Поиск на сайте

 

 

Прошедшая на Ставрополье «Неделя кино не для всех» свое название оправдала полностью – приобщиться к самому массовому из искусств оказалось непросто

 

Культуру – в массы? 
Панорама нового российского кино прошла, как сообщили официальные источники, при поддержке Министерства культуры РФ. Цель проекта благая – популяризовать отечественный кинематограф, заложить традицию регулярного знакомства жителей Ставрополья с его лучшими новинками.
Но нормально воплотить в жизнь стоящий проект, а тем более под эгидой главного культурного ведомства страны, оказалось задачей непосильной. Не спасла даже рекордно низкая стоимость билетов в кино – от 50 до 100 рублей, что по современным меркам просто гроши.
Как было объявлено на открытии, в край привезли «более двадцати художественных и документальных фильмов» – новинок отечественного кинематографа, причем не только отмеченных призами на различных кинофестивалях, но и малоизвестных лент. При этом в программках числилось только 12 картин, и только игровых.
Открывали фестиваль в кинотеатре «Салют» краевого центра показом фильма «Овсянки», получившего в этом году сразу несколько премий на Венецианском и еще нескольких кинофестивалях, а также заслужившего похвалу вселенской знаменитости Квентина Тарантино.
По торжественному случаю в Ставрополь прибыли именитые гости: народный артист России, поэт, прозаик, сценарист Владимир Новиков, дочь недавно ушедшего из жизни Владимира Мотыля (режиссера фильма «Багровый цвет снегопада») Ирина и актер, исполнивший главную роль в картине «Овсянки», Игорь Сергеев.
Прибыли, надо понимать, не просто так: организаторы мероприятия обещали устроить творческую встречу зрителей с заслуженными кинематографистами. Но пообщаться с гостями не вышло. Перед показом они отделались парой дежурных фраз, а после их и след простыл. Для чего было тащиться в Ставрополь? 
Провалилась и рекламная кампания мероприятия. О том, в каких городах и кинотеатрах состоялись показы, узнать было практически невозможно. А ведь картины, обещанные к показу, действительно заслуживали внимания.

 

Философия любви
Фильм открытия фестиваля «Овсянки» был обласкан критиками – российскими и западными. И не зря. Режиссер Алексей Федорченко снял картину по повести молодого казанского писателя Дениса Осокина. Причем режиссер обращается к произведениям этого самобытного литератора уже в пятый раз.
«Овсянки» рассказывают о жизни небольшого народа меря, затерянного где-то между Костромской и Нижегородской областями и ныне почти растворившегося в русском населении. Двое мерянских мужчин – Аист и Мирон – везут труп жены одного из них, чтобы кремировать в соответствии с древними обычаями, а пепел развеять над рекой. В финале картины, возвращаясь домой, они срываются на машине с моста и тонут. По мерянским поверьям, принять смерть в воде – обрести бессмертие. 
Фильм затрагивает сразу много смысловых пластов: Жизнь и Смерть, Мужчина и Женщина, Любовь и Секс, Самобытность и Цивилизация.
Тонкая художественная материя картины соткана из неспешных диалогов главных героев, их воспоминаний, пейзажей русского Севера и восхитительной медитативной музыки начинающего, но талантливого композитора Андрея Карасева.

 

Андеграунд бессмертен
Пожалуй, самый неоднозначный фильм фестиваля – «Золотое сечение» Сергея Дебижева. Дебижев – икона андеграунда начала 90-х, создавший вместе с Сергеем Курехиным и Борисом Гребенщиковым легендарный фильм «Два капитана два». С тех пор 17 лет он снимал клипы и документальное кино, но пафос нонконформизма в творчестве не растерял. 
«Золотое сечение» – по сути, первый настоящий отечественный трэш (стилистически «мусорный» фильм), по картинке на экране очень напоминающий творения Тарантино и Родригеса. 
В центре сюжета – некий масонский орден, хранящий стабильность мироздания. Один из столпов мироздания – золотая статуя Будды, затерянная где-то в джунглях Камбоджи. И вот на ее поиски отправляется главный герой (в исполнении Алексея Серебрякова) – модный столичный фотограф, попавший под очарование масонских идей.
Дебижев сделал настоящий концентрат постмодерна: «Золотое сечение» – гремучая смесь стилей, персонажей, сюжетов, эпох и стран. Режиссер с явным удовольствием обыгрывает все «заскоки» современного кино. То он швыряет в глаза зрителю из глубины кадра россыпи символов, то калейдоскопит светофильтрами, то дает психоделические титры. 
«Главным героем фильма является сам фильм», – не без гордости просвещал Дебижев журналистов как-то раз. Ясно, не всякий зритель выдержит такие смелые эксперименты, поэтому картина с громадным бюджетом в прокате провалилась.

 

В погоне за мечтой
Не в пример авангардному «Золотому сечению» картина «Миннесота» Андрея Прошкина – прямолинейный, почти физиологический реализм. Картина очень напоминает прежнее творение Прошкина «Игры мотыльков», где молодой провинциальный музыкант (в исполнении Алексея Чадова) мечтал рвануть из своего затхлого городка в Москву.
В «Миннесоте» два брата-хоккеиста (Сергей Горобченко и Антон Пампушный) получают от всемогущего агента предложение играть в американском клубе. Для героев это единственная возможность вырваться из сетей беспросветной обыденности с попойками, подлянками, заводскими трубами и грязными подъездами… 
Недаром один из братьев любовно называет Миннесоту главной женщиной в своей жизни. Однако финал фильма трагичен: один из братьев вместо Америки улетает в Пензу, второй – гибнет в автокатастрофе. Гибнет на пути к заветной мечте со сладостным именем «Миннесота» на устах. И эта смерть для него – освобождение. 
Приятным открытием и истинным украшением картины стала прекрасная игра Сергея Горобченко. Ранее не замеченный в ролях со сложным психологическим рисунком, в «Миннесоте» он играет человека мятущегося, мятежного, терзаемого внутренними демонами. Он даже двух женщин, как сам признается брату, может одинаково сильно любить и обеих зовет с собой в Америку…

 

Энциклопедия русской жизни
Были на фестивале и стопроцентно коммерческие фильмы. Например, российско-японская комедия «Дочь якудзы» Сергея Бодрова-старшего. Бодров известен как серьезный режиссер, и работа в комедийном жанре ему внове. Правда, тяга к Востоку для него – вещь привычная: предыдущие картины режиссера «Монгол» и «Кочевники» были посвящены жизнеописанию среднеазиатских ханов.
«Дочь якудзы» – комедия с лихо закрученным сюжетом: 10-летняя Юрико (актриса Чика Аракава), внучка японского мафиози, попадает в Россию и оказывается в центре криминальных разборок. Но главное здесь не сюжет, а сверхзадача Бодрова – собрать воедино все атрибуты российской жизни, сделав под юморным соусом лихую экскурсию по России-матушке.
Желание похвальное, но провальное. На экране бестолково мельтешат, не оставляя и следа в памяти зрителя, бандиты, беглые зеки, продажные менты, санитары, нудисты, каратисты. И как апофеоз – гонки на свадебных лимузинах под «Погоню в горячей крови». Местами впрямь смешно. 
И уж точно на порядок крепче, чем совсем уж беспомощная «Европа – Азия» Дыховичного, которую тот тоже снимал с дальним прицелом на всеохватный анализ русской души. И все же фильм Бодрова при несомненном мастерстве создателя явно слабоват, словно режиссер просто взялся за чуждое ему дело.

 

Собачий вальс
Иной полюс современной комедии являет картина «Китайская бабушка» Владимира Тумаева. Это лирическая, камерная, трогательная, в лучших советских традициях, история-сопереживание всем постсоветским пенсионерам.
Снова в центре повествования – безымянная провинция. В домике на окраине с засохшей яблоней во дворе живет пожилая пара (Ирина Муравьева и Александр Михайлов). Единственная их радость – поездка на дачу да замозабвенные склоки с надоедливой соседкой. 
И вот вдруг на пороге их халупки появляется родственница из Москвы (Нина Русланова). Бой-баба повернута на Китае: она прочищает мозги божьим одуванчикам про благотворную энергию ци, законы фэн-шуя, обвешивает квартиру «музыкой ветров» и бумажными фонариками.
Московской даме удается расшевелить сонное провинциальное царство, и она сама остается здесь, чтобы петь в ветеранском хоре, заодно крутя романы с местными «мачо» (одного из них играет Владимир Толоконников – Шариков из культового «Собачьего сердца»).

 

Егор ВЕСЕЛОВСКИЙ,
обозреватель «Открытой»



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий