Поиск на сайте

 

 

проехал житель Арзгира, пытаясь добиться наказания виновника смертоносного ДТП, в котором погибла его жена

 

Уважаемая редакция, в 2011 году я уже обращался к вам: к тому времени я два года не мог добиться, чтобы было возбуждено уголовное дело по факту ДТП, в котором погибла моя жена Зинаида Гущина («На холостых оборотах», №32 от 17 августа 2011 г.).

4 октября 2009 года в Арзгире ее сбил автомобиль, за рулем которого находилась Анна Николенко. Через несколько дней жена умерла. Прошло больше четырех лет, но так никто и не ответил за убийство человека. Все мои обращения к федеральной власти спускаются в те же правоохранительные органы, из-за которых который год продолжается произвол.

Изначально дело хотели замять на корню. Элементарно не было проведено медицинское освидетельствование водителя Николенко, сбившей человека. Между тем она на тот момент была лишена водительских прав за управление машиной в алкогольном опьянении.

Далее: ее автомобиль остановился после наезда на пешехода на расстоянии 70 метров, однако его перегнали назад - на отметку в 34 метра. И по этому расстоянию экспертами была определена скорость движения машины Николенко до наезда.

Следов торможения на месте ДТП не было, что подтверждается двумя свидетелями. Нет расстояния следов торможения ни в протоколе осмотра ДТП, ни в схеме ДТП. В протоколе осмотра ДТП разница в расположении тапочка погибшей и якобы окончания следов торможения всего 20 см, но на фото на этом месте следов торможения нет.

14 октября 2009 года в следственном эксперименте была определена видимость пешехода в 28,5 метра, но начальник СО Арзгирского района (ОВД) подал эксперту совсем другие данные, взятые «с потолка», - 21 метр, а это позволило эксперту сделать заключение, что водитель не имел возможности предотвратить наезд на пешехода.

Когда через два месяца дело передали в специальное следственное отделение Пятигорска, то и там следователь Дьяченко, сидя в кабинете, не проводя никаких следственных действий, каждый раз подавал ложные данные о видимости пешехода в 21 метр и потом на основании заключения эксперта вносил постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. И это продолжалось два года.

Наверное, защитники Николенко надеялись, что я, пожилой человек, не выдержу такого  давления и прекращу борьбу. Но я боролся - семь раз выезжал в Москву, 15 раз - в Ставрополь, без конца ездил в Нефтекумск, Буденновск, Пятигорск, проехав в поисках правды более 30 тысяч километров.

14 июля 2011 года следователь Дьяченко вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, сославшись на достаточные данные, указывающие, что в действиях Николенко нет состава преступления. Но уже 21 июля возбуждают уголовное дело по факту ДТП и теперь уже находят достаточные данные, указывающие на признаки преступления.

Но на самом деле в материалах все осталось без изменений, а дело возбудили из-за моих обращений к федеральной власти. За семь поездок в Москву я трижды был на приеме в Генпрокуратуре, дважды - в Администрации президента, трижды - в Госдуме, кроме того, в Общественной палате, МВД России, Следственном комитете России, в различных правозащитных общественных организациях...

Дело возбудили, но никаких реальных действий по расследованию ДТП не последовало.

9 февраля 2012 года состоялся суд, который прошел в особом порядке. Николенко была осуждена на три года условно с испытательным сроком на два года, лишена водительских прав на два года,  и обязывалась выплатить мне компенсацию за моральный и материальный ущерб в 606 тысяч рублей.

В итоге, начиная с мая 2012 года, Николенко выплачивает мне по 600 рублей в месяц, как ни в чем не бывало управляет автомобилем (только после моих обращений в прокуратуру у нее изъяли права, но она и без них спокойно разъезжала по Арзгиру).

Теперь у нее все позади. А меня суд таким приговором до того унизил, что хуже некуда. В приговоре указано: вина Николенко заключается в том, что она не обеспечила технически исправное состояние  автомобиля и превысила допустимую скорость. Между тем во всех автотехнических экспертизах, в том числе в последней от 25 декабря 2011 года, автомобиль признан технически исправным, а скорость движения - допустимой. Однако эти противоречия никого, кроме меня, на суде не смутили...

Я за эти четыре года стал больным человеком, потратил все сбережения, накопленные с женой за нашу 37-летнюю совместную жизнь, продал машину, взял кредит на третьего адвоката. И теперь, после оплаты процентов по кредиту и коммуналки, от моей пенсии в 6700 рублей практически ничего не остается.

После того, что произошло и происходит со мной, хочется задать вопрос власти: может ли простой человек в нашей стране надеяться на защиту и справедливость?

 
Владимир ГУЩИН
Арзгир
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий