Поиск на сайте

 

 

И настоящие, и будущие пенсионеры - это головная боль для властей. На выплаты первым уходит львиная доля госсредств.

Что касается вторых, то почти 4,5 млн человек в 2017 году безвозвратно потеряли свои пенсионные накопления на 55 млрд рублей при переходе из Пенсионного фонда РФ в НПФ или из одного НПФ в другой, узнал «Московский комсомолец».

Да, принципы перевода обозначены в законодательстве, но так витиевато, так двусмысленно, что обывателю крайне сложно в них вникнуть. При этом без потерь инвестиционного пенсионного дохода такой переход возможен раз в пять лет. Скорее всего, большинство будущих пенсионеров даже не подозревают об утрате собственных средств, а когда обнаружат — ничего не смогут поделать. Когда появилась новость о том, что 2,2 млн человек потеряли свои доходы размером 33,9 млрд рублей в результате передачи накоплений из ПФР в различные НПФ, а еще 2 млн человек лишились кровных при досрочном переходе в другие НПФ на общую 27–35 млрд рублей, правительство неожиданно молниеносно отреагировало, обвинив во всем негосударственные пенсионные фонды. Мол, те поступали недобросовестно, умалчивая нюансы перехода, вводили в заблуждение граждан. Теперь власти намерены быстро разъяснить обычным людям закон. Правда, учитывая, что по итогам 2016 года потери будущих пенсионеров составили 30 млрд рублей, а в 2018 году могут оказаться еще больше, чем в 2017-м, «оперативность» и «забота» властей выглядят еще нелепее. Получается, что правительству понадобилось три года, чтобы понять, что его же законы написаны нечеловеческим языком.

Впрочем, НПФ действительно выгодно умалчивать о переводе без потерь раз в пять лет. Те 20% инвестиционного дохода, которые теряет будущий пенсионер, не узнавший о новом законе, идут не абы куда, а в резерв по обязательному пенсионному страхованию (РОПС). Более того, в РОПС идут даже деньги умерших, деньгами которых не успели воспользоваться правопреемники. По идее, средства из РОПС должны направляться на благие цели: выплаты правопреемникам застрахованных лиц и клиентам в случае краха НПФ. Правда, есть еще один адрес для этих денег — «на покрытие возможных убытков фондов». Что под этим подразумевается — непонятно, но, зная реалии нашей страны, возможными убытками может считаться все что угодно, начиная от долгов НПФ по кредитам и заканчивая покупкой виллы на Канарах для его владельца.

А как агрессивно заманивали людей в эти НПФ: представители частных фондов заявлялись в квартиры граждан, приставали к ним в банках, на улицах, на работе, убеждая, что их деньги будут в сохранности только у них, на государство, мол, надежды нет. Многие велись и в итоге оказались заложниками противоречивых правил игры, которые придуманы лишь на руку владельцам НПФ. Среди них, к слову, немало бенефициаров банков: именно при кредитных организациях массово открывались частные пенсионные фонды. К тому, что на наши денежки банкиры ни в чем себе не отказывают, греясь в теплых странах, мы давно привыкли. Но государство-то куда смотрело? Разве оно не должно защищать права и интересы своих граждан, в том числе пенсионеров?! Но теперь власти лишь руками разводят: ничего не знаем, ищите свои деньги в НПФ.

Источник: © "Заголовки.ru"
Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
Читайте нас на Telegram-канале «Открытая» газета
 

Добавить комментарий