Поиск на сайте

 

 

Безмотивные отставки в краевом правительстве, возможно, связаны с негласными договоренностями политических сил, цель которых – передел сфер влияния на Ставрополье. Почему, меняя управленцев, краевая власть не считает нужным объяснять: за какие грехи чиновника «опустили», за какие заслуги «повысили»?

 

В минувший понедельник губернатор подписал добровольную отставку сразу трех членов краевого правительства. Из «обоймы» выскочили, а точнее вылетели, министр массовых коммуникаций Федор Бармин, руководитель управления строительного контроля и жилищного надзора Александр Черногоров и министр здравоохранения Сергей Вардосанидзе.
Похоже, регулярные «перетряски» правительства стали для краевой власти чем-то вроде хобби. Полтора года назад кабинет министров уже обновлялся наполовину, а спустя полгода – еще на треть. И вот новая рокировка. Причем, как и прежде, власти не пожелали публично объяснить логику кадровых революций – и отставок, и назначений.
На созванной на днях пресс-конференции Анатолий Воропаев (пребывающий ныне в Белом доме в непонятном статусе – недавно его должность вице-губернатора упразднена) не только не прояснил ситуацию, но окончательно ее запутал. По словам Воропаева «отставки добровольные, это не был экспромт, все готовилось давно».
Подобное противоречивое объяснение не выдерживает критики. Трудно поверить в «добровольный» уход Александра Черногорова – родственника губернатора и, как уверяют его коллеги, классного специалиста в своей области. К тому же месяц назад постановлением губернатора ведомству Черногорова передали новую важную функцию – контроль за наружной рекламой в городах края. И первые шаги на этом поприще показали: порядок в крае шеф управления строительного контроля Черногоров был намерен наводить серьезно.
Не было внешних причин и для увольнения Фёдора Бармина (кстати, бывшего кадрового чекиста), хотя год назад редакторы ряда краевых СМИ требовали от губернатора его отставки. Но тогда в ответ Александр Леонидович... повысил чиновника с должности руководителя комитета до министра. Что произошло на этот раз – тайна.
Сергей Вардосанидзе – близкий и давний друг губернатора, а потому – фигура не разменная. К тому же работа ведомства Вардосанидзе всегда вызывала позитивные отклики: растет рождаемость, снижается смертность, ремонтируются больницы, детская прививочная кампания поставлена лучше, чем во всех других регионах ЮФО... Есть, правда, одно «но». У экс-министра не сложились отношения с Воропаевым. Говорят, что недавно после очередной «стычки» с ним Вардосанидзе слег в больницу с сердечным приступом.
Особо проницательные эксперты связывают последние скоротечные рокировки с негласными договоренностями политических сил, цель которых – передел сфер влияния в крае. Подобные переговоры явно идут между лидерами двух партийных «Россий», мгновенно сменивших прежний предвыборный стиль взаимного «мочилова» на показное смирение.
Даже «справедливая» Дума, до этого недавно нещадно громившая Воропаева, ныне хранит деликатное молчание. А сам Воропаев, формально лишившись должностного статуса, чувствует себя в белодомовских кабинетах увереннее, чем прежде. Практически все назначения последних месяцев и в правительстве, и в госпредприятиях края, как утверждают, произошли исключительно по его настоянию. Места отставников заняли люди не очень известные и публичные. На пост министра здравоохранения назначили 42-летнего Юрия Комарова, до этого работавшего первым замом директора краевого Фонда обязательного медицинского страхования. Управление строительного контроля и жилищного надзора возглавил 48-летний Андрей Куликов, в свое время директор пензенской строительной фирмы «Монолит». А вот курировать СМИ доверили 52-летнему Георгию Ефремову, экс-директору телекомпании «Модем» и замминистра экономики края.
Будут ли они работать эффективно, увидим скоро. Но почему все-таки, меняя управленцев, краевая власть не считает нужным объяснять: за какие грехи чиновника «опустили», за какие заслуги «повысили». Хотя знать об этом граждане Ставрополья имеют полное право. В конце концов, именно простым людям приходится расхлебывать результаты кадровых ошибок первых лиц края. Ведь и без того многие «рокировки» вызывают и удивление, и неприятие.
Например, назначение на должность представителя губернатора в краевой Думе экс-прокурора Валерия Калугина, вынужденно оставившего свой пост по итогам проверки его деятельности Генпрокуратурой РФ. Проверяющие установили, что Калугин потворствовал беззакониям бывшего начальника буденновской милиции Руслана Геворкяня, суд над которым еще не завершен.
Однако это обстоятельство губернатора не смутило, «отказника» Генпрокуратуры приютили и обогрели. По этому поводу наш близкий к губернатору источник в Белом доме откровенно признался корреспонденту «Открытой»: «А что ему еще остается делать? Кругом предатели, но на кого-то ведь Черногоров должен опираться!»
Впрочем, ничего удивительного. Так уж повелось, что запятнавшие себя чиновники не уходят в небытие, уступив дорогу честным и перспективным, а оседают на других, не менее престижных должностях. Получается своего рода круговерть во властных эшелонах тех чиновников, чье место в худшем случае на нарах, в лучшем – на пенсии. Кстати, при такой круговой поруке, где проворовавшемуся или просто бездельнику всегда подыщут теплое местечко, не на кого опереться не только нашему губернатору. Примером тому в крае служит ряд громких отставок, главные фигуранты которых из властно-чиновничьей «обоймы» не выпали, а продолжают трудиться уже в другом качестве.
Так, прошлым летом со скандалом ушел в отставку глава администрации Пятигорска Павел Минеев, занимавший этот пост два года. Под его чутким руководством город-курорт лишился многих объектов муниципальной собственности, в том числе крупнейшего на Северном Кавказе кардиохирургического центра... С отмашки Минеева за бесценок были проданы несколько десятков гектаров заповедной земли на склоне горы Машук под строительство коттеджного поселка. В общем, уходил он со своего поста не под гром фанфар. Но миновали страсти, и что мы видим? Тихо-мирно Минеев устроился управляющим в пятигорское отделение одного из банков, а потом и вовсе потянулся к новым «свершениям». Ныне он заместитель директора Северо-Кавказского управления автодорог – конторы в высшей степени «денежной», особенно в период подготовки к Сочинской Олимпиаде.
Алексей Кулаковский, бывший руководитель администрации Кавминвод, отправленный в отставку с формулировкой «За нецелевое распределение средств федерального бюджета, направляемых на развитие региона», и по сей день трудится не где-нибудь, а в администрации президента.
Экс-председатель правительства края Станислав Ильясов, с именем которого связывают коррупционные скандалы (например, исчезновение $2 млн., выделенных на строительство Буденновского нефтеперерабатывающего комплекса), после отставки «пересел» в кресло главы Росрыболовства. Не так давно Ильясова попросили и оттуда. Где вновь всплывет «рыбка», пока неизвестно, однако ясно, что не в качестве слесаря или фермера, а в каком-нибудь «золотом аквариуме» с достойным окладом.
Нынешней весной коллегия Генпрокуратуры РФ провела масштабную проверку в краевом надзорном ведомстве. По ее итогам из органов прокуратуры были уволены прокурор края Сергей Голованев и его первый зам Андрей Снежко с формулировкой: краевой надзорный орган, по сути, превратился в инструмент незаконного вмешательства в хозяйственную деятельность предприятий и решения экономических споров, «наката» на субъекты предпринимательской деятельности. И что вы думаете? Ныне Голованев, выходец с Кубани, вновь работает на исторической родине – руководителем краевой Регистрационной палаты, ведомства, несомненно, «хлебного». В этой же структуре трудится и его боевой зам Снежко.
Поистине, сто раз прав генсек Союза журналистов РФ, директор Института «Общественный вердикт», Игорь Яковенко, заявивший: «Причина хронической неэффективности нашей властной элиты – в полном отсутствии такого понятия, как «репутация». Сегодня в «социальных лифтах» оказались перепутанными все кнопки: чиновник с подмоченной репутацией может годами занимать властное кресло и потом еще идти на повышение, а толковый управленец будет прозябать полуголодным».
Так что с кадрами полный швах не только на Ставрополье. Похоже, новая российская номенклатура работает по принципу, обкатанному еще в советское время: с высокого поста уходят либо на повышение, либо вперед ногами. В условиях этой несменяемости элиты, отставки – редкость исключительная, когда груз «грешков» того или иного функционера переходит все мыслимые пределы.
 

Олег ПАРФЕНОВ,
Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий