Поиск на сайте

Чему учиться? 

► Знаниям и умениям, в которых нуждаешься сам, но которым мало где учат. 

Кто будет учить? 

► Те, кто знает и умеет, - их выберет редакция, но участие также примут и ее сотрудники,
     у которых огромный опыт,
     профессиональные награды и ученые степени . 
 

Есть ли выбор? 

► Есть! У кого конкретно хотите вы набираться ума-разума? Найдем, уговорим, упросим!  

Чему научат журналисты?  

► Четко выражать и письменно излагать мысли, правильно говорить и грамотно писать
    (нормы и особенности русского языка), умение убеждать и дискутировать,
    этика поведения, защитные реакции общения в чуждой среде,
    психология - «послушай советы»:
    как искать выход из «безвыходного положения», депрессии и одиночества,
    обрети уверенность – поверь, что для этого у тебя все есть... 
 

В какой форме занятия: 

► лекции, беседы, диалоги, дискуссии, конкурсы, обмен опытом, занимательная практика… 

Возраст? 

► По группам –  без ограничений 

С какого времени? 

► С любого!  Приходи – и включайся в процесс на любой стадии.   

СПРАВКА  

Консультации, вопросы, запись  по тел. редакции 26-60-70 в рабочие дни с 10 до 14час
Можете оставить свой телефон на сайте – позвоним 
 

ПОСЛЕСЛОВИЕ:  

Людмила ЛЕОНТЬЕВА, главный редактор «Открытой» газеты:   

Человеку надо и много, и мало – с какой стороны на это взглянуть…  

 

 
                               

Выставка под таким названием к столетию начала гражданской войны на Ставрополье открылась в краевом музее-заповеднике им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве

«Крестьяне и рабочие! Помните, вы окружены врагами…»

После октября 1917 года Россия пересекла черту, за которой надежд на мирный диалог политических сил не осталось. Огромная империя разделилась на два непримиримых лагеря, а вскоре общество оказалось расколотым на красных и белых. Над страной сильнее и ярче заполыхало пламя всепожирающей гражданской войны.

В январе 1918 года Совет народных комиссаров РСФСР принял Декрет о создании Рабоче-крестьянской Красной армии, а днем создания РККА принято считать 23 февраля. На Ставрополье отсчет гражданской войны ведется с марта, когда в губернском городе был создан штаб Красной армии. К началу апреля в красноармейских частях числилось около 5 тысяч человек.

В Ставрополе были созданы конноартиллерийский дивизион под командованием И. Болоцкого, а также 1-й Ставропольский резервный батальон. В селе Новопавловском Медвеженского уезда Ф. Шпак сформировал конноартиллерийский дивизион. В крае появлялись многочисленные партизанские отряды под командованием П. Ипатова,  И. Апанасенко,  И. Кочубея, К. Трунова, впоследствии вошедшие в состав Первой Конной и 11-й Красной армии.

В конце апреля Ставропольский штаб Рабоче-крестьянской Красной армии распространил листовку с призывом вливаться в ряды революционного пролетариата и крестьян, чтобы не дать задушить молодую Российскую социалистическую Республику:

«В великие дни октябрьской революции трудовой народ, рабочие и крестьяне, взял власть в свои мозолистые руки… Но враги трудового народа не хотят мириться с рабоче-крестьянской властью. Зловеще каркая, как черные вороны, они поджидают удобного момента, чтобы расстроить ряды революционного пролетариата и крестьян…

Товарищи! Настал грозный час. Враг стоит на пороге нашей революции. Неужели нам снова придется испытать кабалу буржуазно-империалистических клик?

Крестьяне и рабочие! Помните, вы окружены врагами… Изменники народа, корниловцы, калединцы, алексеевцы и прочая продажная нечисть, обманывая темный люд, подкупая золотом, грабя и насилуя мирное население, собираются в шайки, чтобы огнем и мечом вернуть народ под гнет буржуазного правительства…»

По сведениям организаторов выставки, к лету 1918 года на Северном Кавказе насчитывалось от 80 до 100 тысяч красноармейцев.

А. Шкуро. Ставрополь. 1919. Празднование годовщины освобождения Ставрополя от красных

«Я готов умереть, но не поступлюсь в своих убеждениях…»

Вторая половина экспозиции посвящена Белому движению, формирование которого началось в декабре 1917 года из офицеров, юнкеров, кадетов, учащихся. Ядром Белого движения на Ставрополье стала Добровольческая армия. В разное время ее командующими были выдающиеся русские генералы М. Алексеев, Л. Корнилов, А. Деникин, П. Врангель, выступавшие за сохранение единой и неделимой демократической России.

Формирование Добровольческой армии началось в Новочеркасске, в столице донского казачества, не признавшего власть большевиков.

«Я доброволец, потому что сам вполне сознательно, добровольно пошел в ряды таких же воинов, как и я, защищать и освобождать измученную и истерзанную нашу Родину - Россию от нового рабства - от  ига большевиков, - говорилось в белогвардейской листовке. - Меня никто не призывал, не мобилизовал, не нанимал - я доброволец… Я отказался от семьи, от детей и от своей личной жизни, я принес в жертву все, что у меня было, и теперь приношу последнее, что у меня осталось, - свою жизнь…

За нее, единую, я буду сражаться до тех пор, пока у меня будет теплиться хоть капля жизни. За нее, великую, я буду биться до последнего патрона. За нее, неделимую, я готов умереть, но не поступлюсь в своих убеждениях - ни словом, ни делом».

В январе 1918-го численность Добровольческой армии составляла всего около 5 тысяч военных. Рассчитывая на поддержку кубанского казачества, в феврале армия двинулась на Кубань - этот 80-дневный поход вошел в историю как «Ледяной». Однако взять Екатеринодар не удалось. В боях на подступах к городу погиб командующий армией Л. Корнилов, место которого занял А. Деникин.

Оставаясь преданным идее спасения России от большевиков, Деникин как никто другой понимал весь ужас братоубийственной войны. Белые и красные, буржуазия и пролетариат, интеллигенция и мужики-лапотники… все они, разные стороны гражданской бойни, пронеслись по Югу России, писал он, «наполняя новыми слезами и кровью чашу страданий народа, путая в его сознании все «цвета» военно-политического спектра и не раз стирая черты, отделяющие образ спасителя от врага».

Поучителен нравственный пример Деникина, человека удивительной личной скромности, покинувшего Россию нищим генералом. Этот выдающийся русский патриот, рискуя жизнью и благополучием семьи, решительно отказался служить Гитлеру в годы Второй мировой войны, искренне радовался победам Красной армии, несмотря на то, что до конца дней оставался непримиримым противником большевизма.

В декабре 1918 года Добровольческая армия в результате упорных боев захватила всю территорию Северного Кавказа. В январе следующего года Добровольческая, Донская, Кубанская, Туркестанская и другие армии были объединены в Вооруженные силы Юга России под командованием Деникина.

Отряд П. Ипатова. Село Петровское. 1918 год

«…и во тьме бродит русская душа, опустошенная, оплеванная»

Отдельная часть экспозиции посвящена Южно-Русскому церковному поместному собору, который прошел в Ставрополе в мае 1919 года. Инициатором проведения собора выступил священнослужитель Г. Шавельский, духовный писатель, мемуарист, в царской России и в армии Деникина протопресвитер военного и морского духовенства.

Шавельскому принадлежат пророческие слова, сказанные  за шесть лет до революции: «За забвение Бога, за глумление над Его заповедями... за неиспользование находящихся по воле Его у народа сил и средств Бог отступается от народа, лишает его Своего благоволения и помощи, после чего беды и несчастья, как тучи черные, находят на народ, и от этих туч гибнут не всегда виновные, часто и невинные».

Открытие собора состоялось 19 мая, а почетным его председателем был избран архиепископ Кавказский и Ставропольский Агафодор. В Ставрополь прибыли 11 архиереев и едва ли не весь цвет Добровольческой армии во главе с Деникиным, лучшие представители русской интеллигенции, выброшенные огнем гражданской войны на Юг России.

На открытии собора Антон Иванович Деникин произнес проницательную речь:

«В эти страшные дни одновременно с напором большевизма, разрушающим государственность и культуру, идет планомерная борьба извне и изнутри против Христовой Церкви. Храм осквернен. Рушатся устои веры. Расстроена жизнь церковная. Погасли светильники у пастырей, и во тьме бродит русская душа, опустошенная, оплеванная, охваченная смертельной тоской или тупым равнодушием.

Церковь в плену. Раньше у «приказных», теперь у большевиков.

И тихий голос ее стонет в дикой свистопляске вокруг еле живого тела нашей Родины.

Необходима борьба… Борьба с безверием, унынием и беспримерным нравственным падением, какого, кажется, еще не было в истории русского народа… Борьба с растлителями русской души - смелым пламенным словом, мудрым делом и живым примером… Укрепление любви к Родине и к ея святыням среди тех, кто в кровавых боях творит свой жертвенный подвиг».

Одним из главных итогов Собора стала организация Временного высшего церковного управления на юго-востоке России, которому передавалась церковная власть на занятых Добровольческой армией территориях.

Весной 1919 года Добровольческая армия взяла Луганск, Харьков, Царицын, до Москвы оставалось 400 километров, но… переломить ход истории было не суждено. Поход Добровольческой армии на Москву окончился неудачей, в октябре обескровленные в боях белогвардейцы оставили Орел и Воронеж. Линия фронта неотвратимо катилась к границам Северного Кавказа. В Ставрополе с начала 1920 года стали готовиться к возвращению большевиков. Уже в марте на Ставрополье была окончательно восстановлена советская власть.

Если Ленин одним росчерком пера «отдал» землю крестьянам, чем переманил на свою сторону мужиков и «серые шинели», то командование Добровольческой армией этот вопрос так и не решило. Деникин открыто не предрешал будущего устройства России, по его, военного стратега, убеждению земельной реформой предстояло заняться новому Учредительному собранию. Армия шла под трехцветным национальным флагом.

«Три его разные по значению цвета полосы, лишенные объединяющей эмблемы, дразнили каждого различными надеждами, не обещая никому ничего. Начертанные на знамени слова «Единая неделимая Россия» понимались различно», - писал участник грозных событий Я. Александров.


И не смолкает грохот битв
По всем просторам южной степи
Средь золотых великолепий
Конями вытоптанных жнитв.
И там и здесь между рядами
Звучит один и тот же глас:
«Кто не за нас - тот против нас.
Нет безразличных: правда с нами».
А я стою один меж них
В ревущем пламени и дыме
И всеми силами своими
Молюсь за тех и за других.

                                        Максимилиан ВОЛОШИН


Осмысление истории возможно только в открытом диалоге

Организаторы выставки выразили надежду, что она побудит современников задуматься о трагических событиях гражданской войны, поможет осознать, что недопустимо переносить ожесточение прошлого в сегодняшнюю жизнь, спекулировать на трагедии, которая коснулась практически каждой российской семьи.

Едва ли с этим кто-то возьмется спорить. Вопрос в том, что под спекуляциями у нас зачастую понимают всякое стремление разобраться в перипетиях истории, донести правду о событиях минувшей эпохи.

А задуматься о трагедии гражданской войны можно только при наличии документальных свидетельств прошлого, открытого и равноправного диалога - в научных кругах, в обществе.

Извлечь уроки истории без осмысления корней и причин тотального раскола империи не получится. Слишком много разных обстоятельств предшествовало тому, чтобы тихую и мирную губернию охватило «очистительное пламя» революции. Жили небедно, работали, строили планы на будущее, а потом вдруг сразу схватились за оружие, пошли брат на брата, сын на отца?..

Ученые мужи до сих пор не смогли преодолеть идеологического окраса, молчат и боятся высовываться. Архивы закрыты не только для энтузиастов-краеведов, но и для профессионалов. Четверть века мы живем в свободной России, а история гражданской войны на Ставрополье по-прежнему изложена только в книгах «красных» профессоров.

В фондах краеведческого музея к 40-летию освобождения края от белых по воспоминаниям участников гражданской войны был создан отдельный фонд. Понятно, что  могли говорить победители в стране, где свирепствовала цензура. Но даже этот фонд, как стало известно, «плохо пока обработан».

Неужели некому больше писать историю Ставрополья?

Олег ПАРФЁНОВ

 

Комментарии

Михаил Гулый (не проверено)
Аватар пользователя Михаил  Гулый

Как интересно - в статье, восхваляющей Антона Ивановича Деникина, с упором на то, что в годы Войны он отказался быть марионеткой в руках гитлеровцев, нет его фотографии.
Зато фотография группенфюрера СС Андрея Григорьевича Шкуры (Шкуро) в статье есть.
Примирение - оно такое :):):)

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях