Поиск на сайте

 

 

 

Краевая Счетная палата не дает расслабиться корыстолюбцам

 

1 марта исполняется год с момента создания на Ставрополье самостоятельного контролирующего органа, основная задача которого - проверка исполнения бюджета, а также контроль за работой внебюджетных фондов и финансовых госучреждений. Первые большие итоги работы Счетной палаты подводит ее руководитель Андрей КОЛЕСНИКОВ.

 

- Андрей Алексеевич, позвольте начать с темы чисто экономической: как вы оцениваете краевой бюджет на этот год?
- Напряженный, относительно социально направленный, но недостаточно стимулирующий рост экономики. Хочу отметить, что бюджет заметно вырос: если в прошлом году его объем составил 36 млрд. рублей, то в нынешнем - уже 40,4 млрд. Выросли и расходы, как правило, на «социалку»: зарплаты бюджетникам, субсидии, страхование неработающего населения, льготы...
- Кривая социальных расходов ползет вверх, в то время как уже много лет край явно «не дорабатывает» по инвестиционным и капитальным вложениям в производство, в создание новых рабочих мест, модернизацию инфраструктуры...
- Рост социальных расходов – это прекрасно. Во многом бюджет для того и предназначен, чтобы финансировать из централизованных источников потребности населения в целом, повышать уровень его жизни. В нашем крае, согласно заключениям независимых экспертов, уровень бюджетной обеспеченности на душу населения гораздо ниже среднего по стране. Отсюда следует, что прирост расходов на «социалку» еще явно недостаточен.
Также очевидно, что для его обеспечения требуется гораздо больший рост доходности бюджета, а следовательно бюджетные поступления должны не просто собираться «по мере возможности». Надо активно зарабатывать средства в бюджет, в том числе путем инвестирования и капитальных вложений. Банально звучит, но бюджет надо развивать, и здесь недостаточно усилий одного министерства финансов. По определению, для этого предназначено министерство экономического развития, которое призвано играть роль координатора всех отраслей экономики и их взаимодействия.
Пример навскидку: если в крае производятся прицепы для грузовых автомобилей, то вложение средств в кратчайшую лизинговую цепочку «завод – потребитель» при посредстве краевой власти, будет выгодно и для производителя, и для краевого бюджета, и для потребителей этой продукции – сельхозтоваропроизводителей, транспортников, строителей, и т.п. Развитие экономики, наверное, не должно ограничиваться лишь популяризацией достижений и выставочно-ярмарочной деятельностью.
Недостаточно и простой констатации будущего состояния экономики края в виде прогнозов. (Справедливости ради надо отметить, что прогнозы министерства экономики края достаточно точны, хотя в обозримом прошлом не помню, чтобы они когда-то легли в основу краевого бюджета, как требует того Бюджетный кодекс). Прогноз – это хорошо, но экономическое развитие – гораздо более широкое понятие.
- Когда все просят денег, можно ли вообще определить, какие инвестиционные проекты наиболее перспективны?
- Изобретать колесо тут не надо. Пример: полгода назад был принят новый краевой закон об инвестиционной деятельности, предусматривающий создание Агентства региональных инвестиций и Инвестиционного фонда - структур, обязанных отбирать успешные экономические проекты.
Наверное, закон должен работать и приносить ощутимый результат. Ставропольский край богат своими возможностями и ресурсами, одни Кавказские Минеральные Воды чего стоят. Все правильные слова на эту тему уже многократно сказаны и написаны, давно пора демонстрировать результаты.

- Какие отрасли в крае вам кажутся наиболее перспективными?
- Все перспективны, и, в первую очередь, имеющие большую социальную составляющую - сельское хозяйство и автоматически следующая за ним перерабатывающая промышленность. Традиционно высокие урожаи зерновых при комплексном подходе создают самую благоприятную основу для производства мяса, молока, шерсти и так далее. Но для этого надо принять необходимые и давно известные шаги для защиты сельхозпроизводителей. Сельское хозяйство - отрасль, которая при определенной поддержке выживет и поднимется сама, только прекратите душить непомерными тарифами, ценами на топливо и т.п. Нельзя безучастно, потребительски смотреть на отрасль краевой экономики, которая охватывает большинство населения Ставрополья.
- Как и на то, что на прилавках ставропольских магазинов лежит редиска из Израиля, чеснок из Китая, яблоки из Венгрии и Америки, даже картошка из Марокко... - И это, заметьте, в южном регионе, где уникальные почвы, благоприятные погодные условия, традиционно сельскохозяйственный уклад жизни населения... Не секрет, что во многих странах локомотивом возрождения сельского хозяйства (как и любой другой отрасли) становится малый и средний бизнес. Положение его в крае плачевно: он занимает порядка 14-15% экономики, от повсеместно необходимых 50-60%.
- Почему такая огромная разница?
- Мы уже говорили, что краевой бюджет недостаточно использует инвестиционные механизмы. Даже на широко разрекламированные проекты, например, развитие бизнес-инкубаторов, лизинга, инновационных технологий выделяются сущие крохи. Спросите любого предпринимателя, как ему помогает краевая программа господдержки малого бизнеса, и кто вообще что-нибудь о ней слышал?
Не понаслышке знаком с опытом Китая, насколько там крепок дух предпринимательства. Своему становлению китайский бизнес обязан государству. Например, новые предприятия первые 3-5 лет полностью освобождаются от налогов. Каждая пятая компания в Поднебесной работает на территории особых экономических зон, которых создано около тысячи. Кстати, такой опыт используют Иркутская, Липецкая, Челябинская области, Краснодарский край. Что мешает применить его на Ставрополье?
- Как вы оцениваете итоги муниципальной реформы в крае, цель которой заключалась в том, чтобы научить местные власти самим зарабатывать деньги и разумно тратить их на нужды населения?
- В этом плане реформа пока что дает результаты прямо противоположные декларируемым целям: вместо самостоятельных, ответственных управленцев мы плодим иждивенцев. В целом создана такая ситуация, когда местной власти деньги зарабатывать просто невыгодно: все равно их заберут, а потом, что-то вернут из различных фондов бюджетного выравнивания - остальные перераспределят в пользу «бедных». Неудивительно, что самые сильные муниципалитеты теряют стимул к развитию.
- Пару лет назад в интервью «Открытой» вы говорили, что нецелевое и неэффективное использование казенных средств в крае зашкаливает все пределы. Что-то с тех пор изменилось?
- Практически нет. Не случайно одним из требований муниципальной реформы, стартовавшей в крае в 2005 году, является создание на местах собственных контрольно-счетных органов. Правда, это требование реализовали лишь в Кисловодске и Красногвардейском районе. В других территориях чиновники пока противятся созданию таких структур.
- Вы согласны с тем, что самый действенный способ борьбы с коррупцией - это развитие гражданского общества и свобода СМИ?
- Безусловно. Кроме того, в обществе нужно создавать такой климат, при котором дать или получить взятку считалось бы страшным позором, а любой чиновник знал бы, что будучи уличенным в коррупции, он потеряет намного больше, чем приобретет.
- Не так давно вы подписали соглашение о сотрудничестве со Счетной палатой России. В чем его суть?
- Региональные контрольно-счетные органы – это не структурные подразделения или филиалы Счетной палаты России, так что отношения между нашими организациями рабочие, партнерские. Мы проводим совместные контрольные мероприятия. Столичные коллеги помогают нам методически, предоставляют последние разработки НИИ системного анализа, который существует при Счетной палате РФ.
Показательно, что соглашение о сотрудничестве «главный» аудитор страны Сергей Вадимович Степашин заключил именно с нами – первыми в России. Мы уже шесть лет работаем с федеральными коллегами в рамках Ассоциации контрольно-счетных органов Российской Федерации, где краевые аудиторы занимают достойное место. В Москве высоко ценят наши достижения, считают нас серьезными партнерами, с которыми работать и конструктивно, и перспективно.
- Иногда приходится слышать, что число контрольных и проверяющих органов растет, а порядка это не добавляет. Вот недавно даже возник спор о разделении полномочий между Счетной палатой РФ и Росфиннадзором.
- Контролирующих ведомств действительно немало однако задачи у всех разные. Финансовый контроль четко делится на внутриведомственный (его осуществляют контрольно-ревизионные органы министерств и ведомств) и внешний, независимый (это прерогатива Счетных палат). Такое разделение прописано в Лимской декларации, к которой Россия присоединилась еще в 1995 году, а также в Конституции России. Во всех цивилизованных странах внутренний (ведомственный) контроль вообще отсутствует, существует только внешний. В России пока работают оба. При этом внутриведомственный аудит - это, по сути, финансовый самоконтроль государства, а внешний осуществляется от имени всего общества, ведь проверяющие федеральной и региональных Счетных палат назначаются парламентами страны и субъектов России соответственно.
- Не так давно в стране отметили 350-летие финансового аудита: нынешние Счетные палаты являются прямыми «наследницами» Счетного приказа, созданного в середине XVII века царем Алексеем Михайловичем. При царях проворовавшихся чиновников сажали на кол, ссылали в Сибирь, а в эпоху советского «партконтроля» вызовы «на ковер» заканчивались для мздоимцев крутой расправой. Ваше ведомство можно назвать карающим мечом?
- Не совсем. Наша основная задача в том, чтобы сделать финансовые отношения в регионе как можно прозрачнее, а запугивания и прочие репрессивные меры - далеко не лучший способ этого достичь. Мы всегда заранее извещаем о предстоящей проверке, чтобы к ней успели подготовиться - устранить какие-то мелкие, несущественные огрехи в бухгалтерском учете. Серьезные финансовые нарушения за пару недель «прикрыть» невозможно. Чтобы исключить все случайные ошибки, как с нашей стороны, так и со стороны проверяемой структуры, мы обязательно предоставляем протокол аудита, и только потом уже утверждаем его окончательно.
- По материалам проверок Счетной палаты России возбуждено более тысячи уголовных дел. В частности, отдельные документы легли в основу уголовного дела в отношении экс-министра атомной промышленности Евгения Адамова, осужденного на 5,5 лет за коррупцию. Какие ваши проверки легли в основу судебных разбирательств?
- Сегодня в суде оспариваются результаты проверки дорожной отрасли. Идет судебное разбирательство и по результатам аудита противоградовой службы (тем не менее 5,5 млн. руб. выявленной нами «нецелевки» в бюджете края уже восстановлены).
По ряду выявленных фактов мы направляли материалы в ГУВД и прокуратуру края. О дальнейшей их судьбе правоохранительные органы нас пока не информировали.
- Почему?
- Этот же вопрос возникает и у меня, ведь любой результат лучше всякой неопределенности. Получив официальные ответы, мы могли бы опротестовать возможные отказы, поскольку уверены в наших выводах, представленных правоохранителям.
- Андрей Алексеевич, в ваши руки попадают самые «горячие» документы. Бывали попытки давления на аудиторов?
- Если вы о попытках подкупа, то это - совершенно бесперспективные варианты. Мы своей деловой репутацией очень дорожим. В ином случае роль Счетной палаты сошла бы на нет - в крае информация о тех, кто «берет», расходится быстро. Но многие пытаются диктовать свои условия, создавать препятствия проверяющим. Боремся и с этим, ведь Закон на нашей стороне.
- По каким критериям вы оцениваете эффективность работы вашего ведомства?
- Критериев много. Один из основных - сколько средств мы смогли вернуть в бюджет края. В прошлом году (учитывая, что палата начала работу фактически с мая – июня прошлого года) мы проверили более 80 учреждений с денежным оборотом примерно в 10 млрд. рублей. Нарушений выявили на сумму 1,3 млрд. рублей. Более 260 млн. из них предписано восстановить в бюджете.
В частности, проверив противоградовую службу, вскрыли недостачу в 5 млн. рублей, которые, как я уже сказал, вернули в казну. В дорожной отрасли края нарушений обнаружили почти на 350 млн. В краевом комитете по госзаказу нарушения потянули почти на 650 млн., а результаты проверки сыграли свою роль при принятии губернатором кадрового решения по руководителю этого ведомства.
Только что закончили аудит министерства физкультуры и спорта, где столкнулись с тем, что госзакупки проводились без конкурсов, деньги расходовались не по назначению, вознаграждения и стипендии получали люди, не имеющие на это право…
- Кого будете проверять в ближайшее время?
- Сейчас проводится внешняя проверка исполнения «Закона о бюджете СК за 2007 год». Проверкой охвачены все главные администраторы краевого бюджета. Работа титаническая, ведь проверить предстоит более 20 министерств, комитетов, управлений. Глубина проверок - вплоть до первичных документов. К слову: именно нашей палате пришлось практически с нуля разрабатывать методику проведения такого масштабного аудита, а наработками ставропольских специалистов уже заинтересовались коллеги из других регионов.
По плану предстоит проверка министерства имущественных отношений, краевого ГУП «Ставропольагроуниверсал», деятельность которого давно вызывает многочисленные вопросы не только у специалистов, но и у общественности. Люди спрашивают: «Ежегодно краевой бюджет «вливает» в ГУП десятки миллионов рублей, но куда они утекают - непонятно: цены на хлеб растут, зерновой фонд не создан, товарный кредит отпускают под непомерные проценты?..» Будем разбираться.

Анатолий СЕРГИЕНКО



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий