Поиск на сайте

 

 

Выгораживая недостойную чиновницу полпредства, должностные лица СКФО творят абсурд, попирая правовые и нравственные нормы. Всю репрессивную мощь государственной машины они обратили против простых граждан региона и журналистов «Открытой», вставших на защиту униженных и оскорбленных.

 

Не верить официальным письмам?!
Прошло уже два судебных заседания, на которых ни в малейшей степени не прояснилось то, на чем настаивает Т. Панфилова: мол, письмо, поступившее из полпредства Круглову, к ней отношения не имеет. 
Начальник управления Генпрокуратуры СКФО В. Цуканов тоже написал в редакцию: сведения о причастности Панфиловой к ответу пенсионеру недостоверны, журналистка факты не проверила, а потому должна быть наказана. 
Очень непрофессиональный ответ, словно и не прокурор писал, а человек с улицы: ни единой ссылки на законы, ни единого довода в пользу «недостоверности» и никаких мер прокурорского реагирования, которые в данном случае - это любой понимает! - возникают неизбежно. 
Коли Панфилова не писала, то кто от имени полпредства эти фальшивки рассылает, дискредитируя органы власти, порождая глубокое негодование получателей хамских текстов, которые никто не считал и не считает фальшивками? 
Между тем автор статьи Елена Суслова все приведенные факты как раз и проверила - в той степени, в какой положено журналисту. 
«А если вам фальшивое судебное решение придет, вы тоже поверите?!» - с негодованием задала мне непрофессиональный, можно сказать, просто нелепый вопрос прокурорская чиновница, которая проводила проверку. 
Конечно, поверит бумаге, содержащей все признаки официального документа! Поверят и Суслова, и другие журналисты, а вместе с ними прочие граждане - и рядовые, и статусные. 
Живем-то мы в го-су-дар-стве, которому предоставляем и оплачиваем своими налогами огромный ресурс (с его возможностями и обязанностями) для того, чтобы защищало нас от обманщиков, тем более совершающих преступления под видом представителей власти. 
Это их, что ли, должна была проверить журналист Суслова? То есть взять на себя еще и функции полиции, следствия, прокуратуры? А в придачу - и обязанности г-на Цуканова?! А вы, господа, будете лишь зарплату получать?!

 

А мышку для вас не поймать?!
Так что не наводите тень на плетень, а выводите на чистую воду мошенников, действующих якобы от имени государства, - на то вам и предоставлены огромные правоохранительные и надзорные штаты с дорогими спецами и техникой - полиграфами, графологами, чудо-экспертами. Это ваша - и только ваша! - прямая обязанность на государевой службе.
А то ведь, следуя такой вашей логике, журналистов надо привлекать за то, что границы Родины не защитили, преступника не задержали, мышку не поймали (за кошку)... 
Именно такую логику озвучивает руководитель окружного надзорного ведомства В. Цуканов, старательно обходя то, что является его обязанностью - действовать в интересах общества, защищая права граждан. Ярче всего у него пока проявился такой интерес - наказать автора статьи, реабилитировать Панфилову и заткнуть рот редакции.
А как же преступники, невесть как запасшиеся официальными бланками полпредства, мастерски копирующие подписи Панфиловой, штампующие письма в отделениях связи?! Сколько таких фальшивок разлетелось по девятимиллионному северокавказскому округу, сколько потрясений у простых людей вызвало, сколько гроздьев гнева в обществе породило? 
Пенсионер Круглов, получив глумливый ответ на казенной бумаге за подписью Панфиловой, испытал сильное нервное потрясение, заболел и теперь глотает горстями таблетки. 
Поскольку в этом письме его, по сути, называли психом, то он, глубоко оскорбленный и униженный, прошел платную медицинскую экспертизу, которая засвидетельствовала его нормальное психическое здоровье.
Но эмоционально отойти от этой мерзости честнейший добросердечный старик до сих пор не может - он и на суде за сердце хватался.

 

Чей заказ? Ответ ясен
«Чей заказ?» - грозно опрашивала журналистку Суслову все та же безымянная начальница-прокурорша. А чей заказ у вас, господа прокуроры из окружного надзорного органа? Вопрос этот уже не риторический, вы сами дали на него ответ. 
Ведь еще не начиная проверки факта глумливого письма, пришедшего пенсионеру Круглову на бланке полпредства, вы уже знали, в чью пользу сделаете вывод. Еще раз посмотри, читатель, на титульный лист, предваряющий материалы проверки, которая-де проводилась окружной прокуратурой по заявлению полпреда Александра Хлопонина. 
Эти «материалы» были представлены на минувшей неделе прямо на судебном заседании. Но и то, что мы успели увидеть за полчаса, отведенные на знакомство с документами, потрясает несказанно.
Знаете, кто писал текст заявления, подписанный А. Хлопониным, в окружную прокуратуру с настоянием «разобраться» и принять меры прокурорского воздействия (то есть наказать редакцию)? 
Знаете, кто вписал в заявление полпреда взятое с потолка утверждение, что опубликованы недостоверные сведения в отношении начальника организационного департамента–секретариата полномочного представителя Президента в СКФО Панфиловой? 
Вы не поверите! Сама г-жа Панфилова и писала, ее фамилия стоит под подписью А. Хлопонина как исполнительницы этого «документа», сразу задавшего направление «проверке». Что любопытно, ни на одном письме из аппарата полпредства, имеющемся в распоряжении редакции, исполнителя не указано.
И что после этого должна сделать окружная прокуратура, получив такое письмо за подписью полпреда? Взять под козырек? Она и взяла. 
Иван Иванович Сыдорук, заместитель Генпрокурора России, поручил рассмотреть обращение Хлопонина  заместителю начальника управления Жанне Киреевой. Похоже, что именно она была той безымянной прокурорской «начальницей», хамски разговаривавшей с Еленой Сусловой в своем кабинете (см. «В зеркала глядитесь, господа!», №32 от 15-22 августа 2012 г.). 
Финита ла комедия
Жанна Киреева, собрав в изумительно короткий срок кучу всяких бумаг (надзорное производство по заявлению Хлопонина на 288 листах), так и не смогла ответить на вопросы, которые задавала и журналисту «Открытой», и главному редактору. Если не из полпредства, то откуда пришел ответ Круглову? Кто и в чьих интересах его «стряпал»? Чей это был заказ?
Видимо, пребывая в полной растерянности, Киреева обратилась с письмом в краевое управление Роскомнадзора, в котором просила сообщить «О СОБЛЮДЕНИИ ЗАКОННОСТИ в средствах массовой информации при размещении в газете «Открытая. Для Всех и Каждого»… письма от имени... Т. Панфиловой, подлинность которого указанным лицом опровергается». 
А теперь читайте помедленнее, чтобы до всех дошла суть глубочайшего непрофессионализма, накрывшего страну.
Прокуратура, на которую возложен надзор на исполнением законов, в том числе и в органах Госкомнадзора РФ, прокуратура, которая сама проводит прокурорскую проверку, просит ПОДНАДЗОРНЫЙ орган сообщить в управление Генеральной прокуратуры в СКФО - СОБЛЮЛА или не СОБЛЮЛА «Открытая» законодательство о СМИ? 
Что может еще столь ярко и убедительно охарактеризовать профессиональный уровень сотрудников высшего звена органов прокуратуры?!
Проанализировав в рамках своих полномочий факт публикации в газете, Управление Роскомнадзора в Ставропольском крае (в лице зам. начальника С.А. Бурцева) сообщило в окружную прокуратуру, что оно в отношении «Открытой» газеты и автора статьи «не находит оснований для возбуждения административного производства». 
Все, финита ла комедия - на этом «концерт по заявкам» самолюбивой и без оснований обидчивой Т. Панфиловой, посадившей в лужу и своего начальника полпреда, и окружного прокурора, взявшего под козырек, должен бы и закончиться. 
Однако, «не убирая руки от козырька», Иван Сыдорук спешит отчитаться Александру Хлопонину: «Установлено, что в статье размещена информация о направлении должностным лицом… ответа на обращение В.М. Круглова. По результатам проверки данный факт (какой именно?) не подтвердился…» 
Далее идет констатация того, что якобы Е.С. Суслова нарушила ст. 49 Закона РФ «О средствах массовой информации», и Сыдорук сообщает Хлопонину, что главному редактору направлено письмо для принятия мер в соответствии с действующим законодательством в отношении журналиста.

 

Ангажированность и непрофессионализм
Письмо в редакцию, о котором Сыдорук сообщал Хлопонину, подписал начальник управления Генпрокуратуры РФ в СКФО В. Цуканов. С характеристики его ответа мы начали этот материал. 
А также мы попросили прокомментировать это письмо бывшего заместителя Минераловодского межрайонного прокурора Анатолия Кальнина. Вот что он сказал:
«Письмо управления Генпрокуратуры в редакцию выполнено крайне непрофессионально. Оно ни в какой мере не соответствует ни требованиям ФЗ «О прокуратуре РФ», ни даже приказам Генерального прокурора России. Статья 22 Федерального закона «О прокуратуре РФ», которая определяет полномочия прокурора, прямо указывает на формы прокурорского реагирования при выявлении нарушений закона. 
Чтобы нормы закона соблюдались неукоснительно, 07.12.2007 г. Генеральный прокурор издал приказ №195 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина». В соответствии с пунктом 16 этого приказа все сотрудники органов прокуратуры обязаны в документах прокурорского реагирования (каким призвано было быть письмо в редакцию) излагать правовую сущность и негативные последствия нарушений закона, причины и условия, которые этому способствовали, ставить вопрос об их устранении и об ответственности виновных лиц. 
Более того, согласно приказу Генерального прокурора России № 46 от 12 февраля 2012 г., сотрудники прокуратуры обязаны принимать участие в рассмотрении их актов реагирования. То есть письмо начальника окружной прокуратуры Цуканова в адрес «Открытой» с предложением «рассмотреть вопрос о привлечении к ответственности Е.С. Сусловой» не соответствует ни по форме, ни по содержанию нормам ФЗ «О прокуратуре РФ» и нарушает приказы Генерального прокурора! 
То есть считать письмо за подписью Цуканова актом прокурорского реагирования нельзя, поэтому оно не может быть признано документом, в котором отражены результаты проверки, зафиксированы нарушения закона со стороны газеты «Открытая» или заместителя главного редактора Е.С. Сусловой, даны какие-либо правовые оценки содержанию публикации газеты «Пошел вон отсюда, псих!»

 

Такие вот «контакты» граждан с Панфиловой
Тем временем главный редактор Людмила Леонтьева, ссылаясь на приведенные выше доводы и закон о СМИ, написала в ответе на имя Цуканова, что не находит оснований для принятия мер в отношении Сусловой и особо отмечает, что действия прокуратуры являются прямым давлением на издание, поднявшее крайне важную общественную и государственную тему. Тему безобразного и безответственного отношения чиновников и к своим обязанностям, и к гражданам, с которыми они вступают в служебный контакт.
Именно на отношение чиновников жаловались читатели «Открытой», имевшие печальный опыт таких контактов с ведомством Панфиловой, а часто не получавшие вообще никаких ответов. Некоторых из них мы пригласили участвовать в судебном процессе по иску Т. Панфиловой. 
Какое отношение имеют эти свидетели к рассматриваемому делу? - вопрошал суд. Мы отвечали: отношение самое прямое и непосредственное. Граждане документально подтверждали выводы публикаций - бардак с документооборотом в ведомстве Панфиловой царит невообразимый. 
Многие не могут дождаться ответа из полпредства на свои жалобы. А те, кто дождался, возмущены до предела. Ибо, нарушая закон, жалобы граждан пересылали тем, на кого люди жаловались.

 

Документооборот в полпредстве безобразный
Сообщения о фактах, содержащих признаки серьезных преступлений, из полпредства соответствующим органам не пересылались, а возвращались авторам. Панфилова отвечала, что полпредство на госструктуры влиять(?) не может. На суде демонстрировались эти панфиловские отписки, их получатели подчеркивали, что такое отношение чиновницы их оскорбляет и унижает. 
А ведь в жалобах они приводили конкретные факты преступлений власти на местах. На суде они говорили, что обращение к Хлопонину было их последней надеждой. И что теперь эти надежды на справедливость, после получения ответов за подписью Татьяны Панфиловой, исчезли вовсе. Потому что закон о порядке рассмотрения обращений граждан нарушается даже в структурах администрации Президента!
Так о какой «деловой репутации» смеет говорить г-жа Панфилова, о каких «чести и достоинстве»? Наше мнение, основанное на фактах: не дорожит госпожа Панфилова ни собственной деловой репутацией, ни репутацией полпредства, а своей непрофессиональной работой она дискредитирует власть в целом. 
Так что, хотите не хотите, невозможно отделить эти свидетельства от оценки претензий, которые выкатила редакции чиновница, беззастенчиво режиссируя ход «проверки» ее собственной деятельности в должности руководителя департамента по жалобам. 
Далее. В материалах, представленных в суд Татьяной Панфиловой по нашим ходатайствам, мы нашли и сообщение начальника управления информационного и документационного обеспечения Президента РФ С. Осипова о том, что все регистрационные номера документации, образующейся в полпредстве, должны начинаться с литера А73.
Мы внимательнее всмотрелись в номера на бланках ответов свидетелям в нашем судебном процессе и увидели, что регистрационный номер письма, направленного полпредством Алле Харибовой, начинается с литера А26, да и положенного по делопроизводству штрих-кода на нем нет. 
Еще одна подделка? Кто строчит и рассылает по краю эти фальшивки? Увидим ли мы на суде Панфилову? Ведь кроме нее никто не ответит, какую ее подпись на представленных в суд документах считать истинной, а какую фальшивой.

 

Чиновница СКФО живёт... в Красноярском крае
И на суде, и в прошлом номере газеты мы отметили, что Панфилова, будучи госслужащей, пользуется бесплатными услугами адвокатов в процессе, где озабочена ценой своей «деловой репутации». 
Между тем нематериальные услуги чиновникам, по сути, приравниваются к взяткам. Мы в суде на это указали, но ее бескорыстные представители как ни в чем не бывало продолжают осуществлять защиту ее «чести». Превратное однако у нее понимание морали, нравственных норм! 
И еще любопытный факт, характеризующий Т. Панфилову, обнаружили мы, читая ее исковое заявление. Из него следует, что большая начальница полпредства проживает в... Красноярском крае. 
И ни слова о том, живет ли она на территории СКФО, где как бы находится место ее работы в полпредстве. Может, это обстоятельство и объясняет, где собака зарыта? Может, в полпредстве она бывает наездами, а без нее - и «мыши в пляс»? 
В суде мы ходатайствовали о запросе материалов служебной проверки, проведенной в полпредстве по результатам публикации в нашей газете. И ходатайство это нам удовлетворили. Но никаких сведений о своей проверке по фактам, изложенным в нашем материале, полпредство не представило. 
Проигнорировали вначале Закон о СМИ, а потом и требование суда? Проводилась проверка – не проводилась? Как без результатов этой проверки говорить, что изложенные в материале факты не соответствуют действительности? Какие факты? Кто их определял? Как можно судить о фальшивости письма?

 
Читатели просят защитить от бюрократов полпредства
Наша редакция сознательно не публикует никаких призывов к читателям, обиженным чиновниками из аппарата полпредства. Боимся, что нас просто завалят похожими письмами. Такими, например, как письмо Геннадия Токарева из Ставрополя, пришедшее в редакцию.
«Обращаюсь к вам за помощью, потому что на мои письма в течение года не отвечают ни правоохранительные органы, ни прокуратура, ни местная, ни краевая власть. Последние надежды были на аппарат полпредства и лично на Хлопонина. Но и оттуда ответа не дождался. 
Я пять раз звонил по телефону (в письме указан номер телефона), но некая сотрудница аппарата по имени Ирина Михайловна убеждала меня, что ответ на мое письмо отправлен. Ответа я так и не дождался, а Ирина Михайловна, вместо того чтобы отправить мне копию, зачитала ответ по телефону: мол, аппарат полномочного представителя данным вопросом не занимается и рекомендует мне обратиться в суд. 
После этого ответа, который подготовили мне в аппарате полпредства, но так и не отослали, у меня появилось такое ощущение, как будто меня тоже назвали психом. Как я могу обратиться в суд, если соответствующего ответа из полпредства нет?»
Как видите, читатели просят «Открытую» защитить их, по сути, от чиновников полпредства, предать огласке безобразную работу ведомства Т. Панфиловой, пренебрегающего законодательно утвержденным порядком рассмотрения обращений граждан. 
Парадокс, абсурд, дикие реалии российской бюрократии! Предавать все это публичности и вместе с российским обществом решительно противостоять засилью непрофессиональных и аморальных чиновников в структурах власти - так понимают свой гражданский долг журналисты «Открытой» газеты, именно за такую честную позицию признанной лучшим региональным изданием страны.

 

Елена СУСЛОВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий