Поиск на сайте

 

Без квартиры и без денег осталась жительница Солнечнодольска, продавшая жильё милой девушке, которая на поверку оказалась аферисткой.

Девица уже осуждена за мошенничество в крупном размере, и при этом остаётся хозяйкой квартиры.
Как такое возможно?

Первый лист в договоре заменили

Уважаемая редакция, в 2012 году я решила продать квартиру в поселке Солнечнодольске, чтобы перебраться к сыновьям в Изобильный. Нашлась милая молодая покупательница - Юлия Абросимова (после замужества - Санеева).

Мы договорились о цене квартиры - 700 тысяч рублей. Юлия пожаловалась на тяжелое  материальное положение. Сказала, что она в разводе, одна воспитывает ребеночка, плакала и просила позволить ей оплатить сначала аванс - 150 тысяч рублей, а после регистрации права собственности передать оставшиеся деньги.

Я пошла ей навстречу. Мы сдали документы на регистрацию, через две недели я забрала их и позвонила покупательнице, спросила, когда она готова рассчитаться. На что Юлия в грубой форме ответила: «Я вам ничего не должна! Договор читайте внимательно!»

В растерянности я начала читать документ и увидела, что в пункте, который описывает порядок расчетов между сторонами, изменена формулировка. Было: «Цена недвижимого имущества с учетом рыночных цен составила 700 тысяч рублей», а появилось: «Деньги в размере 700 тысяч рублей переданы в полном объеме до подписания договора».

Я сразу подала заявление о мошенничестве в полицию, однако правоохранительные органы выносили отказы в возбуждении уголовного дела на протяжении... трех лет!

Тогда я обратилась в суд с иском о признании сделки недействительной. Чтобы оплатить расходы, взяла кредит. Экспертиза установила, что договор купли-продажи был раскреплен, первый лист заменен, а как раз в нем значился пункт с расчетами.

В результате изобильненский райсуд удовлетворил мой иск и постановил: ответчица должна вернуть мне квартиру, а я ей - задаток  в размере 150 тысяч рублей.

Юлия с решением не согласилась, заявила, что деньги передала в полном объеме, а к раскреплению скоб в договоре не имеет отношения. Краевой суд, куда она подала апелляцию, занял ее позицию: «Да, была замена листа договора, но не доказано, что внесены изменения в пункт, который описывает порядок расчетов между сторонами».

Так, «милая, несчастная» девушка стала проживать в квартире, за которую фактически заплатила 150 тысяч рублей. И вдруг в 2015 году случилось чудо: в отношении Санеевой было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничество в крупном размере).

Не вернула ни рубля, ни копейки!

Два года назад в отношении мошенницы вынесли обвинительный приговор, ей дали три года условно. В рамках теперь уже уголовного дела я подала иск на сумму причиненного мне ущерба, то есть на 550 тысяч рублей.

Юлия по традиции вину не признала, настаивала, что рассчиталась, причем аванс она мне перевела на карту, а вот полмиллиона якобы передала в коридоре, без свидетелей и без расписок... Странно, не правда ли?!

После вступления приговора в силу я написала заявление о пересмотре гражданского дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Заявление удовлетворили, сделку снова признали недействительной. То есть квартира снова стала моей, 28 октября 2016 года я переоформила ее на свое имя.

Однако Юлия снова обжаловала решение, заявив, что ее  «расстреляли дважды», то есть якобы и квартиру забрали, и деньги взыскали. Хотя деньги мошенница мне не выплатила ни в 2012 году, ни поныне!

Краевой суд, однако, снова встал на ее сторону. Сделку 2012 года признали действительной: дескать, мое право восстановлено в уголовном судопроизводстве путем подачи иска о возмещении ущерба на 550 тысяч рублей.

Однако Санеева мне не отдала ни рубля! Ни копейки! Исполнительное производство действительно было возбуждено на 550 тысяч (ущерб, причиненный преступлением) и 60 тысяч (судебные издержки). Однако ответчица «скрылась» в соседнее село, и пристав прекратил производство «в связи с невозможностью установления местонахождения должника».

Таким образом в итоге всех судебных перипетий и даже признания Санеевой мошенницей квартира осталась за ней! А я осталась и без жилья, и без денег.

Я осталась без жилья. Я бомж

Весной 2018 года я нашла новых адвокатов, и они посоветовали мне обратиться с иском о расторжении договора купли-продажи и сохранении права собственности на мою квартиру, а также с ходатайством о восстановлении срока исковой давности на обжалование.

Изобильненский районный суд удовлетворил мои требования, расторгнул договор  в связи с тем, что Санеева не оплатила покупную цену квартиры, не передала мне деньги, что было установлено приговором в отношении Юлии.

Суд также указал в решении, что мое право за предыдущие 6 (шесть) лет не было восстановлено.

Я была счастлива, так как если бы обратилась с аналогичным иском годом ранее, суд мне бы отказал в расторжении договора, а с июля прошлого года Верховный суд разрешил расторгать договоры, если не были переданы деньги, что является существенным нарушением.

И снова Санеева обжаловала решение районного суда, и снова краевой суд отменил решение первой инстанции, сославшись на то, что я пропустила срок исковой давности для обращения за нарушенным правом и не представила уважительных причин для его восстановления.

Хотя закон предусматривает возможность восстановления срока давности в исключительных случаях, и причем этот перечень остается открытым!

В итоге я осталась без единственного жилья и без денег, я окончательно стала бомжем. Как такое вообще возможно: человек, осужденный за мошенничество, может стать собственником моей квартиры, не рассчитавшись за нее?!

Наталья СКРИПКИНА

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий