Поиск на сайте

 

 

Вся история Отечества, запутанная и драматичная, стала хорошей проверкой современного поколения

 

Общеизвестные титулы и заслуги Германа Беликова выглядят так: корифей краеведения, автор трех десятков глубоких исследовательских трудов, почетный гражданин Ставрополя. На днях получил извещение из Москвы о том, что имя его попало в международную энциклопедию «Лучшие люди России».
Однако главное в жизни и творческих поисках нашего земляка кроется все же за рамками официального признания.
Какие ценности и принципы отстаивает антисоветчик в законе Герман Беликов, и хотелось бы рассказать.

 

Помнишь, товарищ?
Имея более двадцати разрядов по легкой атлетике и играм, Герман Беликов мечтал учиться в Московском институте физической культуры им. Сталина. Но манила и поэзия дальних неизведанных дорог. В общем выбор пал на географический факультет ставропольского пединститута.
Что получил от тех лет скитаний, восхождений, бесчисленных костров и прочих прелестей туристической жизни? Конечно, новых друзей из многих уголков страны. Друзей надежных, ибо только в горах, как пел Высоцкий, можно узнать, кто твой друг, а кто враг.
Познакомился с известными людьми, прославленными альпинистами, многие из них сражались в горах Кавказа с «эдельвейсами».
Например, начальник Баксанского альплагеря Однакозов, один из авторов знаменитой песни о наших воинах, оставивших на скале гранату с запиской о кровавых боях, которую нашли после войны:
Помнишь, товарищ, вечные снега,
Стройный лес Баксана, блиндажи врага,
Помнишь гранату и записку в ней
На скалистом гребне для грядущих дней…
За семнадцать лет работы в Доме пионеров, куда попал после института, Беликов исколесил со своими кружковцами все равнинное Ставрополье, Центральный и Западный Кавказ.
Были переправы через бурлящие реки, дождь и снежные заносы, многодневные блуждания в лесных чащах, ночевки в хижинах лесорубов.
Результатом этой работы стало создание краеведческого музея Дома пионеров с отделами археологии и палеонтологии, животного и растительного мира, истории и литературы. Особая гордость - музей пионерской славы, где центральное место занимали материалы об участии школьников края в Великой Отечественной.

 

Никто не забыт?
Оттачивать перо Герман Беликов начал в году в 1958-м, публикуя небольшие материалы по краеведению и туризму. С трудом купил пишущую машинку «Москва», с энтузиазмом и упорством начал писать о походах с юными краеведами. Так, в 1963 году под названием «Мои друзья и зеленый рюкзак» небывалым по нынешним меркам 30-тысячным тиражом увидела свет первая книга Беликова.
А ведь могла и не выйти. В издательстве рукопись первоначально на рецензию передали одному из местных краеведов, но тот дал отрицательное заключение, при том, что никаких претензий не высказал.
Хотя все и обошлось, выдержать такой удар смог бы не каждый. Чтобы идти своим путем, требовались риск и смелость. Интеллигент по своей природе, Беликов не отступил, не запаниковал, в депрессию не впал. Характер и воля спортсмена-разрядника во многом определили весь жизненный и творческий путь исследователя.
Работая в Доме пионеров, Беликов не мог обойти стороной историю самой пионерской организации края. Начал с исследования патриотического участия детей и подростков Ставрополя в период его оккупации немцами. Собрал огромный, поистине бесценный материал о юных патриотах Мише Друганове, Вите Морозове, Пете Слезавине, Володе Махнове, Володе Косинове, Жене Алферове, Володе Гайдае, Сереже Попове, еще десятке ребят, многие из которых погибли.
Так, в 1962 году появилась книга «Пионерия». Продолжая тему уже годы спустя в соавторстве с журналисткой И. Земляковой, Беликов выпустил книгу «Свет пионерских костров», а в 1982-м на пару с В. Михайленко - «Серебряный горн».
В краевом госархиве историком был создан именной научный фонд по патриотическому детскому движению на Ставрополье и в Карачаево-Черкесии в годы войны, включающий более 40 дел из сотен уникальных документов, воспоминаний, фотоснимков. В общей сложности эта работа заняла несколько десятилетий. 
Так, написанная на одном дыхании книга «Дети войны» вобрала в себя совсем еще юные судьбы того жуткого времени - без картинного героизма и напускной скорби, назидательного пустословия и блеклого бумагомарания, став еще одной вехой в документальном историческом повествовании.
Однако для власти, прикрывающейся лозунгом «Никто не забыт, ничто не забыто», рукопись оказалась не нужна, труд этот не опубликован до сих пор. Что, впрочем, не мешает чиновникам сетовать об утрате молодым поколением нравственно-духовных ориентиров, моральных качеств и самих идеалов, на которых они, мол, сами выросли, поднявшись до высоких управленческих высот. Кто ж тут антисоветчик?!
Несмотря на мощный жизненный потенциал, к большому краеведению Беликов подступался с трудом, как бы вызревая, впитывая в себя успехи, радости, неудачи. Шел больше по наитию, велению сердца, нежели по расчету. А уж отмерять марши карьерных лестниц и в мыслях не было.

 

Прозрение
Вернулся на родной географический факультет, но уже в качестве преподавателя. В конце концов, льстило и то, что на равных с Владимиром Георгиевичем Гниловским можно участвовать в жизни института.
Кроме спецкурса по школьному краеведению читал лекции по основам промышленного и сельскохозяйственного производства, вел педагогическую и полевую практику с незабываемыми выездами в Среднюю Азию, посещением Самарканда, Коконда, Бухары, с походами на Кавказские Минеральные Воды, в Домбай, Архыз, Крым…
И писал, писал - в газеты и журнал, методично вытравливая из головы большевистский дурман, лживость советской идеологии, оставляя все то ценное и поистине прекрасное, что принесла в Россию эпоха социализма.
Отойти от идеологических клише, сделав решающий шаг в сторону объективности, помогли исследования истории Гражданской войны на Ставрополье. Преодолевать навязанные и окостеневшие штампы было неимоверно сложно, и не потому, что кто-то в погонах стоял за спиной. Это была борьба с самим собой. 
По Гражданской войне продолжали выходить талмуды красных профессоров. Чувствуя убожество мысли и результатов их научных трудов, Беликов с головой погрузился в работу, просиживал в Ленинке, ворошил архивы Ставрополя, Ростова, Краснодара, вел огромную переписку.
И тут открылись потрясающие картины той войны, ранее совершенно неизвестные, в том числе идущие вразрез с официозом.
Так возникла рукопись под рабочим названием «Багряные сполохи». Это были документальные очерки о первом «ленинском» дивизионе самолетов, о крахе белой эскадры на Каспии, «золотом обозе» - награбленных большевиками драгоценностях на КМВ, истории первых памятников вождям революции...
Работа над «Багряными сполохами», еще и поныне не завершенная, натолкнула на тему всей дореволюционной и советской истории Ставрополя. К тому времени об этом вышло немало книг, но погружение в многотысячные архивные документы открывало неизвестный город.
«Я буквально прозрел, видя ложь и фальсификацию многих и многих советских изданий, недомолвки и искажения в истории Ставрополя, незаслуженного возвеличивания деяний, когда мерзавцы, а то и палачи становились героями, - эмоциональная встряска, полученная много лет назад, и по сей день не дает покоя историку. Говорить об этом в доперестроечное время было опасно. Оставалось без комментариев правдиво обрисовывать дореволюционный город».
«Дорога из минувшего» - книга под таким названием тиражом в пять тысяч экземпляров была раскуплена чуть ли не мгновенно. Четырьмя десятками очерков автор впервые сумел восстановить из пепла неизвестные страницы истории города. Наглядно показал, как власти украли нашу дореволюционную историю. А потом с чистого листа сочинили свою, лучезарную, в чем активно им помогали ученые, писатели, журналисты, музейщики. В этом сборнике удивленные читатели не нашли ни единого слова о роли партии большевиков.
«Может, это было и несправедливо, но на фоне массового восхваления и раболепия перед партией во всех без исключения изданиях о Ставрополе то был мой отчаянный крик протеста», - рассуждает историк.
Несмотря на успех «Дорог из минувшего», Герман Беликов продолжал собирать новые документы, воспоминания старожилов, и в 1997-м в свет вышла очередная его книга «Ставрополь - врата Кавказа». Это был настоящий прорыв в краеведении.

 

Багровый след
Одна из последних книг Германа Беликова - «Безумие во имя утопии, или Ставропольская голгофа» - о Гражданской войне на Ставрополье и последующем терроре, затянувшемся на долгие десятилетия. Возвращаться к этой теме снова и снова подталкивали противоречивые материалы госархивов, но главное - работы, в которых были собраны мрачные факты нашей истории.
В первую очередь это воспоминания горячо любимого Беликовым Ильи Дмитриевича Сургучева «Большевики в Ставрополе» - крик человека, видевшего своими глазами деяния безумцев. Удалось заполучить книгу другого нашего земляка Н.В. Палибина «Записки советского адвоката», написанную в 30-е годы в Париже, где автор рисует ужасные картины советского правосудия.
Затем была книга Бориса Ширяева, тоже ставропольца,  «Неугасимая лампада» - о ленинском Соловецком концлагере, куда автор попал с момента его возникновения. Поиски привели к работам Б.А. Филиппова, автора книги «Всплывшее в памяти» - воспоминания о событиях в Ставрополе в первые, самые кровавые советские годы...
Когда рукопись была готова, встал вопрос о ее издании. За помощью Беликов обратился к Александру Исаевичу Солженицыну, переслав ему некоторые выдержки из своей работы. 
Скоро получил ответ: «Вполне вероятно, что наш фонд «Русский путь» возьмется издать книгу, но прежде мы должны прочесть весь текст. Пришлите его нам или передайте с оказией». Сразу отправил диск с текстом. 
«В моей жизни так случилось, что добрые слова о своем творчестве слышать приходилось редко. Можете представить мое состояние, когда мне позвонил Александр Исаевич и осыпал меня с головы до ног похвалами - так, что я просто обалдел», - не без гордости и  с благодарностью к своему коллеге вспоминает Герман Алексеевич. 
За этим последовала переписка с главным редактором издательства Тамарой Есиной, известившей: «Александр Исаевич поручил подготовить к печати присланную вами рукопись, назвав ее «Багровый след по Ставрополью». Я сейчас активно работаю над ней… Всего вам самого наидоброго».
Через переписку и телефонные разговоры началась долгая работа по редактированию, особенно по первоисточникам. Но когда, наконец, все было закончено, пришло известие о смерти Солженицына. Вновь стал вопрос публикации. 
О помощи со стороны власти и речи не было: за правду, мол, спасибо, но будоражить народ не стоит...

 

С чего начинается родина?..
Через друзей удалось наскрести на пять десятков книг кустарным способом. Но ребята, наварившись на истории Отечества и вручив автору половину заказа, с самиздатовского горизонта надежно исчезли.
И тут случилось чудо. Нашелся человек, который взял под свое имя кредит, а деньги передал Беликову. Труд многих десятилетий, пытливых исканий, открытий, поражающих своей убийственной правдой, мучительная перестройка самого себя в итоге завершились изданием книги, посвященной памяти Александра Исаевича Солженицына и миллионов безвинных жертв политических репрессий.
В борьбу за историческую правду Герман Беликов ввязался не с бухты-барахты. Копать вглубь вынудила многослойная, почти несмываемая фальшь, в которую плотно укатывали жизнь целых поколений, не позволяющая дышать полной грудью, чувствовать, сопереживать. Предоставленной свыше возможностью сбросить с себя идеологические оковы, пойти вперед Беликов воспользовался в полной мере.
Преодолел себя, не поддался конъюнктуре, соблазнам свить гнездышко на верхних этажах госслужбы. Потребность объективно разобраться в действительности, вывести из тени множественные перипетии нашего бытия стали и целью его жизни, и призванием. Принципы эти вызревали постепенно, но обретая контуры и прочность, уже не поддавались ветрам перемен.
В чем заслуга «антисоветчика» Беликова? Он первый в крае предпринял деятельную попытку перекодировать общественное сознание, вернуть людям их истинную историю, как часть самих себя. В конце концов, жить с правдой куда полезнее, чем без нее, хотя и так же мучительно.
Никакого при этом эпатажа и заигрывания с читателем - беспристрастный анализ стал главным инструментом его краеведческих исследований. Не научимся оценивать себя критически, так и будем топтаться на месте, цепляться за имперские ценности, трусливо спотыкаться, петлять незрелым умом в поисках национальной идеи.
Не на всех, что и говорить, благостно влияет эликсир свежести, скрытый в беликовских трудах. Да и может ли быть по-другому? На этот счет еще Пушкин как-то заметил: «Люди никогда не довольны настоящим и, по опыту имея мало надежды на будущее, украшают невозвратимое минувшее всеми цветами своего воображения».                                                                                           
С предостережением классика Беликов, конечно же, знаком. Но слова гения его не смутили, он-то знает, что честно и открыто выполняет свою миссию, очищая сознание от шлака губительных идеологем и лицемерия. Именно с этого начинается возрождение России - родины Пушкина, Чехова, Толстого, губернского архитектора Кускова, архиерея Гедеона, десятилетних мальчишек, пионеров-героев, сознательно отдавших свои жизни ради Победы… 
Сыворотка правды, которую ставропольскому обществу прививает Герман Беликов, сегодня нужна как никогда. Честная история - лучшее средство, чтобы открыть глаза на настоящее.

 

Пишите одну правду
Говоря о пути нашего героя в большое краеведение, невозможно обойти имя человека удивительной и сложной судьбы - Леонида Николаевича Польского, коренного ставропольца, известного на Кавказских Минеральных Водах историка, автора ряда замечательных книг. Приговоренный к длительному заключению за работу в оккупационной газете Ворошиловска «Утро Кавказа» и чудом сумевший выбраться из сталинских застенков, он и после оставался тем же заключенным, долго не имевшим право на публикации.
Будучи воркутинским зеком, Польский написал записку генсеку Хрущеву, в которой пытался осмыслить сотрудничество казачества с вермахтом. Но самое главное - он был свидетелем многих событий, связанных с оккупацией Ставрополя.
В 1988 году Леонид Николаевич сам вышел на Беликова, прислав ему испещренную мелким почерком почтовую открытку. Так завязалась переписка, длившаяся до самой смерти Польского в 2000 году.
Его душеприказчиками стали казачий лидер Железноводска Н.С. Тимофеев и краевед из Пятигорска С.Д. Бобров, предложившие Герману Беликову опубликовать письма Леонида Николаевича в готовящемся сборнике по трагедии казачества «Война и судьбы». Книга скоро вышла в свет, и в нее вошли памятная записка Хрущеву «К вопросу о судьбах казачества», а также все письма Польского своему другу в Ставрополе.
Это уникальные документы эпохи, открывающие новую грань человеческой души гражданина и патриота России, писателя и журналиста Л.Н. Польского. Вот отрывок из его письма Беликову: «Пишите правду и одну правду, она ваше оружие против лжи и подлости советских борзописцев». 
В предисловии к опубликованным письмам Герман Беликов написал: «Леонид Николаевич Польский! Кем он был для меня? Главным авторитетом в историческом краеведении. Но это одна сторона его жизни. Глубокое знание истории своего края дореволюционного периода позволило ему разобраться с большевистским прошлым и настоящим, став его непримиримым врагом. Этот путь прошел и я, но гораздо позже».
В 1991-м вышла книга Беликова «Оккупация» - о жизни в Ставрополе под немцами, куда вошло многое из воспоминаний Польского. Сегодня ничего подобного никто уже не напишет. 
Во-первых, для этого нужно было самому пережить то время. Во-вторых, книга была построена на воспоминаниях старожилов, ныне в большинстве своем ушедших в мир иной. Наконец, без воспоминаний Польского попросту не удалось бы воссоздать объективную картину тех дней.
Для советских мифологов той войны книга не стала подарком, а укусить автора им ой как хотелось! Но доказательств не было. И тогда в ход пошли старые приемчики вроде «Держи вора!». В оригинале, в многочисленных газетных статьях, это звучало так: «Есть силы, пытающиеся фальсифицировать нашу героическую историю…»
Добровольцев, пусть и не достать, то хотя бы досадить «антисоветчикам», в свободной России не убывает.

 

На перепутье
«Главноначальствующие Кавказа» - так названа новая рукопись Германа Беликова, посвященная колонизации Кавказа русскими начиная с царствования Петра I и Екатерины II. 
Казалось бы, тема давно изучена еще в дореволюционной историографии. Но не стоит забывать, что в советское время присоединение Кавказа к России трактовалось захватнической антинародной политикой, а это на объективных исследованиях ставило крест.
Многочисленные дореволюционные труды по Кавказской войне были упрятаны в спецхраны. И даже с начала перестройки как в научном обиходе, так и в массовом сознании сведения о днях давно минувших были скудны.
В последнее время, правда, появилась масса превосходных работ по истории Кавказской войны, но и они в основном строятся на именах крупных военачальников, наместников Кавказа, таких как Ермолов, Барятинский, Воронцов. Что до большинства рядовых генерал-губернаторов - астраханских, екатеринославских, георгиевских, ставропольских, - их имен никто не знает и до настоящего времени.
Книга давно готова, дело «за малым» - издать ее. Спонсоров нет. Власть безмолвствует. 
Среди неопубликованного и рукопись книги «Точка на карте», над которой автор работал пять лет. Это что-то вроде энциклопедического словаря о 900 населенных пунктах Ставропольского края и Карачаево-Черкесии. Помимо изучения всей литературы, архивных источников, Беликов переписывался со школьными краеведами из сел, аулов, станиц… Благо почтовые конверты обходились тогда в пять копеек.
Давно уже в столе лежит рукопись детской книги по краеведению «Приключение на «Тигре» - увлекательное путешествие на машине любознательных и пытливых ребят по загадочным местам, которых на Ставрополье хоть пруд пруди.
На фоне трепетной заботы власти о самой себе, особенно в период выборов, оптимизма это не добавляет. Да просто по-житейски рассудить: куда полезнее  издать хорошую и честную книгу, чем вагонами штамповать глянцевое вранье с гнетущими улыбками кандидатов, расталкивая потом эту макулатуру по почтовым ящикам.
Очень уж это перекликается с тем, что беспокоит Германа Беликова - профессионала, гражданина, патриота: 
«Сегодня к нам идет огромный поток разнородной информации от своих исследователей, из-за бугра. Но всего этого недостаточно, чтобы открыть жуткую правду о том, что вытворяли сталинские опричники. И правда та будет ужасной. 
Готов ли народ к ней? Думаю, нет. Но горечь вся в том, что народ наш в массе своей даже не хочет ничего знать. И в этом главное наследство тоталитарного режима».
Звучит очень современно. Но этот гнойный нарыв державы рано или поздно прорвет, и мы снова окажемся на краю пропасти. Устоим ли? 
История - это не кубики для детских игр...

 

Олег ПАРФЁНОВ

 

Владимир Пузиков30 декабря 2011, 00:26

 
 
 
 

Добрый день! Живу в Благодарном! Написал документальные повести о Ставропольских партизанах "Уходили в поход партизаны...", комсомоле, последней советской пятилетке "Солнце в зените", десятки очерков. Размещены мои работы на сайте: ПРОЗА.РУ: http://www.proza.ru/avtor/vladpuzikov Поддержки от органов власти не получаю. Делаю вывод: История единороссам не нужна!

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий