Поиск на сайте

 

По мнению Ирины Хакамады, честных политиков в стране меньше, чем пальцев на одной руке
 
 
В 2006-м году, когда одна из самых известных представителей российской либеральной волны Ирина Хакамада заявила, что уходит из политики, многие посчитали это свидетельством краха оппозиции. Однако год спустя она вернулась в активную общественную жизнь, возглавив фонд социальной солидарности «Наш выбор» и заняв пост зампреда Российского народно-демократического союза. Во время недавнего вояжа на Ставрополье Ирина ХАКАМАДА откровенно побеседовала с политическим обозревателем «Открытой».
 
 
- Ирина Муцуовна, начну с прямого вопроса: как вы оцениваете историческую роль Владимира Путина? В какой мере на нем лежит ответственность за то, что происходит сегодня со страной? 
- Путин - фигура советская, его роль заключается в том, что модерн он сумел превратить в реставрацию. В 90-е, при Ельцине, было хоть какое-то движение вперед. Да, с ошибками, с падениями - но вперед. Потом все повернулось вспять. «Невозврат» я отмеряю для себя где-то с 2002 года, наверное, с трагедии «Норд-Оста» - после этого и стали «закручивать гайки», отстраивать «вертикаль власти», безмерно усилилась роль военщины… Демократии скоро почти не осталось.
Я еще в те годы говорила Владимиру Владимировичу: «Берегите оппозицию - только она вам правду о стране расскажет. Не станет оппозиции - вы мало что будете знать, и вами смогут манипулировать». В итоге так и получилось. Вот сейчас откуда президенту реально знать о том, что творится в стране? Он по улицам ходит редко, газеты вряд ли читает, «Эхо Москвы» почти наверняка не слушает… Кроме того, было сделано все, чтобы властям не был слышен голос оппозиции: недаром из парламента нас вымели.
- Но если Путин и консерватор, то что ж в этом плохого? Может быть, он просто хотел реформы помягче провести, обойтись, скажем так, «малой кровью» - а в итоге исполнители плохо сработали и мы получили то, что получили: хаос и позор. 
- Я вам избитую истину напомню: история не знает сослагательного наклонения. Каждого политика оценивают не по задумкам, а по конкретным делам его. Идеи бесплотны, а мы живем в реальной стране с реальными проблемами. Да и насчет «малой крови» готова с вами поспорить - только посчитайте, сколько мы ежегодно людей теряем: шахты взрываются, падают самолеты, горят дома, школы недостроенные рассыпаются.
- Вы считаете, что в правящей верхушке страны вообще не осталось достойных людей?
- Достойный человек Андрей Илларионов (бывший советник президента по экономике. - Ред.), он всегда имел своё мнение, не боялся его вслух высказывать. Но, увы, его ушли, он из страны уехал, сейчас в Америке преподает. Аркадий Дворкович (руководитель аналитического управления президента. - Ред.) - хороший специалист, человек честный - но он вряд ли что-то решает. Больше никого назвать не могу.
- Ирина Муцуовна, не могу не задать вопрос, который сейчас волнует всех…
- О преемнике Путина? Я вам честно скажу: не знаю ответа на него. Если бы знала, то сидела бы или в Кремле, или в тюрьме.
- А все же ваши соображения? Будет преемник или Путин останется на третий срок, как его настоятельно все упрашивают?
- Я думаю, что будут выборы, на которых власть проведет нужного ей «технического» преемника. Что это за персона, еще раз скажу, не знаю - да и сегодня вряд ли кто знает наверняка. То, что Путин не останется на третий срок, - факт. Он просто не хочет стать в глазах Запада «русским Лукашенко», бессменным диктатором. Вариантов, куда уйти, у него масса: от «Газпрома» до обеих партийных «Россий».
- Кстати, о двух «Россиях». Как вы оцениваете результаты недавних выборов на Ставрополье, где вторая «партия власти» отхлестала по щекам первую?
- Вы знаете, оценка ставропольской ситуации в Москве и здесь, у вас на месте, диаметрально противоположная. Так, в столице все уверены, будто Черногоров просто договорился с Мироновым (лидером «Справедливой России», спикером Совета Федерации. - Ред.). А будучи здесь в крае, я поговорила со многими людьми, и все сходятся во мнении, что губернатор просто не мог справиться с вашим Уткиным - тот оказался слишком сильным лидером, сумел подтянуть серьезные ресурсы. Так что если бы везде в стране были свои Уткины, то и «эсеры» везде бы выиграли.
- Появление на партийном поле страны «Справедливой России» - факт позитивный?
- По мне так борьба двух клонов всегда лучше, чем монополия. Создается хоть какая-то видимость политической конкуренции, «Единая Россия» шевелиться стала - это уже прогресс.
- В то же время эти выборы продемонстрировали, что власть пытается заткнуть рот оппозиционным партиям: «Яблоку» отказали в регистрации в 7 регионах, СПС «недосчитали» голоса в 2-х, недавно вот Республиканскую партию аннулировали. Получается, не такая уж и монополия, если власти все же опасаются оппозиции.
- Власть нас давит, но не считается с нами. Вы верно заметили, боязнь оппозиции у российской элиты просто паническая, неадекватная, необъяснимая. Когда год назад в центре Москвы автомобилисты из «Свободы выбора» провели акцию протеста против запрета праворульных машин, на сто митингующих стянули спецназ, войска, хорошо еще БТРы не пригнали. Проявление этой паники - снятие «Яблока» во многих регионах, где оно вряд ли бы набрало высокий процент. В Нижнем Новгороде во время недавнего марша несогласных омоновцев согнали в сотни раз больше числа митингующих. Причем некоторых молодых людей, которые якобы направлялись на марш, милиция на соседних улицах отлавливала и без объяснения причин запирала в спортзалы - отпускали их только к вечеру.
Сегодня иррациональны, безрассудны почти все поступки нашей власти. Она действует скорее на уровне животных инстинктов, а не логики и здравого смысла. Представьте себе тигра, который задрал антилопу и сжирает ее. Вы подходите к хищнику и пытаетесь ему втолковать: друг, поделись кусочком - а завтра я тебе чем-нибудь в джунглях помогу, станем жить мирно. Естественно, он вас слушать не будет и сожрет. Так и наша власть: она никого не подпускает к своей добыче.
- И что же, на ваш взгляд, нужно, чтобы власти перестали бояться оппозицию, а начали считаться с ней?
- Вот если бы в Москве на наш марш несогласных вышло не 10 тысяч человек, а 100 тысяч - тогда бы считались. Нужна массовость, нужен накал, единое движение вперед к обозначенной цели. 
- Вряд ли можно добиться такого единства в рамках оппозиционной коалиции «Другая Россия», которую вы представляете. Там ведь кого только нет - правые, левые, националисты, либералы…
- Такая коалиция очень полезна всем политическим силам, в нее входящим: правые полевеют, станут ближе к простому народу, а левые избавятся от популизма, от дешевизны лозунгов. Это своего рода чистилище, тигель, в котором из многих осколков сплавится единая, закаленная сила. Такая ситуация была в начале 80-х во Франции, когда президент Франсуа Миттеран создал право-левую правящую коалицию - из нее выросли нынешние европейские социал-демократы.
- Ирина Муцуовна, вы согласны с определением, что нынешний режим в России авторитарный?
- Скорее нет. Авторитаризм всегда основывается на многовековой нравственной традиции. Таковы были европейские монархии, таковы сегодня правящие режимы в Арабских эмиратах, в Китае, Сингапуре. Да, и мы в России всегда тяготели к азиатчине, к автократии, но все носители ее духовной традиции (в том числе и политической) были расстреляны в 1917-м - и с тех пор у правящей элиты вообще никакого стержня нет, один только текущий интерес.
- Наворовать?
- По сути, да. Мы же предлагаем альтернативу - демократическую модель развития, как в большинстве западных стран. Там основу менталитета, основу власти составляют не традиции, а законы. Налажены механизмы контроля общества за властью - через независимые общественные институты. А в России сегодня эти институты почти все уничтожены: суды зависимы, свободную прессу скупили всю, хоть какая-то «отдушина» - это небольшие некоммерческие организации, которые существуют на международные гранты, вроде Московской Хельсинской группы.
- Считаете, независимых СМИ в России нет?
- Остались только «Новая газета» и «Эхо Москвы». Но «Эхо» хоть вроде и говорит то, что думает, - на самом-то деле его оплачивает «Газпром». И создавала его власть, и поддерживает власть, - чтобы было куда дозированно «выпустить пар». Пар - это общественное недовольство, которое бесконечно долго не может накапливаться, иначе оно разорвет изнутри свою «реторту». И тогда события в стране будут развиваться по такому же сценарию, как в Украине. Хотя, надеюсь, у нас до такого предела не дойдет.
- Так, может, людям нужны не независимые СМИ с разоблачениями и компроматом, а сплошной позитив? Как в советское время - чтоб на каждой странице лучшие труженики, ударники, рацпредложения?
- Народу нужен объектив, а не позитив! Дайте людям правду! А уж они сами во всём разберутся, всё по полочкам разложат. Знание еще никому не вредило.
- Но если в одночасье открыть все информационные «вентили», как предлагает оппозиция, - люди могут и не выдержать столько правды. Это же будет колоссальная психотравма для общественного сознания!
- Народ получает большую травму от того, что власть его обманывает, скрывает истинное положение дел в стране. Люди и так сегодня оценивают свою жизнь не по официальной статистике, а по той реальности, что видят за окном. А эта реальность никого не радует: коррупция, неумная инфляция, бесправие… Я часто повторяю про себя слова любимого мной Агутогавы Рюноскэ: «У меня нет принципов. У меня есть только нервы». Вот и у нашего народа должны быть нервы, чтобы сказать «нет» тому режиму, который нам такие условия существования создал.
- Но по силам ли вам, оппозиции, свергнуть нынешний режим - это же монолит, утес?
- Знаете, есть такая красивая притча о пирамиде Хеопса и бритвенном лезвии. Одному человеку дали лезвие и сказали: срой пирамиду. Он ответил: я не смогу справиться с такой махиной - и сразу отступил. А другой человек начал методично пилить камень, потом его старания увидели другие и тоже стали пилить - и все вместе они срыли пирамиду.
Эта притча отражает принципиальное отличие западного менталитета, основанного на индивидуальном прагматизме, и менталитета восточного, который базируется на коллективизме. Я человек Востока, поэтому мой долг, моя судьба, моя карма - пилить монолит власти, подавая пример другим. Вместе мы справимся, главное - каждому делать свое дело.
- Хотя еще недавно вы говорили, что уйдете из политики - но вскоре вернулись.
- Я не в политику вернулась, а в общественную жизнь. Просто поняла, что не могу без этого жить, да и многие просили о таком возвращении.
- Вы недавно издали книгу «Sex в большой политике». Не боитесь раствориться в толпе других «литераторов» - сейчас ведь все бросились писать: шоумены, депутаты, адвокаты…
- Я нигде не растворяюсь. Моя книга была продана тиражом 150 тысяч экземпляров - на уровне лучших романов. Сейчас пишу вторую книгу, это будет политический триллер, выйдет уже в сентябре. Потом хочу попробовать себя в роли режиссера - экранизировать свой роман.
- Надеюсь, вы к нам еще приедете - и оставите автограф на вашем новом томике.
- Знаете, Ставрополь мне очень понравился. Замечательный город! Люди здесь добрее, проще, чем, например, в Краснодаре. Так что, надеюсь, я у вас в гостях не в последний раз. И автограф обязательно оставлю!
 
Беседовал 
Антон ЧАБЛИН

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях