Поиск на сайте

Семья из трех человек, двое из которых инвалиды, ютится в одной комнатке общежития

 

Он сидит в манеже на клеенке в одних трусах, засунув палец в рот. Он не говорит, только мычит иногда, не ходит, только сидит или лежит. Этого мальчика я увидела впервые более десяти лет назад, когда разносила по домам талоны на бесплатный хлеб как председатель первичной организации инвалидов при городской организации Всероссийского общества инвалидов. Некоторые инвалиды, имея социальную пенсию, радовались даже этой бесплатной булке хлеба, так как их пенсии были мизерными. 
Логачевы прозябают в комнатке двухэтажного общежития по улице Ленина. Когда я впервые зашла к ним, ужаснулась - в каких условиях живут люди! Стены обшарпаны, штукатурка с потолка падает на голову... Меня встретила полная женщина, Валентина Федоровна, мать Вити Логачева. Сам Витя сидел в манеже. Мальчик был круглолицый, симпатичный. «Он не говорит и не ходит», - предупредила мать. Иногда она сажала его в коляску и возила вокруг дома. Отец, Владимир Петрович, работает водителем катка, работа сезонная: в теплое время года есть, в холодное - нет. 
Вскоре после нашего знакомства началась очередная предвыборная кампания. На площадке недалеко от общежития кандидат в депутаты выступал перед населением, обещая золотые горы. Рядом молодой человек записывал наказы избирателей. Я рассказала депутату о семье Логачевых, которые втроем живут в одной комнате с ребенком-инвалидом. В квартире нет даже телефона, чтобы вызвать врача. Кандидат выслушал и сказал помощнику: «Запиши все просьбы. Что сможем, то сделаем». 
Телефон Логачевым и правда провели и один раз доставили памперсы. Но потом предвыборная кампания подошла к концу, а с ней закончилась и помощь... 
Вскоре в нашей городской организации инвалидов появилась новая работница, которая взяла на себя заботы о детях-инвалидах. На моем попечении остались взрослые инвалиды. Прошло более десяти лет. Логачеву исполнилось восемнадцать, и его социальную карту снова передали мне. 
Я поехала в общежитие. Зашла и поразилась. Те же обшарпанные стены. Так же штукатурка сыплется на голову. Навстречу мне вышла мать мальчика на костылях. 
- Что случилось, Валентина? Почему на костылях?
- Да вот, лежу в больнице. Отпросилась домой помыться да сыночка проведать. У меня трофическая язва на ноге. Рана не заживает, хотят делать пересадку кожи, - она показала мне багровую забинтованную ногу. - Муж пьет, мальчик всегда один. Я волнуюсь...
Мы зашли в комнату. В манеже сидел худой подросток в одних трусах. И сосал палец. Валентина рассказала, что только недавно оформила опекунство, и теперь ее сын официально признан пожизненно недееспособным. Теперь Логачевым выдают памперсы. Стало полегче - меньше стирки.
В следующий раз мы увиделись, когда Валентину выписали из больницы. Она лежала с перевязанной ногой, за ней ухаживала мать, восьмидесятилетняя Анастасия Павловна, приехавшая к дочери из Кугульты. Операция прошла успешно, теперь надо, чтобы прижился лоскут кожи, который пересадили с бедра, женщине назначен постельный режим. 
Как добиться, чтобы на бедственное положение Логичевых обратила внимание наша администрация?! Трое людей, причем двое инвалиды (Валентине дали третью группу), живут в одной комнате в общежитии. А ведь есть положение, по которому инвалиду первой группы должны предоставить отдельную комнату! 
Валентина не хочет расставаться с сыном, она выздоровеет и будет смотреть за ним. Но пока ей нельзя вставать с постели, семья очень нуждается в помощи. Люди, кто может помочь их беде?

 

Людмила СЫПИНА 
член Союза 
журналистов России
Адрес Логачевых: Ставрополь, ул. Ленина, 395, комната 35; телефон: 8 (8652) 56-42-06.



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий