Поиск на сайте

 

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал незаконной существующую в России систему прослушивания телефонных разговоров.

Это решение обязательно для всех государств Европы, тогда как реализовать его в нашей стране вряд ли удастся.

Конституция России гарантирует тайну связи и запрещает любое ее нарушение без судебного решения, схожие процедуры предусмотрены и действующими федеральными законами. Но на практике они игнорируются – ведомственные инструкции Минкомсвязи обязывают всех операторов устанавливать специальное оборудование СОРМ (система оперативно-разыскных мероприятий), позволяющее полиции и Федеральной службе безопасности (ФСБ) бесконтрольно прослушивать любые телефоны, контролировать переписку по e-mail и так далее.

Жизнь под колпаком

Установка СОРМ – обязательное условие получения лицензии на оказание любых услуг связи. Причем сам оператор не знает, кого и когда прослушивали правоохранительные органы с помощью подключенного к его оборудованию удаленного пульта.

Еще в 2000 году по заявлению петербургского журналиста Павла Нетупского Верховный суд России признал такую систему незаконной, возложив ответственность за нарушение тайны связи на сами телекоммуникационные компании. Выдавать информацию об абонентах, их соединениях или подключаться к «прослушке» они вправе были, только получив от спецслужб судебный ордер. Но чиновники это решение опять же игнорировали.

В 2003 году иск против трех сотовых компаний – «Мегафон», «Вымпел-Коммуникации» (торговая марка – «Билайн») и «Санкт-Петербург Телеком» (TELE2) – подал корреспондент Фонда защиты гласности Роман Захаров. Он потребовал отключить его от неконтролируемой самим оператором системы «прослушки» и запретить разглашение тайны связи без получения ими соответствующих документов. В суде представители компаний и привлеченного к участию в деле регионального управления ФСБ не отрицали установку СОРМа и возможность скрытного контроля правоохранительными службами каналов связи. Отвергая требования истца, они указали на отсутствие доказательств реального нарушения его прав – фактов незаконного прослушивания. Тогда как сама технология исключала возможность выявления таких случаев.

Российские служители Фемиды согласились с такими доводами операторов и ФСБ. Такие решения Василеостровского районного и Санкт-Петербургского городского суда позволили Роману Захарову обратиться в Страсбург.

Страсбургский вердикт

На состоявшемся в сентябре 2014 года заседании представители России вновь заявили о недоказанности фактов нарушения права.

Но Большая палата ЕСПЧ признала право заявителя защищать свои права, даже если он не доказал факт прослушивания, так как жертвой негласного наблюдения потенциально могут быть любые пользователи мобильной связи. Поэтому Страсбургский суд исследовал не дело конкретно Романа Захарова, а само российское законодательство и практику его применения.

В оглашенном 4 декабря решении ЕСПЧ пришел к выводу, что внедряемые технические средства предоставляют правоохранительным органам возможность для прослушивания мобильных телефонных переговоров без предварительного получения судебного разрешения, то есть в обход законной процедуры. «Хотя злоупотребления возможны при любой системе организации негласных наблюдений, их вероятность особенно высока в такой системе, как в России, где правоохранительные органы имеют с помощью технических средств прямой доступ ко всем мобильным телефонным переговорам», – констатировал Страсбургский суд.

Претензии судьи ЕСПЧ предъявили и российским служителям Фемиды. Ведь практика и статистика подтверждают, что выдавая разрешение на прослушивание, суды не проверяют наличие реальных оснований подозревать человека в причастности к преступлению, не оценивают обоснованность и необходимость прослушивания, не требуют от полиции или ФСБ доказательств представленных доводов. «Обычно для получения судебного разрешения на прослушивание правоохранительным органам достаточно сослаться на наличие информации о преступлении или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности России», – отмечается в решении ЕСПЧ.

В качестве компенсации судебных расходов Роману Захарову государство должно выплатить 40 тысяч евро.

Евростандарт

ЕСПЧ сформулировал стандарты допустимого применения «прослушки». Так, российское законодательство должно гарантировать защиту от злоупотреблений и определять случаи, в которых допускается применение тайного наблюдения.

Контроль за применением СОРМ необходимо делегировать не самим спецслужбам, а независимому органу, «открытому для общественности и наделенному достаточными полномочиями». Если прослушивание не привело к ожидаемым для правоохранителей результатам (то есть не были выявлены преступные намерения), потерпевший гражданин должен быть уведомлен о факте применения против него соответствующих процедур и вправе предъявить иск: «Наличие эффективных средств правовой защиты на национальном уровне, позволяющих частным лицам оспаривать законность перехвата их сообщений, является важным средством защиты от ненадлежащего использования секретных мер наблюдения», – отмечается в решении.

В то же время прямые требования, обязывающие российские власти отключить СОРМ или изменить систему в конкретный срок, в решении Страсбургского суда отсутствуют. Более того, наша страна может отказаться выполнять решение ЕСПЧ, де-факто оспорив его в Конституционном суде России. Хотя эксперты сомневаются, что такой способ будет для государства эффективным, – высшие инстанции неоднократно подтверждали недопустимость внесудебного ограничения конституционного права на тайну связи.

Тогда как Гражданский процессуальный кодекс РФ предусматривает право Романа Захарова требовать пересмотра решения районного суда по новым обстоятельствам. То есть в ближайшее время вновь будет рассматриваться вопрос об отключении установленного у трех сотовых операторов («Мегафон», «Вымпел-Коммуникации» и «Санкт-Петербург Телеком») оборудования СОРМ. Ссылаться на недоказанность факта прослушивания истца ответчики уже не смогут.

СОРМ-глобализация

В самом ЕСПЧ отмечают, что выводы Большой палаты обязательны не только для России, но и для всех стран Совета Европы. Они также обязаны привести свое законодательство в соответствие с предложенными стандартами.

Катализатором рассмотрения вопроса «прослушки» в общеевропейском масштабе стал специалист американского Агентства национальной безопасности (АНБ) Эдвард Сноуден, раскрывший методы работы спецслужб США. По степени правового нигилизма они могут соперничать с ФСБ. Под влиянием заявления Сноудена жалобу в ЕСПЧ уже подали ряд европейцев, в том числе коллеги Романа Захарова – британское Бюро журналистских расследований.

На Эдварда Сноудена в особом мнении ссылается и судья ЕСПЧ от России Юрий Дедов: «Национальные структуры надзора в Европе в настоящее время слишком слабы, чтобы выполнить свою миссию. Средства, которые установлены во всех государствах-членах, играют важную роль в обеспечении общей системы защиты данных, но полномочия и ресурсы национальных органов в срочном порядке необходимо усилить, а их независимость должна быть гарантирована», – убежден Юрий Дедов.

Спасение утопающих – дело рук самих утопающих

IT-специалисты не верят в правовые механизмы и предлагают не желающим оказаться «под колпаком» самим защищаться от негласного надзора спецслужб.

Засекретить разговоры по мобильному телефону вряд ли удастся. Передача информации от аппарата до базовой станции шифруется, но прослушивание правоохранителями ведется на уровне коммутаторов – операторы предоставляют информацию в открытом виде. Равно как купившая систему Skype корпорация Microsoft призналась, что предоставила российским спецслужбам исходный код программного обеспечения. Это, по мнению специалистов, позволяет проводить негласное прослушивание разговоров по IP-телефонии.

Проще защитить переписку через Интернет. Протокол HTTPS шифрует передаваемую между пользователем и почтовым порталом информацию. Контроль трафика через операторов связи (провайдеров) позволит правоохранительным органам получить лишь так называемые мета-данные (узнать, кто каким сервисом пользуется, и объем трафика), но не содержание переписки. Авторитетные почтовые сервисы (например – Gmail) гарантируют конфиденциальность переписки, тогда как ожидать этого от российских компаний вряд ли стоит.

Выбирать мессенджеры также следует осторожно – большинство из них позволяют снимать информацию на уровне провайдеров или самого оператора системы. Например, сервис Telegramm, продвигаемый основателем социальной сети «ВКонтакте» Павлом Дуровым, обеспечивает защиту только в режиме «секретных чатов» (Secret Chats) – сообщения в этом случае не расшифровываются сервером, а хранятся только на устройствах отправителя и получателя.

Справка

По данным Судебного департамента, в 2014 году правоохранительные и следственные органы подали 358 тысяч ходатайств о контроле телефонных и иных переговоров, а также проведении ограничивающих конституционные права граждан на тайну связи оперативно-разыскных мероприятий. Более 340 тысяч из них (95 процентов) служители Фемиды сочли обоснованными. 

Мнение экспертов

Борис Грузд, адвокат консультации «Защита по уголовным делам»

ЕСПЧ вынес знаковое решение, выявив системные проблемы в регламентации проведения оперативно-разыскных мероприятий. Ожидаем от российского законодателя принятия мер общего характера по исправлению этой ситуации. Особо отмечу, что решение ЕСПЧ находится в полном соответствии с Конституцией России, чего нельзя сказать о СОРМ.

 

Денис Кусков, генеральный директор информационно-аналитического агентства TelecomDaily

Ни один оператор связи в России не вправе начать деятельность, пока не согласует с правоохранительными органами установку СОРМа – это предусмотрено законодательством о связи. В частности, использование технологии 4G для передачи голосового трафика до сих пор не введено именно из-за того, что не реализована функция «прослушки».

Надо понимать, что подслушивают не только в России, но американцы почему-то не жалуются на Обаму. Любое государство должно проводить аудит трафика в целях предупреждения угроз. Просто в нашей стране СОРМ используется не только в целях борьбы с терроризмом и выявления преступлений, а порой в личных или коммерческих интересах.

Отключать СОРМ без согласия правоохранительных органов операторы не будут. Поэтому не думаю, что решение ЕСПЧ позволит запретить «прослушку»

Илларион Васильев, адвокат коллегии «Малик и партнеры»

Решение ЕСПЧ впредь позволит защите заявлять о недопустимости использования фонограмм телефонных переговоров как доказательства обвинения. Согласятся ли с такими доводами адвокатов российские суды? Уже сегодня председатель Конституционного суда России заявляет о приоритете интересов национальной безопасности над свободой. А Госдума приняла закон о возможности пересмотра решений ЕСПЧ, которые, по их мнению, противоречат законодательству. Посмотрим, проще ли будет переделать логику работы СОРМ или заблокировать новое решение ЕСПЧ постановлением Конституционного суда России.

Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news

  

Если вы готовы бороться с коррупцией вместе с нами, подпишитесь на газету или зайдите на эту  страничку и переведите любую сумму. Вместе мы обязательно победим!

Бланк подписки можно скачать и распечатать здесь: http://www.slideshare.net/Opennewspaper/2016-55844912 или здесь: https://yadi.sk/i/sS5w4tfmkzK2D

 

Добавить комментарий