Поиск на сайте

 

Косвенная заинтересованность судьи в исходе дела не является основанием для его самоотвода.

Такие изменения в Кодекс судейской этики внесли участники IX Всероссийского съезда судей. Эксперты убеждены, что это не отразится на объективности и беспристрастности служителей Фемиды.

Действующий корпоративный этический стандарт обязывал судью отказаться от рассмотрения дела даже с опосредованным участием родственников, если на него оказывается давление и в иных ситуациях. Также следовало «избегать ситуаций, когда личные взаимоотношения с участниками процесса могут вызвать обоснованные подозрения или создать видимость наличия у судьи каких-либо предпочтений или предвзятого отношения». 

Вредные правила

По мнению представителей самого судейского сообщества, в целом правильные нормы на практике стали толковаться расширительно. Например, по словам председателя Комиссии Совета судей России по этике Ирины Решетниковой, такие формулировки ставят под вопрос право судьи рассматривать дело с участием банка, в котором он сам брал кредит, или сотового оператора, услугами которого пользуется, и так далее: «Можно довести это до абсурда: я покупаю товары в данном магазине, могу ли я рассматривать дела с его участием? Если мы хотим установить дополнительные требования к судье, к кандидату в судьи, то это надо делать путем совершенствования закона о статусе судей, но никак не включения в Кодекс судейской этики», – убеждена Ирина Решетникова.

Более того, наличие даже относительно дальних родственных связей с участниками споров стало поводом для отказа в назначении или переназначении служителей Фемиды. Причем в большинстве случаев в компаниях, в отношении которых судьи рассматривали дела, их родственники занимали в основном технические должности – медсестры, слесари, кассиры и так далее. «Причем чаще всего они не только не имели никакого отношения к судебным разбирательствам, но даже и не знали о наличии самих этих разбирательств», – заявил председатель Тамбовского областного суда Евгений Соседов.

«Рикошетом» спорные нормы отразились и на работе адвокатуры – для предупреждения конфликта интересов и устранения личной заинтересованности заниматься частной практикой запретили супругам, близким родственникам и свойственникам служителей Фемиды. Поэтому Федеральная адвокатская палата поддержала реформу: «Например, в Приморском крае 15 адвокатов по этой причине прекратили свой статус, только бы не трогали работающих в судах их детей. В Омской и Челябинской областях таких адвокатов оказалось по семь в каждой. Аналогичные факты имели место в Магаданской, Калужской, Кировской, Новосибирской и ряде других областей. В Приморском крае и Псковской области кандидатов на должности судей не представляли к назначению, так как их родственники имели статус адвоката. По указанным причинам близкие родственники судей, в интересах последних, не могут претендовать на приобретение статуса адвоката», – констатировал президент Федеральной адвокатской палаты Юрий Пилипенко.

Авторы поправок также напоминают, что требования корпоративной этики по существу дублировали положения действующего процессуального законодательства. Например, судья арбитражного суда не вправе участвовать в рассмотрении дела, если он является родственником его участника или представителя, находился в служебной или иной зависимости от них, делал публичные заявления или давал оценку по существу рассматриваемого спора, а также «лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности».

Кроме того, даже реформированный Кодекс судейской этики обязывает служителей Фемиды «воздерживаться от деятельности, предполагающей частые сделки, длительные деловые отношения с лицами, которые являются сторонами или представителями по делам, находящимся в производстве суда, где судья состоит в должности».

Единый стандарт

В то же время именно этические стандарты в ряде случаев рассматривались как причины для отвода действительно заинтересованных в деле судей. Например, мантии чуть не лишилась судья Верховного суда Республики Хакасия Алена Пронина, которая в составе апелляционной коллегии рассмотрела дело с участием компании «Саянстрой». Выяснилось, что ее акционером был свекр судьи. Но Верховный суд России не усмотрел в этом грубого нарушения, так как отец супруга владел всего 0,08 процентами акций, формально не является близким родственником или членом семьи и не проживал вместе с судьей: «Дисциплинарный проступок совершен по небрежности, Пронина А.В. не была докладчиком по делу и председателем коллегии, в которой она принимала участие при рассмотрении гражданского дела в апелляционной инстанции. Она не имела никакой заинтересованности в исходе дела», – заключила высшая инстанция.

Международные стандарты предъявляют порой даже более мягкие, чем российские, требования к служителям Фемиды. Например, одобренные ООН так называемые Бангалорские принципы допускают рассмотрение дела открытого акционерного общества судьей, который является миноритарным акционером такой компании (владеет небольшой долей). «Отвод судьи от участия в рассмотрении дела также не требуется, если судья является обычным клиентом банка, страховой компании, компании по обслуживанию кредитных карточек и тому подобное, фигурирующих в качестве стороны по рассматриваемому делу, если только не имеет места спор либо специальная транзакция, в которые вовлечен данный судья. Тот факт, что держателем ценных бумаг может быть образовательная, благотворительная либо общественная организация, в которой супруга, родители или дети судьи могут работать в качестве директора, советника, консультанта и так далее, не означает, что судья имеет материальную заинтересованность в отношении такой организации», – поясняют эксперты. 

Также даже Бангалорские принципы не запрещают даже при наличии оснований для самоотвода разрешать неотложный спор или дело, которое не может быть передано другому судье. Российские юристы убеждены, что это позволяет судьям рассматривать дела с участием тех же банков или сотовых операторов: «Если все сотрудники суда получают зарплату на карту «Сбербанка», кому председатель должен передать спор с участием этой кредитной организации? А сотовых операторов в большинстве регионов всего четыре: любой судья теоретически может быть заинтересован вынести решение если не в пользу одной компании, то против ее конкурента». 

Объективные заседатели

В то время как служители Фемиды отменили ограничения на свою деятельность, законодатели ужесточили требования к арбитражным заседателям. 

По существу арбитражные заседатели совмещают в себе роль судьи и эксперта. Будучи специалистом в той или иной области бизнеса (строительстве, рынке ценных бумаг, патентоведении, банковской деятельности и прочем), они могут привлекаться к рассмотрению сложных дел и участвуют в вынесении решения наравне с профессиональным судьей. Списки заседателей утверждаются Пленумом Верховного суда России.

До сих пор законодательство вообще не устанавливало никаких этических норм и стандартов, гарантирующих независимость заседателей. Поправки, подписанные Президентом России Владимиром Путиным 19 декабря, по существу распространяют на таких «помощников» общие требования к поведению служителей Фемиды. В частности, в случае возникновения конфликта интересов они обязаны взять самоотвод и проинформировать о ситуации участников дела. «Под личной заинтересованностью арбитражного заседателя, которая влияет или может повлиять на надлежащее исполнение им своих обязанностей, понимается возможность получения доходов в виде материальной выгоды либо иного неправомерного преимущества», – отмечается в документе. Также установлено, что заседателями не могут быть члены семьи и близкие родственники председателя арбитражного суда или его заместителей.


Справка

Кадровая численность судей федеральных судов общей юрисдикции в настоящее время составляет 25,4 тысячи человек, арбитражей – 4,3 тысячи.

В 2015 году с участием арбитражных заседателей было рассмотрено 4 спора, за первую половину текущего – 9 дел. 


Мнение экспертов

Сергей Пашин, федеральный судья в отставке, член Совета по правам человека

Поправки, внесенные в Кодекс судейской этики, не освобождают судью от соблюдения требований закона о беспристрастности суда и объективности разбирательства.

Судейское сообщество России строится на основе принципов, принятых в демократических государствах, и действует с учетом рекомендаций авторитетных международных организаций. Правила, одобренные ООН и ее органами, формально не входят в отечественную правовую систему, однако подлежат применению, поскольку не только не противоречат российскому праву, но и родственны ему по духу.

Конфликт интересов обязывает судью устраниться от рассмотрения соответствующего дела и в силу закона, и по древнему юридическому обычаю: «никто не судья в собственном деле». Судья может сделать это, обратившись к председателю суда с просьбой перераспределить поручения либо, если дошло до начала процесса, в подготовительной части заседания.

Юрий Пилипенко, президент Федеральной палаты адвокатов

Российскую адвокатуру беспокоит многолетняя и, прямо скажем, дискриминационная практика, сложившаяся в судебной системе, когда запрет родственных связей в судебном процессе по конкретному делу был распространен на запрет адвокатской профессии для членов семей судей по родственному признаку.

Считаем названные ограничения судей и членов их семей несоразмерными целям обеспечения прозрачности судебной системы, преодоления конфликта интересов и борьбы с коррупцией, более того, унизительными, поскольку они предполагают наличие презумпции их виновности в совершении проступков, несовместимых со статусом.

Российская адвокатура видит в качестве основной и приоритетной цели развитие и совершенствование судебной системы. Однако хорошее дело невозможно делать неверными средствами.

Федор Кравченко, управляющий партнер Коллегии Медиа-Юристов

Процессуальное законодательство устанавливает минимальные требования, а профессиональная этика помогает договориться о том, как судьям следует принимать основанные на «внутреннем убеждении» решения, чтобы они соответствовали этим требованиям. В случае самоотвода это особенно важно, поскольку речь идет о решении, которое судья принимает в отношении себя самого. И методологическая помощь Кодекса судейской этики ему при решении этого вопроса необходима или, по крайней мере, не вредна. 

Это относится не только к тем ситуациям, когда судья заявляет самоотвод, но и к тем, когда он этого не делает. Новейшая история российской правовой системы насчитывает всего 25 лет, поэтому не все принципы успели усвоиться в судейской среде и стать самоочевидной традицией, подкрепленной многовековой практикой их одинакового применения.

Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
 

Добавить комментарий