Поиск на сайте

 

 

83-летняя пенсионерка из села Донского сняла со сберкнижки 10 тысяч рублей, а через полгода узнала, что ей якобы выдали в семь раз больше. В «органах» возбуждать уголовное дело отказываются

 

В жизни каждого человека случаются неприятные события, виновным в которых оказывается он сам. Чрезмерная доверчивость обходится нам слишком дорого – в прямом смысле слова. Возможно, история, о которой я расскажу, поможет кому-то избежать беды, а моей маме – добиться справедливого решения проблемы.
Мама, Любовь Михайловна, 83-летняя пенсионерка, проживает в селе Донском Труновского района. Много лет она пользуется услугами дополнительного офиса Сбербанка, расположенного в Донском по ул. Степной.
Суммы до десяти тысяч рублей снимает самостоятельно, а более крупные средства – только в присутствии хороших знакомых. Мама всегда опасалась уличных хулиганов и наркоманов, которым ничего не стоит ограбить старика, но беда (читай: грабитель) подкралась, откуда не ждали.
11 августа прошлого года мама, как обычно, сняла со счета десять тысяч рублей. Деньги пересчитала, не отходя от кассы, а вот записи в сберкнижке и подписанных ею четырех чеках, как всегда, не проверила.
Удивилась, правда, количеству чеков – ранее на любую снятую сумму кассир Людмила Никитенко выдавала на подпись только один квиток – но расспрашивать постеснялась, так как в порядочности и честности работников Сбербанка не сомневалась. Только через полгода, расписываясь в сберкнижке, мама увидела, что 11 августа 2011-го с ее счета было снято не десять, а семьдесят тысяч рублей!
Мама сразу обратилась с заявлением к руководителю допофиса Валерию Нарыкову, который обещал в течение двух недель во всем разобраться и сообщить о результатах проверки. Прошло два месяца, но никакой информации из Сбербанка так не поступило.
Пожилая женщина снова пришла к Нарыкову, тот показал копию не отправленного ответа и чек на 70 тысяч рублей, подписанный ее рукой.
Фактически проверку так и не провели, хотя сотрудники службы безопасности Сбербанка, получив заявление, должны были установить и опросить клиентов, стоявших в тот день, 11 августа, в очереди за мамой, чтобы подтвердить или опровергнуть факт мошенничества.
Я встретилась с самим кассиром, теперь уже бывшим, Людмилой Никитенко (она вышла на пенсию) и задала ей несколько вопросов. В сберкассе, где она работала, без предварительного заказа более десяти тысяч рублей не выдают, о чем знают все клиенты банка. Как же пожилая клиентка смогла получить на руки 70 тысяч? Никитенко ответила, что означенную сумму заказал по телефону... неизвестный мужчина.
Но почему сотрудница не сообщила о звонке в службу безопасности банка или полицию? Ведь такой заказ должен был показаться специалисту по меньшей мере подозрительным.
На мой вопрос, почему в тот день маме на подпись дали аж четыре чека, Никитенко объяснила, что мама трижды поставила на документе «неправильный» автограф. Но ведь, согласно инструкции банка, если подпись клиента вызывает сомнение, клиент расписывается на обратной стороне чека, который остается единственным документом, подтверждающим операцию.
Допустим, образцы подписи действительно категорически не устраивали щепетильную сотрудницу, но тогда она должна была выдавать чеки хотя бы по очереди, а не одновременно. А то получается, прозорливый кассир заранее знала, что пенсионерка испортит три квитка, поэтому выдала ей на подпись сразу четыре!
Никитенко много лет проработала в банке и прекрасно разбирается в психологии пожилых людей. Конечно, она видела, что мама никогда не проверяет записи в сберкнижке и на чеке, что дает возможность вместо 10 тысяч рублей оформить в сберкнижке выдачу аж 70 тысяч. К тому же цифры «1» и «7» очень похожи, так что пожилому человеку трудно заметить разницу.
Факт мошенничества Никитенко, понятное дело, отрицает. Я не могу не верить маме и не могу утверждать, что кражу совершила Никитенко, сделать это вправе только суд. Поэтому я предложила бывшему кассиру пройти тест на детекторе лжи, пообещав, что при отрицательном результате мама не станет обращаться в полицию.
Никитенко отказалась в категоричной форме, объяснив, что она заранее знает о положительном результате, так как при проверке будет испытывать волнение.
В апреле 2012 года мама написала заявление в полицию, а через два месяца получила отказ в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления. В полиции объяснили, что не могут возбудить дело против Л. Никитенко, так как все документы она оформила правильно.
Но тогда что мешает сотрудникам правоохранительных органов возбудить дело не в отношении кассира, а по факту мошенничества в отношении моей мамы? Ведь мошенники потому и называются мошенниками, что свои криминальные действия оформляют без сучка без задоринки?
В случае с мамой имеются реальные свидетели, информацию о которых можно было просто запросить в Сбербанке. В тот день непосредственно за мамой в очереди стояла незнакомая женщина. И когда Никитенко дала на подпись чеки, мама подписала три, а четвертый не заметила. А та женщина подсказала ей: вот, мол, еще один. Пусть даже она не разглядела, какая сумма значилась в чеке, но могла слышать, сколько денег заказывала мама, и увидеть, какой толщины была пачка в ее руках: 10 тысяч или 70 – разница есть?!
Однако ни служба безопасности Сбербанка, ни сотрудники полиции устанавливать и опрашивать клиентов-свидетелей не пытались.
Руководство Сбербанка говорит, что информацию о клиентах может представить следствию только в рамках возбужденного уголовного дела, а правоохранительные органы заявляют, что уголовного дела возбудить не могут.
Позиция правоохранительных органов Труновского района вызывает, мягко говоря, удивление. Остается надежда только на порядочность и отзывчивость односельчан.
Уважаемые жители села Донского, у меня огромная просьба ко всем неравнодушным людям: отзовитесь, пожалуйста, кто 11 августа 2011 года обслуживался в вышеуказанной сберкассе! И особенно прошу откликнуться ту женщину, что стояла в очереди за мамой. Ведь вы, ваши родные и близкие тоже могут оказаться в подобной ситуации, и никто, кроме понимающих и добрых людей, не сможет помочь!
Очень буду благодарна всем тем, кто откликнется, прочитав мое письмо.

 

Наталья БУЛГАКОВА
Село Новоселицкое



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий