Поиск на сайте

 

 

Как лучшие пахотные земли в крае уходят в никчемные руки. В Подмосковье и Челябинске земельных аферистов разоблачают и судят. А на Ставрополье им дают разгуляться вволю

 

Мошенническая по сути комбинация чиновников районного звена не стала объектом внимания «кураторов» из Белого дома спустя и два месяца после того, как была предана публичной огласке. Молчание чиновников объясняется исключительно тем, что происходящее в Шпаковском районе есть банальная корысть. И ничего более

 

«Чужих» решили отпугнуть ценой
Ровно два месяца назад «Открытая» констатировала: в Шпаковском районе при мощной поддержке административных и судебных структур, по сути, орудует организованная группа мошенников, цель которой – отъем чужой собственности (№28 от 24 июля с.г., «Ни пахать, ни сеять, а урожай присвоить»).
Это не просто криминальная история, которых на страницах местной прессы завались. Мы дали конкретный материал для немедленного реагирования правоохранительных и властных структур, в котором, как выражается российский президент, есть всё необходимое для успешной раскрутки дела – имена, явки, пароли.
Срок в два месяца, казалось бы, достаточный, чтобы не только отреагировать, но еще и разобраться в деталях аферы. Однако ни одно из заинтересованных ведомств не издало на этот счет даже тоненького писка. Неужто ребята из этих самых ведомств в этой криминальной истории имеют свои «долевые» интересы? Мол, грабят, и пусть себе грабят. А ведь за бездействие в пресечении преступления тоже полагается уголовная статья.
История, о которой пойдет речь, развернулась вокруг пахотного надела в 324 га, сформированного из невостребованных долей лет пятнадцать назад, который все эти годы исправно обрабатывало СХП «Верхнедубовское». Весной прошлого года районная администрация, согласно закону, поставила эти земли на кадастровый учет, зарегистрировала на них право собственности и решила выставить на торги.
Преимущественное право аренды земли оставалось у «Верхнедубовского». К тому же надел расположился аккурат в окружении земель СХП, так что упускать его из оборота было просто верхом бесхозяйственности.
Но когда директор сельхозпредприятия Александр Дятлов решил провентилировать вопрос с замглавы районной администрации, начальником управления сельского хозяйства Владимиром Пшеничным, тот загнул цену аренды в 5 тысяч рублей за гектар. При том, что средняя по району аренда почти втрое(!) ниже.
С чего бы это многоопытный аграрник Пшеничный стал ломить такую цену за участок, который, в общем-то, никому, кроме «Верхнедубовского», и не нужен?
Тут-то впервые и закралось подозрение в том, что чиновник хочет с ходу «отжать» хозяйство от участия в торгах, чтоб даже заявку не подавали. Почему? Да потому, что в хозяева участка метили «своего» человека. Вскоре это и подтвердилось.
За аренду земель, обрабатываемых «Верхнедубов-ским», Шпаковская администрация запросила сумму, скромнее первоначальной, но однозначно завышенную – 3,2 тысячи рублей за гектар. Взяла ее с потолка, без всякой оценки участка, чем с ходу нарушила постановление правительства РФ №808, которым утверждаются «Правила организации и проведения торгов по продаже находящихся в государственной или муниципальной собственности земельных участков или права на заключение договоров аренды таких земельных участков».

 

Круг фигурантов ширится
Однако корень аферы крылся в другом: в объявлении о проведении торгов местные чиновники не указали, что на бывших полях «Верхнедубовского» в августе хозяйство своими силами и за свой счет посеяло озимую пшеницу. А без этого торги автоматически признаются несостоявшимися, что прописано в упомянутом выше постановлении №808.
Знал об этом Пшеничный? Еще бы! О том, что поле засеяно такими-то культурами, чиновника руководство СХП проинформировало письменно и своевременно, как и полагается.
А раз так, то речь идет о намерении по отъему чужого труда и полученной прибыли. Да и технология не нова, ею давно и с размахом пользуются чиновники на местах.
Сначала формально объявляются «торги» с надуманными условиями (нормальные люди на такое не пойдут), где побеждает единственный «свой» участник. А потом этот «счастливчик» на правах законного арендатора берет в оборот тех, кто вложился в его теперь уже землю – пахал, удобрял, засевал. Тут уж как сговорятся. Если бывший хозяин земли связей не имеет, можно и весь урожай забрать.
В нашем случае «победителем» на аукционе вышел Анастас Петров, совладелец кафе из Ставрополя. Сразу же напрашивается вопрос: что, собственно, забыл ресторатор, чье поле деятельности – шашлыки, коньяк, развлечения, на чужом вспаханном, удобренном и засеянном поле профессионалов-аграриев?
Этим вопросом озадачился бы даже школьник, но только не прожженный управленец Пшеничный.
Так, несмотря на то, что в сельском хозяйстве Петров ни бум-бум, он прикупил пять из семи выставленных на торги участков общей площадью 281 га. При этом прихватил самые жирные куски. А это значит, что действовал строго по наводке тех, кто владеет ситуацией в районе, знает, кто и как обрабатывает земли, какие виды на урожай имеет то или иное хозяйство.
После чего из виду исчез, и объявился лишь в первых числах июля, когда на носу была уборочная страда.
И сразу выставил условие: либо, мол, гоните половину суммы за урожай, либо получите большие проблемы! Арифметика легких денег, что и говорить, многообещающая: годовая аренда новоявленному «крестьянину» Петрову обошлась тысяч в 800 рублей, а слупить на ровном месте он вознамерился несколько миллионов.
В «Верхнедубовском» от такой прыти залетного бизнесмена опешили, но украсть урожай не позволили, приступив к уборке. Операция блицкриг сорвалась, поживиться не удалось. И тогда городской ресторатор предпринял попытку зайти с другого боку.
Он на всех парах рванул в краевой арбитражный суд с иском о «запрете ЗАО «Верхнедубовское» чинить препятствия в пользовании земельными участками».

 

Суд доводов слушать не пожелал
Судья Алексей Смоляков в тот же день удовлетворил заявление Петрова, запретив «Верхнедубовскому» убирать собственный урожай. В ходатайстве СХП об отмене обеспечительных мер судья отказал, даже не пожелав выслушать доводы ответчика.
Чем была продиктована такая «принципиальность» Смолякова, очень похоже, что кем-то основательно мотивированная?
Ответ на этот вопрос можно попытаться найти в том, что против исковых требований Петрова не выступили и представители комитета имущественных и земельных отношений района, заявленного в процессе третьим лицом.
А ведь в Шпаковской администрации, имевшей шанс повернуть ситуацию в правовое русло, достоверно знали, что торги прошли незаконно и урожай Петрову не принадлежит ни при каком раскладе. Знали, однако пошли против закона, легализуя тем самым мошенническую комбинацию и покрывая замглавы администрации Пшеничного.
О том, что инициатором передела собственности, имеющим здесь немалый свой интерес, является именно Пшеничный, в хозяйстве не сомневаются. Подтверждается это и тем еще, что чиновник старался уломать владельцев урожая «полюбовно договориться» с Петровым. Такая вот дипломатия с четким прицелом на личную выгоду.
Несмотря на выстроенную стараниями Пшеничного-Петрова-Смолякова схему, урожай озимой пшеницы на 228 га остался в распоряжении ЗАО «Верхнедубовское». Но «зависли» еще 42 га кукурузы, уборка которой на подходе.

 

Будем молчать, господа?
Разобиженный Петров, не сумевший «отжать» чужой урожай пшеницы даже при заинтересованном участии Пшеничного, на контакт с СХП не идет. Предложение «Верхнедубовского» убрать кукурузу своими силами и покрыть расходы Петрова, которые он понес, взяв участки в аренду, новый землевладелец отверг. Но и сам, похоже, косить кукурузу не собирается.
Может, надеется, что с помощью «кураторов» в районной администрации сумеет еще «развести» хозяйство на полную катушку?
Администрация Шпаковского района о конфликте, порожденном самой, глухо и тупо молчит. Предательскую по отношению к селу позицию невмешательства занимает краевая власть. Счет, тем не менее, идет на дни, и конфликт грозит обернуться бедой.
«Верхнедубовское» готово бороться до конца. Петров, «попавший» на аренде ненужного ему куска земли, наверное, мылит режиссерам аферы шею. Использовавшие Петрова в качестве тарана районные чиновники тоже, видно, имеют немалые финансовые обязательства перед «кураторами» из Белого дома, а потому рушить криминальную схему своими руками не могут.
Кто же возьмет на себя ответственность за то, что происходит в районе и что еще может случиться?
Между тем в Шпаковке исправить ситуацию еще можно, и для этого есть основания. Земля, которую взял в аренду деятель общепита Петров, обильно порастает амброзией и камышом, ее вытаптывают отары овец. Пашня, которую обрабатывали полтора десятка лет, за которой ухаживали, превращается в гиблый пустырь – на глазах ответственных лиц районного и краевого звена.
Уже сегодня, чтобы только вывести сорняки на поле, доставшемся Петрову, надо вложить не меньше 1,5 тысячи рублей на один гектар. То есть, по самым скромным оценкам, около 350 тысяч.
То, что в районе нет рачительного хозяина, понятно. Но у чиновников, вляпавшихся в нехорошую историю, остается шанс за уши вытянуть себя самих, расторгнув договор аренды с Петровым по абсолютно очевидной причине – за неиспользование пахотных земель по назначению. Такая мера предусмотрена федеральным законом.
А краевым депутатам пора бы открыть глаза на происходящее. И чтобы народ не подозревал их в сговоре с районными «подопечными», им стоило бы предусмотреть ряд законодательных мер, которые бы стали заслоном на пути мошенников, обкатывающих рейдерские схемы на селе.
Вместо того чтобы попусту пикироваться с правительством, наконец, сделать что-то по-настоящему полезное.

 

Олег ПАРФЁНОВ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий