Поиск на сайте

 

 

Формирование будущих пенсий планируется переложить на самих трудящихся.

По умолчанию на специальные счета работодатели будут дополнительно удерживать с зарплаты до 6 процентов. При этом действующие сборы не сокращаются.

Все поступления в Пенсионный фонд России (ПФР) уходят на выплаты сегодняшним пенсионерам, хотя еще три года назад четверть этих средств зачислялась на индивидуальные накопительные счета работающих. За счет этих денег им обещали весомую прибавку к пенсии в будущем. Такая система стимулировала россиян требовать от работодателей «белую» заработную плату.

В этом году государство впервые призналось, что собираемых средств не хватает даже на индексацию текущих пенсий, реальный размер которых начал стремительно снижаться. Лишиться ее могут и трудящиеся преклонного возраста.


Сам себе режиссер

Концепция индивидуального пенсионного капитала (ИПК), представленная на минувшей неделе руководством Банка России и Министерства финансов РФ, предусматривает, что такой капитал будет формироваться в негосударственных пенсионных фондах (НПФ) за счет добровольных отчислений граждан. Удерживаться они будут принудительно, но в любой момент можно приостановить уплату взносов, воспользовавшись «каникулами». Кроме того, в счет ИПК изначально планируется перевести уже сформированные до 2014 года накопления. «Таким образом, стратегия накопления будет определяться непосредственно самим гражданином. Все средства индивидуального пенсионного капитала будут собственностью гражданина, в определенных случаях ими можно будет воспользоваться до пенсии», – отмечают разработчики.

В подтверждение правильности реформы чиновники апеллируют к результатам проведенного социологического опроса – только 18 процентов респондентов не намерены участвовать в системе формирования индивидуального пенсионного капитала, а идею автоматического удержания взносов поддержали 73 процента опрошенных.

Правда, с чем соглашались столь активные граждане, пока не ясно – на Московском финансовом форуме чиновники в режиме дискуссии озвучили лишь основные идеи программы – в пресс-службах ведомств отказались предоставить АПИ хоть какие-нибудь материалы по теме. Сам документ планируется опубликовать, только когда он будет внесен в Правительство России. «При разработке концепции мы ставили цель – создать эффективный, понятный и прозрачный инструмент формирования работником своего пенсионного капитала с сохранением государственных гарантий. Предлагаемая система не затрагивает пенсионные права, формируемые в баллах, и является дополнением к государственной пенсии», – заявил заместитель председателя Банка России Владимир Чистюхин. 

За веру, бюджет и отечество

По действующему законодательству пенсия состоит из четырех составляющих (уровней). Первый – социальная пенсия – мизер, который положен всем. Второй уровень – трудовая пенсия, выплачиваемая в зависимости от стажа и дохода. Третья и самая спорная – накопительная часть. Дополнительный доход могут получать пенсионеры, участвующие в системе софинансирования, а также самостоятельно или через компании перечислявшие дополнительные добровольные взносы в НПФ. Активными участниками последних сейчас является всего 6,8 млн человек.

Конституция России гарантирует каждому гражданину социальное обеспечение по возрасту. Его уровень определяется так называемым коэффициентом замещения – долей заработной платы, которую достигший преклонного возраста трудящийся будет получать в виде пенсии. Согласно принятой еще в 1952 году Конвенции Международной организации труда (МОТ), такой коэффициент должен составлять не менее 40 процентов (при условии выработки 30 лет стажа), а максимальный возраст выхода на пенсию – 65 лет. Россия к этой Конвенции не присоединилась, хотя, по словам заместителя министра труда и социальной защиты РФ Андрея Пудова, для отечественных законодателей она является определяющей.

Пока в нашей стране такой коэффициент не превышает 33-35 процентов. Увеличить размер пенсии планируется как раз счет дополнительных сборов в государственный ПФР. В 2008 году государство объявило о программе софинансирования – гражданам, вложившим в год от 2 до 12 тысяч рублей личных средств, пообещали увеличить такие инвестиции в четыре раза. Но несмотря на масштабную рекламу, этой, на первый взгляд очень выгодной, программой заинтересовалось всего 2,5 млн россиян, а средний взнос составил всего 7,6 тысячи рублей.

Такая пассивность граждан объясняется в первую очередь низкими доходами. Ведь 70 процентов населения не имеет накоплений вообще, а 14 процентов не получает даже прожиточного минимума. Кроме того, многократные пенсионные реформы девальвировали доверие граждан. Напомним, что «привязать» пенсию к зарплате обещали еще в середине 90-х, но первый закон о накопительной составляющей был принят только в 2003 году. А уже через два года государство исключило из участия в такой системе так называемых «шестидесятников» – россиян, родившихся до 1967 года и в течение нескольких лет исправно пополнявших бюджет ПФР. Такое решение объяснили необходимостью обеспечить финансовую устойчивость системы в целом, и Конституционный суд России признал подобную «реквизицию» обязательств легитимной. В результате кризиса 2008 года «сгорела» часть переданных в частные управляющие компании накоплений ПФР, но государство опять же возложило эти убытки на плечи самих трудящихся.

Молчать всем

Представители Банка России полагают, что в новой добровольной системе согласится участвовать до 80 процентов работающих. Причем первый заместитель председателя ЦБ Сергей Швецов не отрицает, что «главным двигателем» станет инертность большинства граждан – взносы в размере до 6 процентов будут автоматически удерживаться из зарплаты. «Система будет работать по умолчанию. Чтобы не участвовать в ней, нужно совершить много активных действий – написать заявление, что я в здравом уме и трезвой памяти лишаю себя будущего», – поясняет Сергей Швецов. 

Причем, в отличие от действовавшей шесть лет программы софинансирования, новая концепция не предусматривает приумножения индивидуального капитала. То есть собранные с граждан средства будут инвестироваться в пассивные и чаще всего малорентабельные финансовые инструменты. На сегодняшний день доходность портфелей управляющих компаний, допущенных к работе с активами ПФР, составляет от 5 до 12 процентов годовых. ВЭБ, который управляет 98 процентами накоплений (так называемых «молчунов»), увеличивает их всего на 7,4 процента в год. В качестве дополнительного стимула государство обещает освободить добровольные взносы от налога на доходы физических лиц (НДФЛ), но сэкономленные таким образом 13 процентов примерно за полтора года поглотит инфляция. 

Великий чилийский путь

По словам Владимира Чистюхина, разработчиками программы был «изучен опыт зарубежных стран, успешно внедривших добровольный компонент пенсионной системы». Таким примером может быть Чили, где во времена правления Аугусто Пиночета по рекомендации экспертов Всемирного банка полностью заменили государственную распределительную систему на формирование индивидуальных пенсионных накоплений. Международные финансисты были уверены, что этот эксперимент покажет всем эффективность «усиления личной ответственности граждан за свою старость». Схожие проекты в 90-х годах прошлого века были начаты и в других латиноамериканских странах (Мексике, Боливии, Сальвадоре, Доминиканской Республике, Колумбии и Перу), а Аргентина, Уругвай, Коста-Рика и Панама соединили распределительный и накопительный механизмы финансирования пенсий.

Но такая реформа привела к экономической катастрофе. Уровень неофициальной занятости вырос до 47 процентов, а более половины чилийских участвовавших в накопительной пенсионной системе пенсионеров нуждаются в государственной поддержке. Причинами краха признали в том числе крайне низкий уровень вовлечения населения в пенсионную систему и рост текущих государственных расходов на выплату минимальных и социальных пенсий.

Критики полагают, что Россия может пойти по опасному «чилийскому» пути. Подтверждением тому являются общие «симптомы». Например, средний стаж выхода на пенсию в нашей стране не превышает 25-27 лет, тогда как в развитых странах – 45-47 лет. С учетом «периода дожития» (срока после выхода на пенсию до смерти) в 20 лет, чтобы получать 40 процентов зарплаты, трудящийся должен отдавать в накопление не меньше 30 процентов своей зарплаты и гарантировать ее защиту от инфляции. 

Более того, любое принудительное изъятие части легальной зарплаты автоматически стимулирует работодателей и граждан перейти «серую». Иные же очень скоро поймут бессмысленность отчислений и, написав соответствующие заявления, потребуют выплачивать им полную заработную плату.


Мнение экспертов

Елена Кудрявцева, доцент департамента менеджмента Санкт-Петербургской школы экономики и менеджмента НИУ ВШЭ

Уже давно было ясно, что пенсионная система не выдерживает нагрузки, а ее идеология не соответствует демографическим и экономическим реалиям. Тем не менее, пока бюджет мог поддерживать деятельность ПФР, проблема не решалась. К 2018 году закончатся все резервы, до этого момента способствовавшие сохранению статус-кво. Сначала стали говорить об увеличении возраста выхода на пенсию, затем произошло замораживание накоплений и сокращение категорий пенсионеров, которые могут рассчитывать на индексацию. Теперь речь идет об изменении системы зачисления средств и образовании персональных счетов. Но опять все предлагаемые меры рассчитываются, исходя из понимания задач сегодняшнего дня.

Что бы можно было сделать? Самое главное – необходимо разделить программы реформирования пенсионной системы для представителей разных поколений. Это очень важно, так как у людей, относящихся к разным возрастам, разные шансы изменить свое будущее собственными силами. Необходимо снизить приоритет инвестиций в собственное жилье – этот инструмент накопления используют в том числе те слои населения, которые не могут себе этого позволить. В результате ипотека ложится основным бременем на среднестатистическую семью и перекрывает иные формы создания подушки безопасности. И конечно, следует отказаться от идеи добровольности пенсионных отчислений в той форме, которая сейчас предлагается. Странно ожидать высокой активности к накоплениям в такой форме, так как риск обесценивания этих отчислений остается слишком большим.

Сергей Швецов, первый заместитель председателя Банка России

В России есть много инструментов, которые позволяют накопить на пенсию. Например – сделки с недвижимостью: при выходе на пенсию можно продать квартиру и переехать на дачу или в более дешевое жилье. Неплохие проценты предлагаются по банковским депозитам, есть рынок ценных бумаг – акции и долгосрочные облигации. Но большинство населения не может выделить достаточно времени, чтобы в этом разобраться. Кроме того, в жизни очень много соблазнов: начиная копить на пенсию, можно эти деньги «по дороге» использовать как-то иначе. 

Для низкообеспеченных граждан двухуровневой системы обеспечения достаточно. Например – пенсия в 15 тысяч при заработной плате в 24 тысячи, то есть коэффициент замещения 62,5 процента. Третий уровень – накопительную часть – нужно создавать как можно раньше. Понятно, что в 20 лет вокруг много соблазнов, трудно думать о пенсии и отрывать от себя какую-то часть доходов. Пенсионная система продает уникальный продукт: это не просто накопления и доверительное управление – она защищает вас от отсутствия финансовой дисциплины. 

Сергей Беляков, председатель совета Ассоциации негосударственных пенсионных фондов «Альянс пенсионных фондов»

Количество желающих вступить в добровольную систему накопительного пенсионного страхования очень быстро будет стремиться к нулю. Не стоит недооценивать уровень финансовой грамотности населения – оно понимает, как распоряжаться своими деньгами. 

На первом этапе сохранится эффект «молчуна», когда благодаря нежеланию совершать какие-либо активные действия в системе НПФ и накопительной компоненте сохранится какая-то сумма. Но когда граждане с падающими доходами, невысокими зарплатами и  высокой закредитованностью, с абсолютной неуверенностью в завтрашнем дне и желанием не копить, а тратить, получат первые платежки от работодателей и увидят отчисления – решение будет принято, и мне понятно, какое. 

Финансовое поведение складывается из трех составляющих: я хочу что-то купить, я могу это купить и я принимаю решение. Сегодня граждане не хотят отчислять, так как размер пенсии – ничтожно малая величина. Не могут, так как доходы падают. Да и вынуждены отказаться от доверия к системе пенсии, так как все предыдущие решения государства, которые преподносились как стратегические, отменены. 

Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
 

Добавить комментарий