Поиск на сайте

 

Чиновники пытаются ограничить доступ к судебным решениям, оглашенным в открытых заседаниях, – Правительство России считает нужным исключать из них почти любые персональные данные, а Роскомнадзор требует удалять опубликованные журналистами сведения.

Новые ограничения могут быть введены на трансляцию судебных заседаний.

11.07.16. АПИ — Конституция России гарантирует гласность судопроизводства, а действующий с июля 2010 года специальный федеральный закон предусматривает размещение на официальных сайтах судов почти всех вынесенных решений. Более того, Президент России Владимир Путин неоднократно заявлял о необходимости создания единой и открытой базы всех судебных решений: «Очевидно, что открытый доступ позволит сравнивать и анализировать решения, принимаемые в судах по аналогичным делам, но с разным составом участников», – утверждал глава государства.

Слово не воробей

Процессуальные кодексы предусматривают открытое провозглашение вынесенных решений. Исключение сделано, только когда речь идет о правах несовершеннолетних, а также государственной или иной охраняемой законом тайне. Следуя этой логике, Высший арбитражный суд России еще в 2012 году обязал в полном объеме и без изъятий публиковать все решения, вынесенные служителями экономической Фемиды по результатам открытых слушаний.

Однако суды общей юрисдикции должны проводить так называемую деперсонификацию. В частности, перед размещением на сайте из текстов решений следует удалять паспортные данные, номера телефонов, фамилии потерпевших, ряд иных данных. Хотя Совет судей России указывает на важность сохранения затрагивающей существо споров информации (АПИ писало о таких рекомендациях – Судебный компромат). Например, нельзя исключать сведения о судимостях, дате, времени и месте дорожно-транспортных происшествий и иных правонарушений, взыскиваемых суммах и штрафах, адресах организаций, профессиях и должностях увольняемых работников и многие другие. В некоторых случаях предлагается даже сохранять информацию о физическом здоровье участников процесса, но – без излишней детализации и раскрытия диагноза заболевания.

На практике большинство судов, в том числе по причине отсутствия свободных ресурсов, не желает проводить трудоемкую ручную работу по исключению персональных данных. Поэтому существенная часть решений просто не публикуется, а размещаемые подвергаются автоматической обработке. В результате из актов часто удаляются все фамилии, суммы, адреса и названия (порой даже государственных органов и самого суда), даты и цифры (иногда принятия законов и номеров его статей), иные сведения.

В то же время нередко в открытом доступе появляются содержащие конфиденциальные сведения судебные акты, в том числе об усыновлении, и другие, касающиеся защиты прав несовершеннолетних. Например, арбитражный суд опубликовал решение о споре двух медицинских учреждений о закупке ВИЧ-инфицированной крови, указав полные данные и донора, и зараженного из-за халатности эскулапов реципиента. Еще в одном решении по спору с роддомом служители Фемиды сохранили подробное описание последствий, причиненных лишившейся ребенка женщине, и ее фамилию, но скрыли наименования клиники и имена виновных врачей.

Молчать всем!

Гласное правосудие и раскрытие в Интернете открытых сведений не устраивает многих участников судебных процессов, в первую очередь – осужденных. Многие из них требуют удалить материалы, свидетельствующие об их противоправных или как минимум недобросовестных поступках.

В первую очередь недовольные жалуются на так называемых провайдеров правовой информации – созданные частными лицами и негосударственными организациями сайты, републикующие судебную информацию. Например, информационное агентство «Судебные решения РФ» ежемесячно получает до десятка таких жалоб, но за последние пять лет лишь четыре были признаны обоснованными (речь шла о решениях, касающихся прав несовершеннолетних, ошибочно размещенных судами в открытом доступе).

Пытающихся скрыть свои злодеяния граждан активно поддерживают чиновники Роскомнадзора. Так, информационное агентство «Судебные решения РФ» это ведомство обвинило в злоупотреблении свободой массовой информации – публикации четырех судебных актов с упоминанием участников процесса (АПИ писало о вынесенном масс-медиа предупреждении –Публикацию судебных решений могут запретить). В частности, чиновники потребовали удалить приговоры, вынесенные московскими судами в отношении совершивших преступления против государственной власти Павла Ротина и разбойное нападение Андрея Вязовского, а также решение по иску г-на Соколова, необоснованно требовавшего от якобы нарушивших его гражданские права врачей 700 тысяч рублей.

Самим служителям Фемиды Совет судей России запретил «секвестировать» размещенные в установленном порядке решения. Например, Липецкий областной суд отказался удалятьпостановления, подтверждающие обоснованность заключения под стражу экс-сотрудника Госнаркоконтроля Павла Колупаева. Хотя само уголовное дело против этого служащего, обвиняемого в получении взятки и разглашении государственной тайны, слушалось в закрытом режиме. Не увенчалась успехом и попытка Павла Колупаева воспользоваться так называемым «законом о забвении» – поисковики отказались удалить ссылки на опубликованные в Интернете решения. Суд, в который обратился бывший наркополицейский, подтвердил обоснованность такого отказа со стороны компании Google.

Кроме того, служители Фемиды отклонили все иски таких недовольных граждан к самим провайдерам и средствам массовой информации. Например, Санкт-Петербургский городской суд не нашел оснований для удаления статьи о судебном решении в отношении уволенной за «откаты» преподавательницы Светланы Квинт, опубликованной интернет-изданием «Фонтанка.ру». «Сведения, распространенные ответчиком относительно истицы (о совершении ею проступков, свидетельствующих о невыполнении норм трудового кодекса, норм морали), правомерно расценены судом как публичные сведения и не требуют при их распространении согласия истицы. Противоположная позиция привела бы к ограничению права на свободу средства массовой информации», – заключил суд.

Секретные материалы

Подготовленный Министерством юстиции РФ законопроект призван урегулировать ситуацию. 5 июля Правительство России внесло документ в Госдуму. 

В первую очередь законопроект предусматривает обязательную деперсонификацию всех решений. Судам указано удалять все имена и отчества, а также фамилии не участвующих в деле лиц, свидетелей и потерпевших, домашние адреса, номера телефонов, паспортные реквизиты, идентификационные номера налогоплательщика и номера пенсионного страхования (СНИЛС). Также должны сокращаться данные о месте нахождения недвижимости и иная информация об имуществе и денежных средствах, причем, только если эти сведения относятся (!) к существу дела. Хотя ранее тот же Совет судей России пришел к выводу о недопустимости сокрытия тех же взыскиваемых сумм, поскольку они как раз имеют значение для дела, «позволяют составить представление об обоснованности судебного постановления и использовать его в правоприменительный практике».

Вместе с тем обработку любых персональных данных участников судебных дел разрешается проводить без получения согласия таких граждан. Правда, регулирующий орган – Министерство связи и массовых коммуникаций РФ, признает, что публикация таких материалов из судебных архивов и сейчас не регулируется законодательством о персональных данных. На практике под такое исключение попадают и большинство распространяемых провайдерами правовой информации текстов: по действующей инструкции, судебное дело передается в архив, как правило, через месяц после вступления в силу. Правда, в Роскомнадзоре разъяснение вышестоящего органа, видимо, не замечают.

Суд ТВ

Также Правительство России предлагает урегулировать вопрос проведения фото-, видеосъемок и трансляций судебных заседаний, в том числе в Интернете.

По действующему законодательству право разрешать или запрещать такие съемки и трансляции делегируется председательствующему в судебном заседании. Разъяснения высших инстанций по существу требуют от служителей Фемиды приветствовать свободную работу фотокорреспондентов и телеоператоров. В частности, нельзя запрещать съемки из-за субъективного нежелания участников процесса «светиться на экране». 

Тогда как законопроект, наоборот, вводит в первую очередь новые ограничения. Например, не допускается трансляция не только закрытых дел, но и ряда открытых, в том числе касающихся семейных споров и государственных преступлений. Суду разрешается ограничивать съемки по времени, учитывая при принятии таких решений мнения участников процесса. Хотя разработчики поправок отмечают, что все эти нормы носят диспозитивный характер: «Трансляция судебного заседания может быть организована судом при наличии для этого технической возможности», – поясняют в Минюсте.


Мнение экспертов

Иван Павлов, адвокат, руководитель команды 29
 
В последнее время наблюдаются попытки законодателей ограничить раскрытие персональных данных. Например, есть инициатива по исключению сведений о собственниках недвижимости из выписок Росреестра (АПИ писало о таком проекте – Тайная и явная собственность). Теперь предлагается узаконить сокрытие информации об имуществе в судебных актах. Думаю, что в первую очередь это выгодно недобросовестным чиновникам, бизнесменам и иным публичным лицам, не желающим огласки объективных данных о своих активах.

По моему мнению, удалять нужно только конфиденциальные сведения, ради охраны которых по закону заседания могут объявляться закрытыми (что прямо предусмотрено Конституцией России). Это может быть информация о состоянии здоровья (врачебная тайна), личной жизни и тому подобное. Не вижу опасности в публикации паспортных данных или ИНН участника спора. С другой стороны, по просьбе гражданина не стоит разглашать, например, номер его телефона, e-mail или домашний адрес. Это может объясняться нежеланием получать спам, нежелательные звонки и иными разумными причинами.

Сергей Чижков, исполнительный директор Гильдии судебных репортеров

Новый законопроект идет вразрез с тенденциями на максимальную открытость, которые установлены в рекомендациях Совета судей России. Он снижает возможность формирования правосознания граждан посредством распространения судебной информации. 

Еще в 90-е годы глава Высшего арбитражного суда России Вениамин Яковлев пришел к выводу, что только максимальная открытость судебных решений может реально содействовать санации рынка. Эта задача еще не решена, более того, наш рынок становится все более и более непрозрачным.

Предложенные поправки приведут к еще большому числу конфликтов и недоразумений. Если выполнять требование изъятия практически всей информации, то судебное решение не будет иметь никакого реального содержания, поскольку все эти сведения придется удалять. Эти поправки де-факто будут иметь обратную силу, поскольку опубликованные на их момент вступления в силу материалы будут подпадать под новые правила. А это значит, что каждый сможет обратиться с требованием что-то удалить из решения, находящегося в базе, хотя оно, быть может, принято за несколько лет до этого.

Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news

 

Добавить комментарий