Поиск на сайте

 

 

Несмотря на экономические трудности, ставропольская медицина готова к новому качественному  скачку в своем развитии

 

В новый 2010 год Ставрополье (как, впрочем, и вся страна) вступает далеко не в лучшей форме: кризис изрядно подпортил картину во всех социальных и экономических отраслях. Не явилось исключением и здравоохранение. 
Однако в будущем году ставропольцы кризисных явлений в медицине практически не почувствуют: краевые медучреждения хоть и не прибавят в финансовом обеспечении, зато, как говорится, останутся при своих. В чем, к слову, немалая заслуга сотрудников краевого Фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС), продемонстрировавших не только исключительный профессионализм, но еще недюжинные лоббистские усилия на федеральном уровне.
О проблемах, успехах, новых начинаниях и перспективах развития медицины на Ставрополье с корреспондентами «Открытой» в преддверии нового финансового года беседует исполнительный директор краевого ФОМС Анатолий ЛАВРИНЕНКО.

 

Врачи больше не жалуются
- Анатолий Филиппович, для неискушенного читателя вкратце поясните, чем занимается ваше ведомство, какие прикладные задачи решает.

- Мы относимся к государственным внебюджетным фондам, которых в стране три - Пенсионный, социального страхования и обязательного медицинского страхования. 
ФОМС аккумулирует средства из разных источников (отчисления работодателей и бюджетов разных уровней), финансирует страховые компании, которые в свою очередь рассчитываются с поликлиникой или больницей за оказанную пациенту услугу. Естественно, мы контролируем, чтобы деньги, направляемые в медучреждения, были потрачены законно и рационально.
По медицинскому полису в поликлинике или больнице людям обязаны оказать бесплатную медицинскую услугу, если она включена в территориальную программу обязательного медстрахования. Поэтому важным звеном в деятельности фонда является анализ планируемых финансовых поступлений, потребности населения в медицинских услугах и системы здравоохранения края в целом.
По итогам этой работы мы совместно с Минздравом края формируем территориальную программу обязательного медицинского страхования (ОМС), тарифы на медицинские услуги и задания медучреждениям.
Совместно со страховыми организациями фонд обеспечивает работу по защите прав пациентов на получение квалифицированной бесплатной медпомощи, для чего занимается мониторингом и контролем качества медуслуг. Также мы поддерживаем и стимулируем внедрение современных медицинских технологий.      
- Вы упомянули о территориальной программе госгарантий по оказанию медицинской помощи. Что представляет собой этот документ?
- Для нашего фонда территориальная программа ОМС является документом, регламентирующим деятельность всех участников системы здравоохранения в ее количественных и финансовых показателях. Программа ежегодно утверждается правительством края, и в ней досконально прописано, каким образом населению будут оказываться те или иные медицинские услуги.
- Обыватели качество медицинских услуг оценивают, например, так: «хорошо - плохо, дорого - дешево». А для специалистов есть универсальные характеристики состояния дел в здравоохранении?
- Да, такие критерии есть. Во-первых, это так называемые нормативы объема медпомощи, которые рассчитываются на одного человека в год. Для «Скорой помощи» в этом году такой норматив составляет 0,32 вызова, для амбулаторной помощи в поликлиниках - 7,5 посещения, для больниц - 2,7 койко-дня. Иными словами, услугами «Скорой помощи» в течение года в среднем пользовался лишь один из трех жителей края, зато каждый ходил в поликлинику почти восемь раз и лежал в стационаре почти три дня в году. 
- А эти цифры имеют финансовое наполнение?
- Безусловно. Исходя из расчетных объемов медпомощи мы рассчитываем подушевые нормативы финансовых затрат. Причем важно помнить, что эти затраты зависят не от прихоти отдельного чиновника, мол, сколько захочу, столько и дам денег на ту или иную медуслугу. Финансовый норматив зависит от целого ряда параметров, например, от уровня инфляции, средней зарплаты бюджетников, общих бюджетных затрат на здравоохранение в регионе.
Так, в уходящем году один вызов «скорой помощи» в крае в среднем обходился в 1190 рублей, одно посещение поликлиники - в 162 рубля, день лечения в дневном стационаре - в 303 рубля, койко-день в больнице - в 985 рублей. Большая часть этих средств выделяется именно по линии ФОМС, и лишь десятая доля - за счет краевого и муниципальных бюджетов на содержание медицинских учреждений.
- Получается, чем полнее казна фонда, тем больше шансов получить качественную медицинскую услугу?
- Совершенно верно. Но качество медпомощи измеряется не только экономическими стандартами. Зависит оно и от того, насколько успешно внедряются и соблюдаются технологии, от профессионального уровня врачебных кадров, целого ряда других факторов. А вот как сделать, чтобы людям могли оказывать высококвалифицированную помощь, полностью исключив осложнения для пациентов, - это вопрос отдельный и очень непростой.
- Еще два года назад на одного пациента в крае по системе ОМС приходились 1800 рублей, в то время как в целом по стране - 2200 рублей. По этому показателю в ЮФО Ставрополье было четвертым с конца. Удалось изменить ситуацию?
- Отставание было действительно просто критическим. Практически во всех медучреждениях края люди не могли получить лечение в том объеме, который им был необходим. Примерно треть стоимости гарантированных медуслуг пациентам приходилось оплачивать из собственного кармана.
Я был назначен на должность исполнительного директора краевого ФОМС летом прошлого года, и первое, что обещал сделать в новой должности, - это разобраться в сложившейся критической ситуации с финансовым обеспечением системы ОМС, перекрыть все бреши, сквозь которые, на мой взгляд, утекали деньги, а главное - повысить отдачу вложенных в медицину средств.
- Вам это удалось?
- Судите сами. За это время расходы на медуслуги в крае выросли на 70 процентов. Если учесть, что в предыдущие годы рост финансирования составлял всего 12-13 процентов, мы добились настоящего скачка.
- За счет чего же удалось увеличить финансирование краевой системы ОМС?
- Главный транш пришел нам из федерального ФОМС, выделившего краю дотацию в размере 2,2 миллиарда рублей на выравнивание финансовой обеспеченности территориальных программ. Полтора миллиарда рублей добавил краевой бюджет на медстрахование неработающего населения (через увеличение страховых взносов).

 

Позиции только усилили
- Но в будущем году финансового скачка в связи с кризисом можно уже не ждать?

- Безусловно, тех темпов роста финансирования системы, которых мы добились в уходящем году, не будет. Однако и останавливаться на достигнутом мы не намерены. К тому же за последнее время в здравоохранении края произошли столь масштабные преобразования, что остановить их просто невозможно.
В медучреждениях установлены десятки новейших лечебных и диагностических аппаратов, внедрены современные методики обследования и лечения, и всё это в полной мере работает на людей. Не уменьшатся в будущем году и нормативы на обеспечение пациентов стационаров медикаментами и продуктами питания.
Получив огромные финансовые вливания в этом году, можно было бездарно их растранжирить, не добившись должного результата. Но здравоохранение края получило ровно столько, сколько могло использовать при имеющейся инфраструктуре. Главным врачам пришлось перестраиваться на ходу, менять подходы к работе, планированию. Более того, фонду удалось создать своеобразный задел, который будет использован в следующем году.    
- Что вы имеете в виду? 
- Все неизрасходованные деньги остались в целости и сохранности, мы попросту положили их в копилку. Сформировали резервы у страховых компаний в размере более 100 миллионов рублей. Еще 200 миллионов осталось на счетах фонда в виде нормированного страхового запаса - эти средства могут понадобиться при возникновении форс-мажорных ситуаций, например в случае непредвиденной эпидемии или катастрофы.
Раньше медучреждения в качестве аванса при расчетах за медуслуги получали только 30 процентов от общей суммы, на большее просто не хватало денег. Медики постоянно жаловались: мы, мол, получаем средства на лечение пациента уже после того, как он выписан из больницы или готовы результаты анализов. Ныне финансовые отношения с медучреждениями пересмотрены в принципе - аванс составляет не менее 50 процентов от конечной цены медуслуги. Благодаря этому на счетах медучреждений края скопилось почти полмиллиарда свободных средств.
Более того, резерв создан в лекарственной сфере: в больницах и поликлиниках имеется достаточный запас препаратов на два-три месяца. В денежном выражении это еще примерно 450 миллионов рублей.
- Анатолий Филиппович, насколько серьезно финансовый кризис ударил по краевому здравоохранению?
- Вот вам реальные цифры: мы недополучили от работодателей 360 миллионов рублей в виде обязательных отчислений на занятых в экономике края, плюс еще 180 миллионов из краевого бюджета на страхование неработающего населения. Казалось бы, общая сумма недостачи более чем в полмиллиарда рублей должна быть критической.
Но, поверьте, мы этого почти не почувствуем. Слишком надежная «подушка безопасности» была создана нами в начале нынешнего года, включая те самые различные виды резервов, про которые я говорил выше. Это лишь подтверждает: стратегия обеспечения финансовой устойчивости страховой медицины в крае была выбрана нами правильно.
- Какую сверхзадачу вы ставите на будущий финансовый год? 
- Сохранить всё то хорошее, чего мы добились в краевом здравоохранении. А добились мы, поверьте, немалого. Практически по всем видам медицинских услуг выросло финансирование. Например, в полтора-три раза (в зависимости от уровня оказания медпомощи) увеличились расходы на медикаменты в стационарах, в полтора раза выросли расходы на питание пациентов больниц.
Почти на миллиард рублей край приобрел новейшее медицинское оборудование по линии нацпроекта «Здоровье». Поначалу главврачи хватались за головы - новые аппараты требовали  больших объемов расходных материалов, реактивов. Но теперь мы эту проблему полностью сняли, увеличив расходы для дорогостоящих исследований почти на 50 миллионов рублей.
Кроме того, в программу ОМС включен целый спектр сложных лабораторных исследований: определение гормонов в крови, раннее выявление врожденных пороков развития по генетическим и биохимическим маркерам, диагностика вирусных гепатитов и многое другое.  
- В этом году край попал в число 12 пилотных регионов, где созданы сосудистые центры. Региональный центр на базе краевой больницы открыт в Ставрополе, он оснащен компьютерным томографом, здесь проводятся такие сложные исследования, как ангиография и кардиография.
- Центр имеет всё необходимое, чтобы оказывать качественную медицинскую помощь пациентам, нуждающимся в хирургическом вмешательстве при так называемых острых сосудистых катастрофах (инфарктах и инсультах). Кроме того, в рамках проекта на базе третьей горбольницы Ставрополя, в Невинномысске и Пятигорске развернуты первичные сосудистые отделения, где оказывается консервативная помощь при инсультах и инфарктах (в том числе тромболитическая).   
Благодаря этому мы смогли достигнуть прекрасных показателей - несколько тысяч оперативных вмешательств на сердце и сосудах в год! В том числе операции по аорто-коронарному шунтированию,  имплантации кардиостимуляторов, радиочастотные аблации (вмешательства при самых сложных нарушениях ритма сердца). Использование современных медицинских технологий позволило нам спасти сотни жизней.  
- И всё это тоже бесплатно?
- Абсолютно! Причем включить высокотехнологичные виды медпомощи сердечникам в программу ОМС было нашим принципиальным решением. И поверьте, это чисто западный подход к реформированию медицины. Впрочем, есть одно «но». Пока пациентам приходится оплачивать стоимость самих кардиостимуляторов. Но уверен, что в ближайшие несколько лет нам удастся добиться того, чтобы и эта услуга была бесплатной.
- Каких еще принципиальных изменений в кардиологии ждете в будущем году?
- Надеюсь, что сможем проводить больше различных оперативных вмешательств по современным технологиям, ведь это пока остается самым насущным для жителей края.
Серьезные планы есть по развитию кардиологической помощи в Пятигорске, где на базе городской больницы работает прекрасная профильная клиника, еще с советских времен сохранившая научный и кадровый потенциал. Особый акцент в региональном сосудистом центре сделаем на лечении нарушений сердечного ритма и порока сердца у детей. 
- Местная пресса писала, что помимо сердечно-сосудистых заболеваний в нынешнем году в систему ОМС попал гемодиализ.
- Да, это еще одно из наших приоритетных направлений, ведь гемодиализ - это довольно затратный вид лечения при почечной недостаточности. Ее хроническая форма может развиваться на фоне таких распространенных патологий, как гипертония, сахарный диабет, мочекаменная болезнь, а острая форма - в результате отравлений и серьезных травм. Сегодня в крае работает четыре отделения гемодиализа - в Ставрополе, Кисловодске, Железноводске и Буденновске.
- Анатолий Филиппович, когда ставропольцы смогут узнать конкретные финансовые параметры программы госгарантий на будущий год?
- В конце ноября краевая дума приняла бюджет нашего фонда, но он является только лишь одной из составных частей программы. Окончательно документ будет принят в начале будущего года. Дело в том, что сейчас на федеральном уровне утверждаются окончательные параметры финансовой помощи регионам, финансирование в рамках нацпроекта «Здоровье».
Сегодня бюджет фонда составляет 7,2 миллиарда рублей. Кроме того, мы должны получить средства по нацпроекту «Здоровье» на выплату надбавок медикам первичного звена (участковым врачам и медсестрам), а также на диспансеризацию детей-сирот и неработающего населения.

 

Нужны высокие технологии
- В одном из интервью вы заявили, что основная организационная задача фонда на будущий год - полностью перевести краевую медицину на лечение по стандартам. Что это даст рядовому пациенту?
-
 Стандарт - это некий эталон лечения в каждом конкретном случае. В нем прописаны действия врача, которые помогают пациентам с конкретной патологией в 80 процентах случаев (научно обоснованная цифра). Эффективность такого подхода многие годы демонстрирует мировая практика. Когда отечественная медицина полностью перейдет на лечение по стандартам, все действия врача при обследовании и лечении больного будут строго регламентированы.
- Сами медучреждения будут в этом заинтересованы, имеется в виду финансовая сторона вопроса?
- А вот для этого параллельно с внедрением стандартов лечения идет другой процесс - переход на так называ-емое одноканальное финансирование медучреждений. В пилотном режиме эта реформа три года назад была запущена в шести регионах страны и в целом зарекомендовала себя неплохо. Учитывая ошибки и промахи, Минздравсоцразвития России через год начнет переводить все регионы на одноканальное финансирование.
- В чем заключается смысл этой реформы?
- Сегодня каждое медучреждение получает средства из разных источников, в числе которых наш фонд, а также бюджеты разных уровней. По программе ОМС оплачиваются самые затратные статьи стоимости медуслуг: зарплата медиков, лекарства, химреактивы, мягкий инвентарь, питание пациентов. Содержание учреждений здравоохранения обеспечивает бюджет, в том числе выделяет деньги на оплату коммунальных услуг, бензина, канцтоваров. Новшество подразумевает, что средства из бюджетов разных уровней и ФОМС, направляемые на финансирование лечебных учреждений, сольются в единый поток в рамках системы медстрахования. 
- Но почему именно через систему ОМС?
- Потому что в страховании деньги идут за пациентом. То есть именно от выбора пациента и будет зависеть финансирование медучреждений, и в первую очередь зарплата врача (что будет стимулировать медиков лучше работать).
- А что это даст пациенту?
- Сейчас, когда финансирование больницы идет из расчета пребывания пациента на больничной койке, главврач не заинтересован в том, чтобы внедрять новые технологии. И действительно, зачем, ведь деньги в медучреждение придут независимо от того, как ты пролечил пациента. Поэтому в больницах раздут коечный фонд, искусственно завышены сроки пребывания пациентов, что стало поистине хронической болезнью нашей медицины.
Одноканальное финансирование вводит в здравоохранение рыночные механизмы, позволяет оперативнее управлять финансами, рациональнее их тратить, задействовать пустующие площади. Но главное - у главврача появляется стимул  эффективно лечить, а для этого внедрять новые методы лечения и повышать качество услуг. 
- И все-таки непонятно, в чем заключается альтернатива для пациента: лежи себе в больничной палате да поправляйся. 
- В современных условиях, когда в медицине произошла настоящая технологическая революция, для пациента существует масса альтернатив. Возьмем простую операцию, когда больному нужно удалить воспаленный желчный пузырь или аппендикс. Если ему делают полостное вмешательство (то есть разрезают брюшную полость на несколько сантиметров), пациент вынужден после этого оставаться в больнице еще недели две. 
Но эту же самую операцию можно произвести эндоскопическим методом через небольшое отверстие. Да, это дороже, но стоит того - риск осложнений минимальный, не остается послеоперационного шва, больной встает на ноги уже спустя два дня, а еще спустя неделю выходит на работу.
При этом медучреждение гарантированно получит средства по программе ОМС уже не за койко-дни, которые больной провел в стационаре, а непосредственно за саму операцию, с учетом ее сложности. А теперь скажите, ну разве главврач не заинтересован в том, чтобы через его медучреждение проходило как можно больше людей?
- Конечно, заинтересован, ведь в этом случае больше зарплата его самого и его сотрудников.
-
 Правильно. При одноканальном финансировании содержать огромный коечный фонд становится просто невыгодно, поскольку расходы на коммуналку будут напрямую увязаны с финансированием самих медицинских услуг. Было, допустим, в стационаре двадцать палат, а с новым оборудованием и методами лечения их нужно вдвое меньше. Освободившиеся площади можно переоборудовать под кабинеты, где будут оказывать дополнительные услуги.
А в целом в выигрыше окажется общество: больше людей сможет получить широкий спектр бесплатных медицинских услуг высокого качества.

 

Край нуждается в сильных кадрах
- Какие муниципальные медучреждения в крае могли бы сегодня похвалиться поистине высоким качеством оказания медицинских услуг?

- Такие есть. Например, ессентукская горбольница под руководством Дмитрия Катанова. Здесь решили не распылять усилия на все виды медпомощи, а «нащупали» несколько приоритетов. В Ессентуках сейчас прекрасная офтальмология и гастроэнтерология, сюда едут лечиться со всего Юга России. Новейшее оборудование стоимостью 12 миллионов рублей в ближайшее время будет закуплено в хирургическое отделение, где начнут делать эндоскопические операции. 
Всего несколько месяцев назад после реконструкции в Ессентуках открылось неврологическое отделение, для которого планируется купить компьютерный томограф, чтобы делать сложные нейрохирургические операции. 
Хотелось бы также отметить Дмитрия Ильина, главврача Предгорной ЦРБ, и Владимира Кошеля, главврача Шпаковской ЦРБ, которые много делают для развития муниципального здравоохранения.
- Ну а в целом как вы оцениваете управленческий потенциал краевых главврачей?
- В целом здравоохранение в крае сегодня испытывает острый дефицит квалифицированных менеджеров, поскольку сложность управленческих задач резко возросла. И вот в чем парадокс: для того, чтобы лечить, врач  или фармацевт учатся многие годы, но для того, чтобы управлять лечением тысяч людей одновременно, нужны особые знания и навыки, которыми обладают не все руководители.
- Анатолий Филиппович, вы довольны темпами, которыми в крае внедряются две новации - стандартизация лечения и оплата за его результат?
- Откровенно говоря, недоволен. Пока на работу по стандартам перешли региональный сосудистый центр, его первичные сосудистые отделения, а также вторая горбольница Ставрополя. Недавно была стандартизирована химиотерапия в краевом онкологическом центре, на подходе другие медицинские услуги. Ожидаем, что с января будущего года стандарты будут внедрены в краевом кардиоцентре.
В общем, в этом списке медучреждений не так-то много. И это при том, что времени у нас в обрез. Как бы то ни было, но Минздравсоцразвития России уже поставило перед регионами четкую задачу: к 2011 году расчеты со всеми  медучреждениями должны осуществляться только по стандартам.
- Еще одна серьезная проблема краевого (как, впрочем, и всего российского) здравоохранения - это дефицит врачебных кадров.
- Действительно, мы наблюдаем, как теряется кадровый потенциал краевой медицины. Только за прошлый год в лечебных учреждениях Ставрополья недосчитались почти каждого пятого(!) медика, причем наиболее выражен отток кадров был в сельских районах. Молодежь не спешит на работу в периферийные клиники, некоторые медучреждения вообще не имеют узких специалистов.
- А может, всё дело в подготовке кадров? Вот в рамках нацпроекта участковые врачи стали получать больше на 10 тысяч рублей, а их медсестры - на 5 тысяч. Но сказалось ли это на качестве их работы?
- Мы регулярно проводим анкетирование среди пациентов медучреждений края. Так вот, недавно выяснили, что люди больше всего недовольны именно работой «первичного звена» – тех самых участковых врачей и медсестер. Приходится с сожалением констатировать: повышение зарплаты почти не сказалось на качестве их работы.
Проблема, как вы верно заметили, кроется в самой квалификации кадров и подходах их к работе, ведь в одночасье никакими реформами невозможно встряхнуть все врачебное сообщество.
- Но все равно какие-то рецепты решения этой проблемы есть? Тем более что Ставрополье – уникальный регион в том плане, что у нас находится сразу два медицинских вуза: Ставропольская медакадемия и Пятигорская фармацевтическая академия. 
- Оба вуза всегда ценились очень высоко, здесь преподавали лучшие врачи и ученые, сюда стремятся поступать ребята из ставропольских сел, из соседних республик. Но проблема в том, что после окончания вуза они не возвращаются домой, а, как правило, остаются работать в Ставрополе и Пятигорске: начинают частную практику, становятся медицинскими представителями фармацевтических компаний.
Решение этой проблемы давно известно – это система распределения выпускников, которая существовала в советское время. Вместе с тем, по моим сведениям, медакадемия эту систему с нынешнего года уже начала реанимировать.
- Но ведь только социальными гарантиями молодого специалиста на селе не закрепить. Ему еще нужны перспективы карьерного роста. Представьте: молодой амбициозный врач с красным дипломом приезжает в село, где он попросту не может реализовать полученные в вузе знания.  
- Вы абсолютно правы. Причем эту проблему видят и идеологи реформы здравоохранения и уже предлагают рецепты ее решения. На самом деле всё просто. Сейчас лицензию на определенный спектр медуслуг получает каждое медучреждение, а в перспективе лицензироваться будут сами медики. То есть медучреждение будет заинтересовано в сохранении каждого специалиста, предоставлении ему возможности максимально реализовать все свои навыки.
Смотрите, как это будет выглядеть на практике. Взять того самого молодого амбициозного врача, о котором вы говорите: допустим, он помимо обучения в медакадемии прошел еще несколько специальных курсов. В сельской больнице он бы работал только по основной специальности, поскольку у больницы нет лицензии на эти виды деятельности. 
А если он будет получать персональную лицензию, то у него появляется возможность реализации всех этих дополнительных навыков и на базе сельской больницы. Причем и больница в выигрыше, ведь здесь расширяется спектр оказываемых медицинских услуг.

 

Профилактика в действии
- Анатолий Филиппович, недавно краевое правительство одобрило «Стратегию развития здравоохранения края до 2020 года». Одна из  основных целей, заложенных в документе, - это создание мощной профилактической медицины. Каким образом в этом направлении будет задействован краевой ФОМС?

- Самым непосредственным образом. Вы, наверное, знаете, что ориентация на профилактическую медицину вовсе не ставропольское ноу-хау - такую задачу поставил перед Минздравсоцразвития президент России Дмитрий Медведев в рамках нацпроекта «Здоровье». В ближайшие недели по всей стране будут открыты порядка пятисот центров здоровья, главная задача которых не лечить, а сохранять здоровье и предотвращать болезни. 
Сразу скажу, что все услуги в таких центрах будут совершенно бесплатны, поскольку включены в программу ОМС. В такой центр может обратиться любой желающий пройти минимальное обследование: измерить уровень сахара и холестерина в крови, посоветоваться с диетологом и психологом, пройти спирографию (определить жизненный ресурс легких) и так далее. 
Каждый посетитель такого центра здоровья узнает о своем резерве здоровья на ближайшие 15 лет, получит на руки «карту здорового образа жизни» с индивидуальным набором рекомендаций, как сохранить здоровье. Кроме того, в центрах будут залы для занятий лечебной физкультурой, специалисты-профилактики займутся пропагандой здорового образа жизни среди населения. 
- Такие центры на Ставрополье уже есть?
- В крае их открыто семь: в шестой и детской поликлиниках Ставрополя, в Шпаковской районной больнице, в Пятигорске, Невинномысске, Кисловодске и Ессентуках. Работу они начнут уже в канун новогодних праздников. Думаю, что деятельность этих центров может стать отдельной темой нашего разговора. Так что, если интересно, я и мои сотрудники всегда к вашим услугам.
- Мы с удовольствием принимаем ваше предложение, и спасибо за интересную и содержательную беседу!

 

Беседовали
Олег ПАРФЕНОВ, Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий