Поиск на сайте

В Министерстве обороны устроили разнос военкоматам за частичную мобилизацию «всех без разбора».

Сообщается, что в Третьем доме Министерства обороны на Фрунзенской набережной прошло совещание с участием региональных военкомов, на которых руководство ведомства отчитало их за привлечение к мобилизации «всех без разбора», несмотря на официальные разъяснения.

При этом, военкоматы обязали рассматривать каждого призывника отдельно. Это необходимо, чтобы под мобилизацию не попали люди в возрасте с инвалидностью и другие, не попадающие под призыв.

Ранее сообщалось, что на хуторе Калмыковский в Волгоградской области мобилизовали ранее не служившего 58-летнего директора местной школы Александра Фальтина. В том же регионе был мобилизован 63-летний пенсионер с ишемией мозга и диабетом второй степени Александр Ермолаев. Вручивший пожилому мужчине повестку объяснил, что администрация только «оказывает содействие военкомату, а уж кого призывать или нет — решать военным».

Опять же в Волгоградской области был мобилизован 51-летний Владимир Черячукин, у которого много грыж, он глух на ухо и не видит без очков. Все они были в итоге возвращены домой.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Запас армии, о котором пока не говорят: ФСИН, прокуроров, приставов и ЧОП ждет путь в окопы Почему власти не торопятся мобилизовать силовиков?

А в Белгородской области вернули аж 75 мобилизованных, призванных по ошибке.

«Каждую жалобу персонально отработали с военкоматом. Результат: уже смогли помочь 75 жителям области. И при полном понимании и содействии военкомата», — заявил губернатор региона Вячеслав Гладков, отметив, что речь шла, в частности, о студентах и представителях важных для экономики и региона профессий. Глава области добавил, что держит ситуацию на контроле.

Отметим, что главы Севастополя, Якутии, Магаданской и Владимирской областей также признали случаи ошибочной мобилизации и поручили лучше следить за отбором.

Ранее глава Совета по правам человека при президенте России Валерий Фадеев обратился в Минобороны и заявил, что нужно неукоснительно соблюдать правила призыва, а также не допускать случаев, способных подрывать доверие народа.

О важности проведения частичной мобилизации в соответствии с законодательством рассказал также спикер Госдумы Вячеслав Володин.

«Важно, чтобы частичная мобилизация прошла в соответствии с законодательством. Поступают обращения. Возникают разные ситуации, о которых вы пишете. С каждым случаем правильно разбираться отдельно. Если допущена ошибка — необходимо её исправить», — подчеркнул он, добавив, что вопрос регулируется федеральными законами, указами президента РФ, а также постановлениями правительства РФ и приказами Минобороны России.

Очевидно, что подобные инциденты явно не стимулируют россиян отдавать долг Родине. К тому же комплектация армии подобным «человеческим материалом» явно не способствует ее боевым успехом. В то же время немало людей, имеющих боевой опыт в том же Донбассе, обладающие нужными фонту военными специальностями сами хотят, чтобы их отправили в зону СВО, однако Минобороны не идет им на встречу. Как это понимать?

И почему военкомы принялись хватать, кого попало? Не были готовы?

— Думаю, и одно, и другое, — говорит военный эксперт Владимир Сапунов.

— Понятно, что военкоматы в последнее время у нас выполняли планы по сокращению призыва, былое могущество утратили. Престиж тоже. Отсюда проблемы и системой, и с кадрами (один военный на комиссариат). Это объективная причина, такой инертный механизм не так просто завести. Но есть и субъективные причины: получить нужные цифры, отчитаться, заполнить бумажку. Бюрократизация — общая проблема для России, почему бы она не коснулась военкоматов. И ещё — привыкли вести себя по-хамски с призывниками, а тут ведь приходят уже состоявшиеся люди, серьёзные мужчины.

«СП»: — Можем ли мы вообще провести мобилизацию без перегибов? Как это сделать?

— Без перегибов — нет, что и показали первые дни. Хорошо, что ситуацию пытаются исправить, подключились известные журналисты, общественные деятели, лидеры общественного мнения. Хорошо, что власти, силовые структуры сразу начали реагировать на эти перегибы: выдача некачественного оружия, изъятие личных вещей, мобилизацию возрастных и больных людей, тех, кого она вообще не должна была коснуться. Налицо желание как можно быстрее устранить недоработки.

«СП»: — Насколько, по-вашему, такие инциденты повлияли на желание россиян мобилизовываться?

— Очевидно, что все проблемы сразу стали использовать неприятели — внутри страны и извне. Это стало элементом информационной баталии. Наиболее показательные и вопиющие случаи стали представлять как общее место, тенденцию.

Конечно, ничего хорошего для общественного восприятия всё это не принесло. Но надо различать проблемы и то, как враги пытаются их использовать. Разъяснительная работа в медийном поле должна быть интенсифицирована.

А то постоянные разночтения по регионам — по поводу свободы передвижения, для кого она ограничивается. То же касается и выезда за границу. Всё ведь растолковывать надо, а не «посылать» интересующихся журналистов. На желающих выполнять свой долг это повлияет мало, а вот на колеблющихся, особенно семьи мобилизуемых — может. В подобие Украины с её четырьмя волнами общей мобилизации, где повестки вручали в кафе, магазинах, на пляжах и автобусных остановках, Россия, конечно, превратиться не может, у нас другая страна.

Имеющиеся недостатки надо оперативно исправлять, чтобы не давать неприятелю поводов для раздувания медийной истерии.

«СП»: — А как комплектация необстрелянными людьми повлияла бы на армию? При этом много людей с реальным опытом хотели бы поехать на фронт, но их не пускают. Что это?

— Глупость — это точно. Конечно, от необстрелянных толку на фронте будет мало. Ведь задача поставлена ясная — усилить армию за счёт профессионалов, тех, кто действительно может помочь. Другое дело, что эта волна мобилизации может не быть последней. Главное, чтобы не пошло по украинском сценарию, где тероборону бросали сразу на передовую. Понятно, что через полгода любой научится воевать, но к каким жертвам это приводит! Не сомневаюсь, что у нас такого не будет.

«СП»: — По-вашему, после совещания в Минобороны все изменится?
Стало известно об увольнении отвечающего за тыловое обеспечение генерала Булгакова. Можно ли говорить о том, что это тоже работа над ошибками, и теперь начнутся серьезные перемены?

— Отставка Булгакова едва ли связана напрямую с событиями первых дней мобилизации. В нашем Минобороны таких оперативных кадровых решений не принимают. Тут надо искать более глубокие причины с тылового снабжения, которые выявили первые полгода спецоперации. Неукомплектованность личного состава, проблемы с техникой (прицел, тепловизоры, БПЛА) — всё это уже стало достоянием общественности и жёсткой критики. Конечно, это должно встряхнуть тыловиков.

— Ну, наконец-то признали проблему и пытаются исправить, — отмечает политконсультант, кандидат философских наук Александр Сегал.

— Почему раньше-то так не делали? Но лучше так, чем никак. При неповоротливости нашей госмашины это довольно быстро.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Удар по Одессе: «Герань-2» утюжит порт Западная разведка предупредила Зеленского, что начинается доминирование русских беспилотников на украинском поле боя

Сам механизм мобилизации «заржавел», поскольку после окончания Великой Отечественной войны ни разу не запускался. Мне дед рассказывал, что в 1941 году тоже было много неразберихи, перегибов и т. д. Но в конце концов отладили. С тех пор многое изменилось: и способы информирования, и общественное сознание, и общественный строй. Нам навязали «рыночную экономику» — и получили неизбежное следствие: люди и к государству относятся «по-рыночному». Одними высокими словами тут не обойтись, надо объяснять им их интерес. А чиновники этот интерес перестали понимать, ибо «страшно далеки они от народа».

Кстати, люди из «низов» прекрасно понимают (в отличие от рьяных исполнителей), чем могла бы обернуться комплектация воюющих подразделений необстрелянным контингентом: не только поражением, но и «мясорубкой». Это не мои слова, это сказал простой мужик из деревни в Липецкой области. Кстати, у «старательности» чиновников есть оборотная сторона: они не пускают воевать тех, кто хочет, но кому «не положено». Типичное поведение исполнителя, который одновременно боится не выполнить, но выполнять ленится.

Сам факт совещания положителен. Вопрос в том, как будет исполнено то, о чем даны разъяснения. Нормальные специалисты в этой области, как и области информационного реагирования, у нас есть.

Источник: © СвободнаяПресса 

Добавить комментарий