Поиск на сайте

 

Своевременно отказавшиеся от противоправных намерений взяткодатели, наркодилеры, работорговцы, владельцы оружия, контрабандисты и даже террористы смогут не только избежать уголовного преследования, но и получить «чистую» историю.

Внесенный в Госдуму законопроект позволяет совершившим опасные преступления стать равноправными членами общества. Например, похитители детей смогут пойти работать в школы или в полицию. Хотя такие возможности сегодня ограничены для осужденных в советское время за антисоветскую деятельность, незаконные валютные спекуляции и другие не являющиеся уже преступлениями деяния.

Сажать нельзя помиловать

Действующий Уголовный кодекс РФ предусматривает, что в ряде случаев «одумавшиеся» преступники освобождаются от ответственности. Например, за захват заложников террорист-одиночка может получить до 15 лет лишения свободы, но если он добровольно или по требованию властей освободит заложников – его должны отпустить, только если совершенный акт не сопровождался другим преступлением (вымогательством, убийством, повреждением имущества и прочими), за которое виновный может привлекаться по всей строгости закона.

Такие же последствия ждут сообщившего о даче взятки или коммерческом подкупе, сдавшего незаконно хранящееся оружие, признавшегося в незаконном обороте наркотических средств, добровольно рассказавшего о террористическом акте, купле-продаже человека, контрабанде денег и так далее.

Однако Уголовно-процессуальный кодекс РФ не определяет процедуру освобождения от ответственности совершивших такие преступления. В некоторых случаях следственные органы даже не возбуждают уголовного дела, в иных – прекращают его по нереабилитирующим обстоятельствам.

Авторы законопроекта, внесенного в Госдуму 28 января (группа депутатов федерального парламента), предлагают урегулировать такой спорный вопрос. «Возбуждение уголовного дела с явным осознанием того, что его неизбежно придется прекратить, является формальным подходом, нецелесообразным с точки зрения материальных и временных затрат», – отмечается в пояснительной записке.

Поэтому в случае выявления обстоятельств для освобождения от ответственности их предлагается считать основанием для отказа в возбуждении уголовного дела. Такое решение должно быть согласовано с руководителем следственного органа или прокурором. Если же для выяснения всех фактов необходимо провести следственные и иные процессуальные действия – уголовное дело необходимо возбудить, но впоследствии оно может быть прекращено.

Всепрощение

В законопроекте подчеркивается, что освобождение лица от уголовной ответственности не означает отсутствия в деянии состава преступления, а прекращение уголовного дела или уголовного преследования не влечет реабилитацию этого лица.

Вместе с тем выбор способа играет для «одумавшихся» ключевое значение. Если в возбуждении уголовного дела будет отказано, то в их криминальной истории о произошедшем не будет даже упоминания – при необходимости они получат совершенно «чистую» справку об отсутствии судимостей и фактов уголовного преследования. В этом случае они смогут беспрепятственно устроиться на работу в детские и многие иные учреждения или пойти на службу в правоохранительные органы.

Возбуждение уголовного дела с последующим его прекращением влечет формально такие же правовые, но совсем иные практические последствия. По закону справка о судимости должна запрашиваться при поступлении на работу не только в полицию, но и в любые организации сферы образования, воспитания и развития несовершеннолетних, организации их отдыха, спорта, медицинского или социального обеспечения и так далее (то есть школы, поликлиники, детские сады и даже киностудии). Наличие в ней сведений о фактах уголовного преследования исключает работу с детьми, если только дело не было прекращено по так называемым реабилитирующим обстоятельствам (например – при отсутствии события преступления).

Легитимность таких ограничений уже рассматривалась Конституционным судом России. Высшая инстанция подтвердила допустимость исследования криминального прошлого педагогов и иных допущенных к работе с детьми лиц, а также невозможность такой деятельности для осужденных за тяжкие, особо тяжкие и ряд иных преступлений (даже когда судимость снята или погашена). Если же уголовное дело было прекращено, то служители Фемиды обязали учитывать вид и степень тяжести совершенных деяний, форму вины, прошедшее время, характеризующие личность и иные обстоятельства, позволяющие оценить общественную опасность «одумавшихся». Законодатели поручили проверять бывших подозреваемых на «профпригодность» комиссиям по делам несовершеннолетних.


Мнение экспертов

Андрей Сучков, исполнительный вице-президент Федеральной палаты адвокатов
 
Освобождение от уголовной ответственности по указанным основаниям в настоящее время применяется на практике без каких-либо проблем. Отсутствие специальной нормы, которую предлагается внести в УПК, не является помехой для принятия процессуального решения об отказе в возбуждении уголовного дела или о его прекращении. 

Тем не менее, полностью соглашусь с авторами законопроекта, что предлагаемые ими дополнения вполне обоснованы и делают эту часть института освобождения от уголовной ответственности более стройной, вполне логичной и удобной в правоприменении.

Решение об отказе в возбуждении уголовного дела принимается в случаях, когда основания освобождения от уголовной ответственности очевидны, задокументированы в стадии возбуждения уголовного дела (в так называемой «доследственной проверке») и нет необходимости проводить для этого следственные действия. Если же для установления этих обстоятельств необходимо проведение расследования или если они обнаружились в ходе уже ведущегося следствия (дознания) по уголовному делу, то принимается решение о прекращении уголовного дела. Если, конечно, в действиях лица нет состава иного преступления.

В тексте законопроекта рассматриваемые основания освобождения от уголовной ответственности названы как нереабилитирующие. Это означает, что лицо не вправе рассчитывать на возмещение имущественного вреда, компенсацию морального и иные реабилитационные процедуры.

Владимир Пимонов, доцент кафедры юридической психологии и права Московского городского психолого-педагогического университета

Предпосылки к данному законопроекту возникли давно. Введенный в действие еще в 1997 году Уголовный кодекс РФ допускал освобождение от уголовной ответственности совершивших тяжкие и даже особо тяжкие преступления только в случаях, предусмотренных Особенной частью, в том числе при добровольном освобождении похищенного человека, своевременном и добровольном содействии участника подготовки террористического акта его предотвращению и в ряде других специально оговоренных случаев. Но при соблюдении важного условия: действия лица должны свидетельствовать о его деятельном раскаянии. 

Такие нормы направлены на предупреждение наступления последствий преступлений и даже выявление преступников. Однако по сей день нет положений, предусматривающих отказ в возбуждении уголовного дела в указанных случаях.

Вместе с тем информация как об осужденных, так и о подозреваемых или обвиняемых, вносится в специальные базы данных МВД России. Это делается в целях защиты жизни и здоровья несовершеннолетних, их нравственного и физического развития. Именно поэтому при заключении трудового договора с учителем школы или преподавателем вуза претендент обязан представить справку из полиции об отсутствии, в том числе, фактов прекращения уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям за совершение определенных видов преступлений.

В случае принятия предложенного законопроекта возникнет странная, на мой взгляд, ситуация. Совершивший, к примеру, захват заложника и добровольно его освободивший может получить «чистую» справку, так как в возбуждении дела будет отказано. И такое лицо вправе будет работать с детьми, отвечать за безопасность эксплуатации транспорта, в том числе за авиаперевозки. Ведь в отношении него не выносилось постановление о прекращении уголовного преследования.

Тогда как гражданин, против которого когда-то возбуждалось уголовное дело, к примеру, за спекуляцию (ныне декриминализированную), получит справку с соответствующей информацией. А осужденный за антисоветскую агитацию и пропаганду вынужден будет доказывать в отделе кадров вуза, что он не представляет опасности для несовершеннолетних первокурсников. 

Справедливо ли это? 

Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
 

 

Добавить комментарий