Поиск на сайте

 

 

Уголовные дела по реконструкции губернаторской резиденции «Ангарский хутор», строительству Ледового дворца и возведению детских садов в Иркутской области, возбуждённые по прямому указанию генерала Бастрыкина, могут развалиться.

К такому выводу приходят независимые эксперты, уже на протяжении почти года следящие за развитием событий. Причиной нежелания правоохранителей вскрывать «уголовные нарывы» может стать вероятное уголовное преследование экс-губернатора Приангарья Сергея Ерощенко, который, возможно, до сих пор тесно связан с руководителем СУ СК России по Иркутской области Андреем Буневым.

Председатель СК России Александр Бастрыкин. Фото Пресс-служба Президента России / kremlin.ru

Нам начальство не указ?

В конце лета прошлого года, когда в Иркутской области полным ходом шли военные действия в ходе досрочных губернаторских выборов, председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин дал поручение возбудить уголовные дела по трём эпизодам. В них так или иначе был замешан главный претендент на кресло главы области, тогда врио губернатора Сергей Ерощенко. А инициатива о возбуждении дел исходила от его прямого конкурента, депутата Госдумы от КПРФ Сергея Левченко.

Речь идёт о реконструкции губернаторской резиденции «Ангарский хутор», шикарный ремонт которой и её меблировка обошлись почти в полмиллиарда рублей, неэффективном расходовании бюджетных средств при строительстве детских садов и реконструкции Ледового дворца в Иркутске. Для жителей Приангарья эти темы не в новинку. О масштабных злоупотреблениях при проведении работ местные и федеральные СМИ (в том числе и наша газета) писали неоднократно. Однако с момента возбуждения уголовных дел прошёл почти год, а следственные органы хранят полное молчание. Эксперты уверены: дела пытаются замять, даже несмотря на контроль со стороны руководства СКР.

Ловкость рук при строительстве детских садов

С момента прихода к власти в Иркутской области губернатора Ерощенко в Приангарье резко увеличились масштабы строительства детских садов. Многие эту трепетную заботу связали с прямым выполнением указания президента России Владимира Путина. Но, когда начинаешь вникать в механизмы, которые использовались при строительстве социальных объектов, возникает стойкое ощущение, что эта тема для предприимчивых людей стала лишь способом наживы.

Во-первых, по логике, для того чтобы снизить очередь в детские сады, новые здания нужно было строить в городах, где эта очередь была самой большой. А это – Иркутск (в очереди в 2013–2015 годах стояло около 30 тыс. детей), Ангарск (до 5 тыс. детей), Шелехов, Братск, Усть-Илимск. Однако массовое строительство началось в небольших посёлках и деревнях подальше от областного центра. Во-вторых, для строительства был выбран не кирпич или брус, а достаточно недорогой и совсем непроверенный в суровых сибирских условиях материал под названием ОСБ-плиты. Понятно, что для неизбалованных сельских жителей сошёл и такой материал, но здесь вытекает в-третьих. По идее, стоимость таких детских садов должна быть значительно ниже. Но нет. По итогам проверки Счётной палаты РФ, в нескольких детских садах, построенных по такой технологии, цена была завышена в два с лишним раза по сравнению с рекомендованной. Например, детский сад на 49 мест в небольшом селе Алужино с населением в 500 человек обошёлся бюджету почти в 80 млн рублей.

И наконец, в-четвёртых. Уже доподлинно известно, что большую часть объектов возвела фирма «Сибстальстрой» предпринимателя Эдуарда Мелконяна. Его называют приближённым к бывшему губернатору Ерощенко человеком. При этом подряды господин Мелконян получал не в результатах конкурсных процедур. Их не было вообще, поскольку детские сады строились под выкуп: предприниматели возводили объект, а уже затем по установленной цене их выкупал бюджет. О прозрачности здесь говорить даже и не стоит. А сейчас выясняется, что и качество садиков совсем не на должном уровне. Так, по требованию ТО ТУ «Роспотребнадзор» по Иркутской области судами была приостановлена работа нескольких дошкольных учреждений. Причина – превышение от 2 до 20 раз содержания в воздухе предельно допустимых содержаний фенола, формальдегида и ряда других вредных веществ. Правда, следствие, накопившее по этим фактам уже несколько десятков томов, преступных действий или злого умысла не видит.

Ледовый дворец, или Преступная пирамида

Строящийся уже вторую десятилетку в Иркутске Ледовый дворец с виду напоминает египетскую пирамиду, а на самом деле уже давно стал финансовой пирамидой по выкачиванию средств из бюджета. С начала его строительства было потрачено более миллиарда рублей, но объект в эксплуатацию так и не введён. В 2015 году решением правительства Сергея Ерощенко дворец был передан в концессию одной из местных фирм. По условиям соглашения концессионер должен был вложить в достройку дворца 400 млн рублей, после чего объект мог быть официально введён в эксплуатацию. Однако средств вложено не было, хотя фирма моментально начала давать рекламу о наборе в группы и фактически зарабатывать деньги.

Таким мог бы стать Ледовый дворец в Иркутске

Источники в региональном правительстве отмечают, что в нынешней ситуации подписание акта о вводе в эксплуатацию объекта в дальнейшем может грозить уголовной ответственностью. Дело в том, что дворец построен из металлоконструкций, которые почти 10 лет без консервации простояли под открытым небом.Когда было принято решение возобновить достройку дворца, технических или других испытаний на прочность не проводили. Да и дальнейшее качество работ вызывает огромные вопросы, поскольку реконструкция велась непрозрачно. К тому же оказалось, что со стройки выводили огромные деньги. Так, компанию-подрядчика – ООО «Спецстрой-7», вернее, её директораМаксима Ковпака подозревают в незаконном присвоении более 150 млн рублей. Уголовное дело, возбуждённое в отношении Ковпака, сейчас рассматривает Свердловский районный суд Иркутска.

Но и здесь выясняется, что под суд попали лишь исполнители. В ходе расследования, которое провели местные журналисты, выяснилось, что ООО «Спецстрой-7» зарегистрировано по одному и тому же адресу, что и фирма «Истлэнд» – холдинг экс-губернатора Сергея Ерощенко. Более того, ещё до своего губернаторства Ерощенко неоднократно принимал участие в совещаниях по строительству Ледового дворца от лица застройщика. Но следствие этих фактов упорно не видит, предпочитая подозревать других.

Резиденция для себя любимого

Ещё одна «тёмная» история времён правления Сергея Ерощенко и по которой возбуждено уголовное дело – реконструкция резиденции «Ангарский хутор». Располагающийся в живописном месте на берегу реки Ангары гостиничный комплекс, в котором бывали Гельмут Коль, Борис Ельцин, жили иркутские губернаторы Игорь Есиповский и Дмитрий Мезенцев, нового главу региона Сергея Ерощенко не устроил. В итоге разными «кривыми» схемами на реконструкцию «Хутора» было потрачено почти 500 млн рублей. Из них половина – деньги регионального бюджета. На резонные запросы депутатов Законодательного собрания, на что будут потрачены эти средства, представители губернатора отвечали, что объект является секретным, а значит, и траты секретные.

Однако практически сразу же в Интернет попал отчёт Контрольно-счётной палаты Иркутской области, из которого выяснилось, что реконструкция шла с грубейшими нарушениями, а бюджетные средства были потрачены на мебель и элементы декора элитного класса. Например: джакузи из японского кипариса за 900 тыс. рублей, велотренажёр за миллион, зеркало за полтора миллиона рублей, простыня за 65 тыс. рублей, клюшки для гольфа и кепки за 200 тысяч...

По данным проверяющих, дорогие безделушки почти на 100 млн рублей являлисьсобственностью частного подрядчика, который по договору аренды передал данное имущество в аренду для оснащения ГОК «Ангарский хутор». А арендная плата составила 98тыс. рублей в год. Хороший подрядчик, ничего не скажешь. Только возникает резонный вопрос, а где бюджетные средства? Но на него следственные органы безуспешно пытаются ответить уже почти год.

Сладкая парочка?

В чём же причина такого затягивания дел? Некоторые наблюдатели усматривают влияние, которое оказывает бывший губернатор Ерощенко на начальника СУ СК РФ по Иркутской области Андрея Бунева. Последний был назначен на руководящую должность практически сразу же после утверждения Сергея Ерощенко в должности губернатора. По сведениям газеты «Совершенно секретно», начальник следственного управления практически сразу поселился в коттедже элитного посёлка «Гринлэнд», построенного фирмой, подконтрольной проигравшему губернатору. Возможно, он проживает там и сейчас?

Может быть, помехой является экспансия земляков Андрея Бунева? Ведь всё это время в Иркутск на руководящие должности приезжали малоизвестные люди из Красноярского края – родины Андрея Бунева. Назначались они на самые «хлебные» места. Так, заместителем председателя правительства области, курирующим лесной комплекс, был красноярец Павел Безматерных,его земляк Иван Носков возглавлял министерство жилищно-коммунального хозяйства, транспорта и связи, а сейчас работает вице-мэром областного центра. Большая группа красноярцев контролировала агентство лесного хозяйства. При этом за три года работы губернатора Ерощенко следственные органы почему-то ни разу не выступили с критикой регионального правительства,не говоря уже о возбуждении уголовных дел. Да и сейчас сомнительные дела экс-руководителей региона почему-то не выходят на белый свет. Вот такие вопросы возникают к шефу СУ СК по Иркутской области генералу Буневу.

И как же быть с распоряжениями генерала армии Александра Бастрыкина – непосредственного начальника Андрея Бунева? Ведь это же Бастрыкин приказал возбудить ряд уголовных дел по явно коррупционным преступлениям в Иркутской области. Только результата пока нет, и когда он будет – вот в чём вопрос.

 
Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news

Добавить комментарий