Поиск на сайте

 

В исправительных колониях продолжают использовать рабский труд зеков.

Однако россияне чаще одобряют репрессивные методы в отношении заключенных, если люди видят, что это делается в интересах всего общества.

Россия заняла первое место по количеству нарушений статей «Европейской конвенции по правам человека» в 2015 году. Об этом говорится в опубликованном отчёте Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Согласно документу, в 2015 году ЕСПЧ вынес 109 решений, в которых признал Россию виновной в нарушениях Конвенции. На втором месте оказалась Турция с 79 обвинительными вердиктами, за ней Румыния -72 и Украина - с 50.

ИК №13 в Нижнем Тагиле

Конвенция о правах человека - это правила, регулирующие отношения между властью и человеком. Нужно четко понимать, что нарушителем их может быть только государство. А сами права, базируются на признании человеческого достоинства. Возможно ли существование сотен тысяч людей, не имеющих такой роскоши, как права человека? Ни где-нибудь в стране третьего мира, а у нас, в современной, демократической и цивилизованной России? К сожалению, такие люди есть - это осуждённые, отбывающие срок наказания в исправительных учреждения УФСИН России. Их права просто некому защищать. Связь с внешним миром полностью контролируется администрацией учреждения. Любые жалобы со стороны заключённых попадают к правозащитникам и в СМИ только в исключительных случаях, когда ситуация уже критическая, а из-за «колючки» доносятся слабые призывы о помощи. Чаще всего исправить уже что-либо поздно. Скандалы, связанные со смертью заключённых, сотрясают службу с пугающей периодичностью. Один из известных случаев произошёл в Челябинске на территории колонии №1 в Копейске, где осужденные напали на представителей администрации, в ответ охраной были применены спецсредства. Позже четверо потерпевших заключенных скончались. В ходе расследования выяснилось, что сотрудники колонии, в том числе руководство в лице генерала Владимира Житкова и его заместителей, инсценировали беспорядки, чтобы скрыть факты насилия над заключенными. 

ИК №13

Чаще всего утечка информации, о нарушении прав человека внутри колонии, идёт через освободившихся заключенных. Один из них - Роман Корнилов, «отсидел» два года в ФКУ ИК-13 города Нижний Тагил. После освобождения, он рассказал СМИ о нарушениях, происходивших на его глазах: «После того, как ты попадаешь за решётку, тебя прежнего больше не существует, ты перестаешь быть личностью, а следовательно, лишаешься всех прав, переходишь в полное подчинение окружающим тебя обстоятельствам, которыми руководит администрация учреждения. Многие сопротивляются, но их ломают и физически, и психологически. Помимо денежных поборов, заключённых  заставляют работать на вредном производстве без средств защиты...». Само государство в лице надзирателей забывает, что осужденные к любой мере уголовно-правового характера, в том числе связанной с их изоляцией от общества, остаются гражданами своего государства и на них распространяются общегражданские права и обязанности, установленные Конституцией Российской Федерации.

На «зоне» государство представляют работники администрации, они же и охраняют заключённых от остального мира. В случае нарушения прав человека, представителями администрации, осуждённому просто некуда обратиться, кроме как к тем же сотрудникам. Этот замкнутый круг не разорвать. Можно, конечно, вспомнить о правозащитных организациях и наблюдательных комиссиях. Но они сами признаются в своём бессилии изменить ситуацию. Об этом говорит член ОНК, педагог-психолог «Центра социальной адаптации святого Василия Великого» Елена Галактионова.

«Правозащитная деятельность настолько минимальна и настолько формально выглядит. В настоящий момент ОНК расширили до 40 человек, но прав и возможностей влиять на происходящие у неё нет. Куча бумажной волокиты, минимальная помощь от государства. Сделано всё, чтобы комиссия не могла реально исправлять ситуацию. В случае ЧП члены комиссии могут попасть в исправительное учреждение только через несколько дней после согласования документов. К этому времени все улики уничтожены, участники правонарушения спрятаны или переведены...».

Бунт в колонии Копейска

Сложившуюся ситуацию с нарушением прав человека в местах лишения свободы исправить сложно. Данная проблема долгое время замалчивалась. Нынешнему руководству досталась прогнившая, насквозь коррумпированная система. И если в центральной части России, можно сказать, что ситуация не критична, то чем дальше на восток, тем плачевнее. Нашли и виноватого в развале всегда отличной в нашей стране системы лагерей. Им стал, недолгое время стоявший у руля пенитенциарной системы - Александр Реймер, которого президент Владимир Путин на третьем году работы уволил с поста директора Федеральной службы исполнения наказаний. Кстати, одним из факторов, приблизивших отставку, считается беспрецедентный случай массовых беспорядков в копейской колонии № 1 в Челябинской области. За неполные три года работы, по мнению экспертов, силовик запомнился крупнейшими инцидентами с нарушением прав человека в системе ФСИН и коррупционными скандалами с участием надзирателей. Новым директором ФСИН стал Геннадий Корниенко, выходец из ФСО, экс-руководитель Государственной фельдъегерской службы. Он уже несколько лет пытается восстановить порядок в наследованном им министерстве.

Александр Реймер

Но жалобы продолжают просачиваться. В ИК-13, по словам освободившихся заключённых, продолжают использовать заключенных на вредных для здоровья человека работах. Отказаться осужденный не может. За невыполнение его ждёт штрафной изолятор. Работает на производстве почти весь лагерь, кроме лиц, поставленных администрацией на внутренний контроль. Люди работают минимум 8 часов, бывает и гораздо больше. Конечно, это не ГУЛАГ, получают заключенные и зарплату, по 300-400 рублей в месяц. Работы проводят различные: от пошива одежды до выполнения оборонных заказов. На одежде, кстати, не ставится место производство - ИК, а пишется лейбл обычной гражданской фабрики. Доходы, конечно, немалые, если учесть, что на зарплату силовики не тратятся. Подсчитать эти доходы пока не реально, ведь всё производство находится в самом закрытом органе Минюста России. Но о размахе коррупции в нём можно судить и по уже ставшей известной тайной деятельности экс-главы ведомства. В СКР отчитались о завершении расследования дела о хищениях при закупке электронных браслетов для ФСИН, одним из фигурантов которого является бывший руководитель ведомства Александр Реймер. Как установили следователи, устройства закупались по завышенной в несколько раз цене, что обошлось бюджету в 2,7 млрд рублей.

Новые скандалы не заставили себя ждать. Для людей, чей труд оценивается так дёшево, не пожалели денег на зубную пасту и бритвенные станки. Внимание общественников привлекла закупка - 18,5 млн бритвенных станков и 3,4 млн тюбиков с зубной пастой для заключенных Свердловской области, чье количество не превышает 32 тысяч человек. На официальном сайте госзакупок был размещен соответствующий контракт на сумму около 140 млн рублей. Закупка производилась у единственного поставщика, но кто именно получил этот госконтракт, в материалах не указывается. Активисты заявили: «Если «пробить» поставщиков по базе ЕГРЮЛ, то большая часть обладает признаками фирм-однодневок. У них юридические адреса указаны в так называемых «местах массовых регистраций», сами фирмы находятся на стадии ликвидации или с исполнительным производством за неуплату налогов. Кроме того, по данным бухгалтерской отчетности, они не ведут хозяйственной деятельности, имеют всего по одному госконтракту именно с ИК. Это с высокой степенью вероятности указывает на подготовку к выводу бюджетных денег, не исключено, что по сговору с заинтересованными лицами в структурах организации-заказчика».

Многие скажут, что сейчас не время решать проблемы заключённых, они сами виноваты, пускай расплачиваются. «Даже когда сотрудники органов внутренних дел применяют, прямо скажем, репрессивные меры к тем, кто преступает закон, люди видят, что это делается в интересах всего общества, — это вызывает поддержку со стороны народа», — заявил 15 марта 2016 года Владимир Путин на коллегии МВД. Хочется обратить внимание таких людей на народную мудрость: «от сумы и тюрьмы не зарекайся». Таким образом получается, что осуждённый просто обречён на бесправное состояние: власть, государство может с лёгкостью нарушать его права, косвенно ей дали на это разрешение, ему некуда обратиться за помощью, а граждане, которые пока находятся по ту сторону решётки, полностью одобряют репрессии, конечно, если они в интересах общества.

Расширенное заседание коллегии МВД

Член ОНК Елена Галактионова поясняет, что реального органа, в котором осуждённый может получить помощь, сейчас в России нет.

Корнилов Роман подытожил свой рассказ журналистам словами: «Жизнь за решеткой - это отражение нашей жизни на воле, если за решёткой нарушают права человека, то они нарушаются и по другую сторону. Просто на воле нарушения простых человеческих прав не так обнажено, но нарушений не меньше, а, возможно, больше...».

До некоторого времени была надежда на Европейский суд, у которого есть полномочия по защите прав граждан, считающих, что государство (не обязательно Россия) нарушило в отношении них закон. Решения, принятые Европейским судом, были обязательны для исполнения органами государственной власти, ведь сильная власть не должна бояться признавать и исправлять свои ошибки.

Но в середине декабря 2015 года Президент России Владимир Путин подписал закон, наделяющий Конституционный суд правом определять, стоит ли исполнять те или иные вердикты международных органов по защите прав человека, включая ЕСПЧ. Принятый документ предполагает, что при вынесении решений КС будет руководствоваться верховенством российского законодательства над международными договорами и конвенциями... Следовательно, ждать, что Россия уступит наконец-то лидерство в нарушении Конвенции о правах человека, вряд ли уместно.

Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
 

Добавить комментарий