Поиск на сайте

 

Недобросовестные участники конфликтов нередко публикуют ложную информацию и обращаются в различные государственные органы.

Защититься от такой клеветы и компенсировать причиненный деловой репутации вред удается крайне редко.

Согласно Гражданскому кодексу РФ, компании и частные лица, ставшие жертвами распространения не соответствующих действительности и порочащих сведений, вправе требовать возмещения репутационного вреда и иных убытков. В то же время Конституция России гарантирует всем свободу слова и выражения мнения, а также право обращаться в государственные органы, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти петиции и принимать по ним решения. 

Стучите по совести

Разрешая эту дилемму, Верховный суд России еще в 2005 году поддержал добросовестных «жалобщиков». Например, если гражданин направил в правоохранительные органы сообщение о предполагаемом, по его мнению, преступлении, то даже если изложенные в письме сведения не подтвердились, он не может быть привлечен к ответственности за репутационный вред. Вместе с тем не допускается злоупотребление: «Если обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, требования могут быть удовлетворены», – разъяснила высшая инстанция. Однако в марте этого года «привилегию» от Верховного суда России получили даже недобросовестные авторы петиций, если они «не содержат оскорбительных выражений».

В результате подавляющее большинство исков к «лжеинформаторам» отклоняется. Например, Валентина Казначеева направила в Банк России письмо, в котором обвинила руководство «ИнтерПромБанка» в «преступных действиях», подлоге документов, выдаче «левых» кредитов и ряде иных нарушений. Надзорный орган не подтвердил изложенных в жалобе фактов, а сама заявительница не смогла представить соответствующих доказательств. Но в иске банка о защите репутации было отказано: «Судом не установлено, что оспариваемое сообщение содержит оскорбительные выражения, что являлось бы недопустимым злоупотреблением правом на свободу слова и выражения мнения», – заключил Арбитражный суд Московской области.

Защититься от клеветы удалось полковнику в отставке Болдыреву. Глава ТСЖ «Пушкинские фасады» Александр Савкин писал против него многочисленные петиции, в том числе командованию его воинской части, в министерства, в прокуратуру и иные инстанции. В них утверждалось, что ветеран с 20-летним стажем проживает в квартире незаконно, много лет не оплачивает счета, испортил фасад дома, терроризирует окружающих, бегает по подъезду с топором и совершает иные противоправные действия. Но доказать все эти факты руководитель ТСЖ не смог. Моральный вред полковника, доведенного до сердечного заболевания и вынужденного уйти в отставку, суд оценил в 10 тысяч рублей. При том, что расходы истца только на проведение экспертизы превысили 34 тысячи рублей.

ООО «Строительная страховая группа» расценила как порочащие сведения, изложенные АКБ «Национальный Резервный Банк» в поданном в арбитраж иске о банкротстве компании. Ведь информация об этих требованиях сразу же появилась на официальном сайте суда, стала доступной участникам рынка, журналистам, потенциальным клиентам и иным лицам. По утверждению страховщика, огласка вызвала недоверие со стороны партнеров и приела к расторжению договоров. В то же время компания не могла отрицать, что задолженность перед банком в 4 млн рублей она погасила только после подачи заявления о несостоятельности, то есть являлась должником. Отклоняя требования об опровержении, служители Фемиды пришли к выводу, что информация о возможном признании лица банкротом, хотя и является негативной, не может носить порочащий характер.

Свобода слова

Многие негативные публикации служители Фемиды оценивают как субъективное суждение недовольных лиц – мнение, которое по закону не полежит оспариванию. Причем Европейский суд по правам человека признает правом на свободу выражения мнения распространение даже «оскорбительной, шокирующей или причиняющей беспокойство» информации. 

Например, генеральный директор ООО «Практика» Артем Бакалин разослал электронные письма, в которых сообщалось о мошеннических действиях руководителя проекта по капитальному ремонту здания г-на Сердюка. Однако Арбитражный суд Московской области счел спорную фразу «предположением»: «Сам по себе факт отрицательной оценки деятельности истца в письме и негативный смысловой характер отдельных слов, используемых ее автором, не свидетельствует, что распространенные ответчиком сведения носят порочащий честь и достоинство характер», – констатировал суд, отклоняя требования о защите репутации. 

Иначе служители Фемиды оценили видеоролик, размещенный на YouTube бывшим клиентом ОАО «Красноярсккрайгаз» Оксаной Новосельской. Недовольная услугами газоснабжения гражданка была крайне эмоциональна – заявляла, что «вы нас просто обдирает», «я вам ничего не должна, вы у меня побираетесь», «вы же нищеброды» и так далее. Суд признал это сведениями, не соответствующими действительности, и обязал ответчицу разместить новый ролик с опровержением на главной странице видеохостинга YouTube. Во взыскании репутационного вреда было отказано.

Нередко попытка защитить свою репутацию приводит к прямо противоположному результату. Так, петербуржец Максим Подосинов записал и разместил в собственном блоге, в сети «ВКонтакте» и на YouTube заявление о противоправной деятельности ООО «Нано Платинум»: «Хочу предупредить телезрителей и пользователей Интернета: берегите своих мам и родных, к которым такие мошенники могут приходить», «не пускайте их в квартиру». Эту запись просмотрело всего несколько пользователей, тогда как поданный компанией против автора, социальной сети и видеохостинга иск привлек внимание масс-медиа. В результате информация о недобросовестных методах продажи «чудо-ионизаторов» была распространена уже многотысячным тиражом. Не удалось фирме и защитить свою репутацию: «Высказывания носят оценочные суждения, мнения, являющиеся выражением его взглядов по факту продажи ионизатора воды, не могут расцениваться как сведения, порочащие деловую репутацию», – заключил суд.

Кроме того, при оспаривании распространенной в сети Интернет информации многие истцы сталкиваются с проблемой идентификации – им нужно доказать, что спорную запись в социальной сети, блоге, форуме или ином отрытом ресурсе сделал именно ответчик. Например, служители Фемиды отклонили иск ООО «Сайбер Новасофт» к бывшему сотруднику Денису Лесману. Суд констатировал, что размещение негативной информации пользователем сети «ВКонтакте», зарегистрированным под именем Денис Лесман, не свидетельствует достоверно о том, что она была распространена ответчиком, – в популярной социальной сети нашлось сразу несколько его полных тезок.

Как хорошо быть генералом

Неоднозначно расцениваются сообщения, адресованные непосредственно «обвиняемым». Практика свидетельствует, что распространением не может признаваться передача сведений только лицу, которого они касаются, но при условии принятия достаточных мер конфиденциальности. 

Так, уволенный доцент кафедры оперативного искусства Михайловской военной артиллерийской академии Леонид Каминский направил начальнику вуза генерал-майору Владимиру Дятлову письмо, в котором указывалось на многочисленные неблаговидные поступки руководителя (включая провоцирование офицеров на совершение уголовных преступлений, а также травлю проходящего службу в академии сына). Однако автор депеши не поставил на конверте пометку «лично», в результате чего письмо по долгу службы прочло несколько сотрудников службы делопроизводства и кадров военного вуза. Поэтому иск Владимира Дятлова о защите деловой репутации был признан обоснованным.

Иначе схожую ситуацию расценил Арбитражный суд Рязанской области. Письмо, обвинявшее руководителя ООО «Дэниш Хауз»  Виолетту Черную в ряде преступлений, Юрий Чемерикин лично принес в ее кабинет и положил на стол. Однако с ним смогли ознакомиться находящиеся в офисе бизнес-консультант и инвестор. «Ответчиком были предприняты меры для того, чтобы содержащиеся в письме сведения не стали известны третьим лицам. Поскольку в кабинет генерального директора общества имелся свободный доступ граждан,  фактически она сама неумышленно распространяла указанные сведения», – констатировал суд. 


Справка

В 2015 году российские служители Фемиды рассмотрели 4,7 тысячи исков о защите чести, достоинства и деловой репутации. Обоснованными признали 1,6 тысячи требований, взыскав в пользу «обиженных» почти 43 млн рублей.


Мнение экспертов

Светлана Кузеванова, юрист Центра защиты прав СМИ

За последние десять-пятнадцать лет практика по диффамации сильно изменилась к лучшему. Ранее нередко суды очевидные оценочные суждения признавали утверждениями о фактах. Изменить эту практику помогло постановление Пленума Верховного суда РФ 2005 года – благодаря ему суды стали обращать внимание на необходимость различия утверждений и мнений.

Вместе с тем, следует понимать, что далеко не любую распространенную информацию можно оспорить в суде. Например – когда сведения изложены в заявлениях, жалобах или иных обращениях в органы власти (полицию, администрацию и так далее) и касаются фактов незаконных действий того или иного лица.  В этом случае право на репутацию начинает конкурировать с правом автора таких петиций на обращение в органы власти за защитой своих интересов. Предполагается, что ведомства в пределах своей компетенции должны рассмотреть изложенные в заявлении факты. Право защищать репутацию в таком случае возможно, только если обращение не связано с компетенцией органа власти или сообщение преследует цель намеренного причинения вреда. Это называется злоупотреблением правом на обращение, и в этом случае изложенные сведения могут быть предметом судебного иска о диффамации.

Виктор Паршуткин, адвокат

У судов накопился большой опыт в рассмотрении репутационных споров. И, конечно же, сегодня весьма четко судьи разделяют высказанное оспариваемое мнение от спора о факте. Но часто бывает так, что высказанное мнение обиднее сообщенного недостоверного факта. И журналисты этим пользуются. Увы, приходится терпеть. 

Ряд жалоб, например, о защите прав потребителей, легко доказать в суде. Но есть и любители жаловаться по любому поводу. В таком случае при наличии признаков клеветы или заведомо ложного доноса следует инициировать против них уголовное преследование.

Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
 

Добавить комментарий