банке России. По оценкам экспертов, в этом году лицензии могут лишиться до 10 процентов российских кредитных организаций, для компенсации вкладчикам которых уже выделен новый заем в 116 млрд рублей.

Участники рынка и эксперты предлагали разные способы решения нарастающей проблемы. Так, глава ОАО «Сбербанк России» Герман Греф выступил с инициативой ограничить компенсации «профессиональным» вкладчикам, «бегающим» между банками в поисках высоких процентов. На совещании у премьер-министра в мае прошлого года он предложил выплачивать возмещение из АСВ не чаще одного раза в пять лет или вообще однократно и так далее. Такие ограничения, по мнению руководителей крупнейших банков, «повысят спрос на их более дешевые, но и, как считается, более надежные депозиты». Но такая идея так и не была реализована.

Спасение утопающих...

Иной вариант предложили в Минфине. Ведь на сегодняшний день одной из главных причин банкротства кредитных организаций остается низкое качество активов. Тогда как Банк России из года в год ужесточает требования к наличию собственного капитала, на повышение которого у владельцев банков нет соответствующих средств.

Механизм bail-in планируется реализовать в испытывающих финансовые трудности и находящихся на грани отзыва лицензии банках. Часть депозитов, не обеспеченных реальными активами, будет конвертироваться в акции или субординированные обязательства. В результате нагрузка (объем задолженности) существенно сократится, а уровень капитализации увеличится. Таким образом, крупные вкладчики становятся совладельцами банка, фактически «спонсируя» его финансовое оздоровление, чтобы со временем вернуть свои вложения. В противном случае кредитная организация окажется банкротом, причинив ущерб всем кредиторам (корпоративным клиентам, АСВ, вкладчикам с депозитами свыше 1,4 млн рублей, сотрудникам и иным). «Такой механизм будет наилучшим образом отвечать защите их экономических интересов и поможет избежать безвозвратной потери средств, размещенных на депозитах в банке», – отмечают в ведомстве.

По мнению экспертов, «стрижка депозитов» не нарушает гарантированные Конституцией России права собственности. Ведь формально средства вкладчика никто не изымает – вместо депозита гражданин становится владельцем акций или субординированных обязательств.

Хотя вопрос надежности и законности использования последних остается под вопросом. По действующему закону о банкротстве кредитных организаций выплаты по таким займам осуществляются в самую последнюю очередь. То есть если банк все же «умрет», то крупные вкладчики почти гарантированно останутся у разбитого корыта. Кроме того, в конце 2014 года опять же в целях финансового оздоровления банков законодатели разрешили при снижении экономических показателей до критического уровня в одностороннем порядке аннулировать обязательства по субординированным кредитам.

На практике такую норму попытались применить даже к ранее заключенным договорам. Так, находящийся под патронажем АСВ банк «Таврический» отказался от обязательств по субординированным кредитам перед ООО «Орими» на 15 млн евро, Санкт-Петербургским банком инвестиций на 384 рублей и ООО «Санкт-Петербургская инвестиционная компания» на 150 млн рублей. Однако единая судебная практика по этому вопросу пока не сложилась – в одних случаях арбитражи указывали на невозможность придания закону обратной силы, в иных – соглашались с возможность применения новой нормы даже к ранее заключенным несколько лет назад контрактам.

Богатые тоже плачут

Вместе с тем пока не определен главный вопрос – на кого будет распространяться механизм bail-in. В Минфине отмечают, что изначально он рассматривался только для юридических лиц, однако теперь обсуждается возможность его распространения и на частных вкладчиков, чьи депозиты «значительно превышают лимит страхового покрытия» (то есть 1,4 млн рублей).

Неофициально озвучиваются разные суммы – от 100 млн до 1 млрд рублей. Точная доля таких вкладов не публикуется. Но примером может служить лишившийся лицензии две недели назад «Внешпромбанк», в котором хранились в том числе VIP-депозиты: общий объем вкладов согласно последней опубликованной отчетности превышал 73 млрд рублей, тогда как размер компенсации АСВ составил всего 45 млрд.


Справка

В 2014-2015 году были отозваны лицензии 138 кредитных организаций, включенных в систему АСВ. Страховое возмещение в 572 млрд рублей получили 1,3 млн их вкладчиков.


Мнение экспертов

Олег Ганюшин, юрист Адвокатского бюро «Прайм Эдвайс Санкт-Петербург»
 
Механизм bail-in успешно используется в ряде стран и в целом призван усилить защиту прав вкладчиков и стабильность банковской системы. Поэтому введение подобного механизма в наше законодательство можно только приветствовать. 

Сам по себе такой институт не противоречит Конституции России. Главный закон нашей страны допускает ограничение прав и свобод гражданина в целях защиты публичных интересов. Такое ограничение происходит и по сугубо экономическим причинам, когда в результате банкротства кредитной организации очевидна невозможность полного удовлетворения требований всех вкладчиков. 

Предлагаемый механизм bail-in предполагает, что крупные вкладчики будут нести обычные экономические риски инвестора в виде возможной потери накоплений. Для гарантии большей защиты их прав депозит конвертируется в той части, которую они все равно бы не получили из-за проблем в кредитной организации.

Однако с подобным институтом законодателю необходимо быть максимально аккуратным в формулировках: ограничение прав, выраженное в конвертации депозитов, не должно быть выборочным и приводить к получению выгоды одними кредиторами банка за счет других, которых настиг bail-in. Это уже будет противоречить смыслу закона о банкротстве. И именно так, например, произошло с регулированием субординированных кредитов, когда законодатель разрешил прекращать обязательство по воле банка.

Владимир Джикович, президент Ассоциации банков Северо-Запада

Хочется верить, что такой проект не будет реализован. На неподготовленную аудиторию подобные решения выносить нельзя. Ведь для экономики очень хорошо, что крупные денежные средства хранятся гражданами в отечественных банках, а не «под подушкой», в валюте или за границей. 

Предложение фактически изымать депозиты с целью поддержки оказавшихся в тяжелой ситуации кредитных организаций лишь усилит негативные явления и приведет к оттоку всех вкладов. Крупные же вкладчики будут дробить суммы или выводить средства из страны.

К тому же норма, по моему мнению, бессмысленная: если банк дошел до отзыва лицензии, то у него уже нет денег, и крупные вкладчики вряд ли что-нибудь получат.

Павел Кудрявцев, вице-президент, директор департамента по работе с VIP-клиентами банка ВТБ24

На мой взгляд, инициатива введения механизма bail-in достаточно спорная. Окончательные выводы можно будет сделать, только когда будут понятны все детали. Реализация такой идеи скорее всего может вызвать дальнейший переток средств из мелких и средних игроков в банки, сомнений в надежности которых нет. 

По нашим оценкам, еще в 2014 году более половины всех вкладов принадлежало всего 1 проценту вкладчиков, то есть концентрация рынка остается очень высокой. События последних двух лет привели, скорее всего, к увеличению такой концентрации. Доля крупнейших вкладов на рынке очень значительная.

Дмитрий Захаров, финансовый эксперт

Не совсем понятна цель внедрения данного механизма. Если государство хочет сократить расходы на санацию банков, то вовлечение в процесс физических лиц кардинально не изменит ситуацию. Если же речь идет об успокоении крупных вкладчиков и программе «вклад-акции-деньги», то покажите мне ту публичную площадку, где новоиспеченный владелец 1 или даже 10 процентов акций банка может их продать. 

Я почему-то скептически отношусь к данному механизму, и мне всё видится в черном цвете... Воображение рисует страшные картины по недружественному поглощению небольших банков, путем размещения в них вкладов, сопоставимых с размером капитала банка. Незадолго до возникновения проблем.

С другой стороны, возможно, данный механизм сделает более прозрачными рынок купли-продажи кредитных организаций и саму процедуру санации путем принудительного вовлечения новых участников.

На доверии вкладчиков введение механизма bail-in никак не отразится. Доля физических лиц с такими суммами в банках с ненулевой вероятностью отзыва лицензии очень мала. А если и есть такие вклады, то размещены они скорее всего или аффилированными лицами, или под предоставление личных гарантий собственников.

Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
 

 

Добавить комментарий