Поиск на сайте

 

 

Мера пресечения в виде домашнего ареста не может применяться к подследственным, которым не грозит лишение свободы.

Такое постановление 23 марта принял Конституционный суд России.

Действующий Уголовно-процессуальный кодекс РФ ограничивает возможность избрания самой строгой меры пресечения – содержание под стражей, в отношении обвиняемых в преступлениях небольшой тяжести. Тогда как домашний арест допускается применять независимо от предполагаемого проступка и его опасности. Так, учредитель и генеральный директор ряда компаний Сергей Костромин обвинялся в невыплате заработной платы в размере 30 млн рублей. По ходатайству следователя Московский районный суд Санкт-Петербурга взял предпринимателя под домашний арест, запретив ему покидать и менять место фактического проживания, общаться с другими лицами, получать и отправлять корреспонденцию, в том числе электронные послания, вести переговоры с использованием любых средств связи, делать сообщения, заявления, обращения, давать комментарии в связи с данным уголовным делом через средства массовой информации. В непосредственной близости от дома подозреваемому разрешалась ежедневная часовая прогулка. Такие ограничения были сохранены даже после прекращения самого уголовного дела.

Рассмотрев жалобу Сергея Костромина, Конституционный суд России пришел к выводу, что домашний арест является более гуманной (менее строгой) мерой пресечения по сравнению с заключением под стражу и может применяться к подозреваемым, обвиняемым в совершении преступлений небольшой тяжести. Однако даже ее избрание допустимо лишь при условии обеспечения в конкретном деле соразмерности целям и по общему правилу должно соотноситься с возможностью назначения подследственному наказания в виде лишения свободы. При оценке возможности домашнего ареста следует оценивать личность гражданина, наличие отягчающих и иных обстоятельств. Причем на следователей «возлагается обязанность представить достаточные, убедительные prima facie (на первый взгляд) доказательства в обоснование допустимости избрания» требуемой меры пресечения. Судья, в свою очередь, должен проверить причастность лица к совершению преступления и наличие возможности назначения за соответствующее деяние наказания в виде лишения свободы. «Иное противоречило бы конституционным принципам справедливости, соразмерности и презумпции невиновности», – заключил Конституционный суд России.

Отметим, что в настоящее время лишение свободы не грозит обвиняемым в клевете, умышленном причинении легкого вреда здоровью, заражении венерической болезнью и незаконном аборте, неоказании помощи больному, незаконном предпринимательстве, контрабанде наличных денежных средств, мелком коммерческом подкупе, ряде должностных (в том числе отказе в предоставлении информации, воспрепятствовании законной предпринимательской или иной деятельности, фальсификации государственного реестра) и иных преступлений.


Справка

По данным Генеральной прокуратуры РФ, ежемесячно регистрируется примерно 170 тысяч преступлений. В среднем 9,6 тысячи подозреваемых или обвиняемых берутся под стражу, 340 человек – под домашний арест.

В месяц обвинительные приговоры выносятся в отношении почти 58 тысяч подсудимых. 29 процентов осужденных приговаривается к реальному сроку лишения свободы, 25 процентов – условному, 26 – обязательным и исправительным работам, 14 процентов – к штрафу.

Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
Читайте нас на Telegram-канале «Открытая» газета
 

Добавить комментарий