Поиск на сайте

 

 

Чем современного человека привлекает декаданс – мрачная эстетика вековой давности

 

В конце августа в ставропольском кафе «Комильфо» состоялся первый в истории города салон декаданса. Событие по местным провинциальным меркам уникальное – еще и потому, что организовали его ребята из Воронежа, из движения «Вечная эстетика».
Для тех, кто подзабыл школьную программу: декаданс – это такое эстетическое течение рубежа XIX и XX веков, охватившее почти все творческие сферы: от моды до литературы. Уставшая от викторианской чопорности знать искала чего-то новенького – и на смену прежним «правильным» идеалам пришли «неправильные»: декаденты восторгались смертью, развратом, человеческими пороками.
Но восторгались вовсе не так, как нынче это делает обезбашенный Тарантино, а в утонченной манере. Перед глазами прямо встают картины: тонкие сигареты в нежных пальцах, абсент в золоте, шляпы, трости, вуали, патефон… Например, на ставропольском салоне зрители могли послушать стихи, услышать романсы или увидеть театральные постановки с вычурными названиями «Альтер Эго», «Дадаизм», «Рябина», «Золотая маска», «Ампутация»...
Очередной салон декаданса в Ставрополе состоится в марте. И вот в его преддверии «Открытая» беседует с одной из основательниц движения «Вечная эстетика» Эльвирой РОМАНОВСКИ.

 
– Эльвира Романовски – псевдоним?

– А как вы думаете? Настоящее имя, по паспорту, Натэла, но сегодня я уже для всех близких и родных Эля.
– Живете, короче, двойной жизнью...
– Декаданс для большинства людей – это что-то такое непонятно-утонченное, из учебников литературы. И далеко в прошлом. А я душой именно в том времени, а вот родиться довелось в дне сегодняшнем. Тоже, если хотите, двойная жизнь.
– Как вообще появилась «Вечная эстетика»?
– Я давно, еще с детства, интересуюсь декадансом, меня притягивала эта эпоха, искала ее отголоски в литературе, музыке, искусстве. Потом оказалось, что в нашем городе есть и другие такие же истинные ценители декаданса. Не скажу, что их было много, но единомышленников удалось найти – активных, которые могли друг на друга опереться. Нас было человек семь, когда мы создали «Вечную эстетику». Поначалу это были кабинетные разговоры, а вот два года назад мы наконец решились проводить салоны.
– Короче, пропагандируете декаданс?
– Мы не занимаемся пропагандой чего-либо. Каждый сам волен выбирать, идти ему на наше мероприятие или нет. У нас всегда минимум рекламы, люди сами передают информацию друг другу о предстоящем салоне. Вы ведь сами понимаете, на таком мероприятии массовость ни к чему. А всем, кто пришел, мы просто предлагаем свое видение прекрасного, которое может кого-то устроить, а кого-то – нет.
– Декаданс – это нечто мрачное, меланхоличное: культ смерти, аморализма, разгула. Где вы находите прекрасное?
– Обычные эстетические категории «прекрасное – ужасное» нельзя оценивать по объективным, рациональным критериям: истинно это или ложно. Красота у каждого своя, и не всегда она может быть «доброй», как принято большинством общества. Декаданс – это эстетика совсем другого свойства, к ней тянутся люди, которые других идеалов, скажем так, альтернативной красоты. Неискушенному человеку, наверное, это понять сложно, но достаточно взглянуть на фото с наших мероприятий: утонченные люди, нежные костюмы, томные взгляды – всё это безумно красиво, правда.
Вот, кстати, забавный случай был в Ростове-на-Дону. В местном клубе к нам на салон забрели человек десять, которые не знали, что это за мероприятие. Узнав, что тут «дают декаданс», они купили билеты и остались. Мы сначала испугались, ведь придется выступать перед неподготовленной публикой, но в результате гости нашего вечера остались очень довольны.
– Я фото ваши глядел. Действительно, завораживают. Очень хотел попасть на ваш салон в Ставрополе, но не смог. Кстати, каким ветром вас занесло к нам из Воронежа?
– Нам очень хотелось новых впечатлений, перемен, новых лиц, поэтому и решились на большое «турне» по городам России и Украины. Почему именно Ставрополь? Мы объявили на своей страничке «ВКонтакте» голосование за разные города, и сами ставропольцы захотели, чтобы мы к вам приехали.
Ваш город мне очень запомнился: мы без проблем нашли помещение (что, признаюсь, бывает не всегда), оказалось очень много желающих прийти, и публика воспринимала представление отлично.
– Какие люди обычно приходят на салоны?
– Сложно сказать. Возраст самый разный – от 16 до 40 лет, старше никогда людей не видела. Есть бизнесмены, студенты, много творческих личностей…
Думаю, объединяет их всех стремление к чему-то новому. В какой-то степени это и бегство от современного мира, где доминирует культ комфорта и мобильности. На эстетику при этом времени не остается, а мы даем возможность людям остановиться, задуматься, взглянуть на жизнь под новым углом.
Посетителем салона может стать любой, но, естественно, у нас некоторые требования, которые не являются нашей прихотью, они существуют лишь для того, чтобы не нарушать атмосферу.
– Какие?
– Например, у нас не приветствуется, когда приходят подростки, потому что на салонных представлениях часто поднимаются не совсем «детские» темы. Например, у нас есть цикл историй «Парижские новеллы» – о людях, чья жизнь проходила в кабаках и борделях. Это истории куртизанок и их поклонников в вечном поиске веселья и удовольствия, действия и мысли персонажей на грани морали и упадка.
Мы предлагаем зрителю примерить на себя их образы и нравы, поэтому, думаю, на таких представлениях будет неуместно присутствие детей. Также мы требуем строгого соблюдения на салонах дресс-кода, хорошие манеры и эрудированность в вопросах истории и искусства также служат пропуском на салон.
– А как вы вообще составляете программу представлений?
– Это долгий, но интересный процесс. Ну вот, например, программа, которую мы показали в Ставрополе и в других городах, готовилась почти полгода. Сначала мы садимся и определяем концепцию проекта, это самое сложное. Как ни странно, проще «наполнить» затем эту концепцию конкретными номерами. У нас в «Вечной эстетике» есть актеры, музыканты, поэты, которые и представляют на салонах свое творчество.
– Сами сценарии пишете?
– Могу поскромничать: пишу прозу, играю в нашем театре «Закрытых глаз», еще пишу тексты и режиссирую постановки. Еще учусь игре на скрипке, но пока на любительском уровне.
– А много у «Вечной эстетики» верных поклонников?
– Достаточно! Хотя, сами понимаете, проводим не массовые мероприятия, ибо в таком случае они потеряли бы всякий смысл. Впрочем, дважды делали в Воронеже и фестивали декаданса, куда приходило намного больше людей, чем на обычные салоны, приглашали туда московские группы, например, очень известные в наших кругах «Бостонское чаепитие» и «Кабаре безумного Пьеро».
– Считается, что эстетика декаданса повлияла на формирование современных эмо и готов. Они к вам не ходят?
– Эмо? Ума не приложу, каким боком они связаны с декадансом. А вот люди из готической тусовки приходят. Действительно, какое-то отдаленное сходство есть. Хотя уж точно декаданс прямых аналогий в современном искусстве, культуре точно не имеет. Это было такое уникальное явление, некая пассионарная «вспышка», которая так и осталась только в учебниках. Кстати, это тоже один из факторов, чем меня привлек декаданс.
– А вас в Москву не сманивали?
– Нет, не сманивали. В России декаданс не очень распространен, и подавляющее большинство его ценителей живут в Москве и Санкт-Петербурге, там регулярно проводятся фестивали, большие мероприятия. Поэтому и публика более искушенная, чем в провинции, и конкурировать за зрителя там очень сложно.
– Когда в Ставрополь снова пожалуете?
– Думаю, будущей весной. У нас как раз запланировано новое большое турне по городам России, и в Ставрополь тоже непременно заедем. Сейчас идет подготовка новой программы. Обещаю, что во многом новая программа будет революционно отличаться от нынешней, например, там будет номер на восточную тему. А в остальном – пока секрет.
 

 

Беседовал
Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий