Поиск на сайте

 

Самый маленький район Ставрополья – Степновский – столкнулся с самыми большими проблемами

 

В ближайшие дни правительство края в полном составе соберется, чтобы обсудить проблемы восточных районов Ставрополья. Причем врио губернатора Владимир Владимиров сразу дал установку: министров собрать даже не в райцентре, а в самом отдаленном поселке. Чтобы, выбравшись из офисов, увидали жизнь без прикрас. Неплохо было бы, если правительственное заседание прошло, скажем, в селе Иргаклы Степновского района. Уж здесь-то «восточные» проблемы Ставрополья видны как на ладони.

Сразу взялся за дюж

Степновский район – самый маленький в крае и по площади (всего 205 тысяч гектаров), и по населению (22 тысячи жителей). Но при этом, кстати, и самая либеральная территория – только здесь проходят прямые выборы главы. В прошлом марте им был избран 37-летний председатель плодопитомника «Ольгинский» Сергей Лобанов, которого поддержали 76% жителей района.

Лобанов – политик молодой, и к делу подошел ответственно: сразу после назначения обратился к правительству края с просьбой провести комплексную проверку в Степновском районе. Рабочую группу возглавили вице-премьер Андрей Бурзак (в то время курировавший восток Ставрополья) и министр имущественных отношений Виктор Мельников (он курировал район).

Итогом аудита стал 60-страничный доклад, который озвучили на специально созванном заседании правительства в конце августа. Перечислю лишь основные выводы, которые нарисовали министерские ревизоры.

Уровень безработицы (14,5%) в районе почти втрое превышает среднекраевой показатель. Самая ощутимая, конечно, нехватка кадров в «социалке» – более 600 человек. Соответственно, в отсутствие докторов младенческая смертность и детская заболеваемость – одни из самых высоких в крае.

Без дорог, врачей и канализации

Виктор Мельников в своем докладе привел такой факт. Степновский район остается единственной территорией в крае, где в ЦРБ нет инфекционного отделения: оно закрылось еще в 2004 году из-за отсутствия врача-инфекциониста.

Правда, пять лет назад на строительство нового отделения все же нашлись деньги, здание полностью возвели, а вот на его отделку и закупку медоборудования средств уже не хватило. И сейчас постройка, которая могла бы служить селянам, попросту разрушается. Впору уже строить новую. На этом фоне сущей мелочью кажется, что у чиновников нет денег на ремонт ДК и стадиона в райцентре Степном.

Плачевно состояние ЖКХ. Только в половине населенных пунктов организован централизованный вывоз отходов, в остальных, выходит, – стихийные свалки. Давняя проблема засушливого степного района – отсутствие сетей водоотведения и очистных сооружений канализации. То есть ливневые и сточные воды сливаются неизвестно куда.

Три из 11 школ лишены канализации, а значит, дети здесь не могут получать горячее питание. И при этом Степновский район даже не участвовал в госпрограмме реформирования ЖКХ.

В большинстве населенных пунктов нет интернета. Дороги разбиты до такой степени, что только в 13 населенных пунктах из 21 имеется общественный транспорт. Перевозчики не хотят гробить «Газели» на колдобинах еще и при том, что маршруты на востоке края в принципе невыгодны.

Посрамили память Героя 

Средняя зарплата в Степновском районе одна из самых низких в крае – всего 13 тысяч рублей. Да и откуда деньгам взяться, если за постсоветские годы здесь методично разваливалась вся экономика? Вспомним пример некогда прославленного винсовхоза «Зеленая роща». Созданный в 1974 году, ныне он остался практически без земли, а само винодельческое производство уже два года как не работает (нет лицензии). Приходится вывозить виноград в соседние республики, в частности на кизлярский завод.

Подлинную славу Степновскому району в советские годы принес колхоз-миллионер «Путь к коммунизму», который возглавлял дважды Герой Соцтруда Николай Терещенко. В советские годы колхоз давал ежегодно 1,5 тысячи тонн мяса и 16 тысяч тонн зерна, был даже собственный завод гранулированных кормов (редкость в СССР величайшая).

И все это были заслуги Николая Терещенко – как бы сейчас сказали, талантливого менеджера. Он впервые на Ставрополье стал внедрять передовые экономические методы: ввёл переаттестацию работников, отказался от бригадной организации труда в пользу цеховой, занимался мелиорацией.

По заслугам Николаю Дмитриевичу поставили памятник в центре Иргаклов. Печально только, что с высоты гранитного постамента взирает он сегодня не на расцвет родного колхоза, а на то, как его планомерно добивают.

В 1991 году «Путь к коммунизму» был преобразован в АОЗТ «Иргаклинское», а десять лет спустя – в СПК «Играклинский». Только зерна в хозяйстве производится вдвое меньше, чем в советские годы, а мясного производства нет совсем – животноводческие точки распроданы в частные руки.

Долгов за предприятием накопилось около 35 млн. рублей, и никакого просвета впереди. Маячит перед прославленным СПК, увы, проторенный другими краевыми хозяйствами путь – банкротство и продажа пришлому «инвестору». Точно так же, как произошло и со многими другими хозяйствами.

Мы идём на «Восток»!

В районе практически отсутствует сельскохозяйственная переработка: не только закрылся единственный винзавод, но также колбасный цех, больше не разводят рыбу... Между тем власти района рапортуют, что у них есть 11 инвестпроектов на общую сумму 2 млрд. рублей, которые позволят создать 600 рабочих мест.

Самый главный, конечно, – это строительство консервного завода «Кубанская долина» (здесь будут производить соки и плодоовощные консервы). Правда, сейчас проект приостановлен: возникли проблемы с оформлением земли. Инфраструктурными ограничениями являются отсутствие железной дороги и небольшая сырьевая база (которую можно было бы использовать для промышленного производства).

Фактически сегодня главным, градообразующим предприятием в Степновском районе остается овцеводческий племзавод «Восток», который чудом удалось провести сквозь горнило «рыночных» реформ. Именно на это предприятие, кстати, первым делом отправился нынешний врио губернатора Владимир Владимиров, который побывал в Степновском районе в октябре, вскоре после назначения.

И директор предприятия Петр Лобанов, и глава района Сергей Лобанов рассказывали губернатору, что самым болезненным был и остается земельный вопрос. В районе проблемы со сбором земельного налога и арендной платы за землю. Оттого и полумиллиардный бюджет района глубоко дотационен: собственные доходы составляют всего 14%, все остальное – это перечисления из краевой и федеральной казны.

Кадастровая «удавка»

В советское время около каждого поселения были пастбищные участки, сейчас же они массово запахиваются: например, в Ольгинском сельсовете местами подпахано почти под самые пороги. Подчистую распаханы бывшие хутора Северо-Кавказский, Шенфельд, Богдановка, Арарат. Какие уж тут нормы нагрузки при выпасе скота!

До сих пор не легализована деятельность многих животноводов на бывших кошарах и МТФ (лишь половина из таких «точек» имеет статус крестьянско-фермерских хозяйств). Оставшиеся вообще «выпадают» из официальной статистики. По итогам года надой на одну корову у «фермеров» составил 600 литров – то есть хватило лишь для того, чтобы напоить теленка. И больше ни капли на продажу? Конечно, кто в это поверит! 

Сам Сергей Лобанов, в декабре выступая на комиссии по социально-экономическому развитию района, дал подчиненным жесткую установку: провести полную ревизию земельных отношений (в том числе договоров аренды сельхозугодий). Понятно, что именно об этом будут говорить и на грядущем заседании правительства: не решив земельный вопрос, продвинуть восток Ставрополья вперед нереально.

Но нужна и помощь краевых властей. Например, чтобы навести порядок с кадастровой оценкой земли, которая была проведена два года назад. После этого стоимость угодий на востоке, в зоне рискованного земледелия, выросла в разы. Например, в Степновском районе – с 45 до 56 тысяч за гектар.

Вроде не такой большой рост. Но, во-первых, теперь степновская земля, где чернозема нет и в помине, стоит дороже, чем в плодородных Новоалександровском и Кочубеевском районах. А во-вторых, минимальная кадастровая цена земли в районе подскочила аж в 44 раза. Председатель овцесовхоза «Восток» Петр Лобанов, встречаясь с врио губернатора, так ему и сказал: мол, почти всю прибыль предприятия приходится отдавать на уплату земельного налога. Какие уж тут инвесторы?!

Законы? Сплошной провал!

Без вмешательства Владимирова решить многие проблемы нереально. Например, неразбериха в крае с выплатой субсидии на несвязанную (погектарную) поддержку растениеводов – почему-то минсельхоз не считает нужным выплачивать ее на пары или, скажем, виноградники.

В крае до сих пор нет закона «О личном подсобном хозяйстве», то есть не ограничено поголовье, которое можно держать у себя во дворе. Например, владельцу личного подворья можно производить не более 5 тонн молока, а это лишь одна голова КРС, что ведет к сокращению неконтролируемого поголовья. Другой закон, который разрабатывает министр по развитию восточных районов Александр Коробейников, касается закрепления особого статуса восточной зоны края.

За его основу принят законопроект «О зонах муниципального развития». Смысл его вот в чем. Правительством края, исходя из ряда показателей (в частности, собираемости налогов, уровня бюджетной обеспеченности), утверждается список муниципалитетов, где можно создавать зоны развития.

Правительство за счет бюджета обязуется создать транспортную и энергетическую инфраструктуру, а краевая управляющая компания должна разработать бизнес-план развития зоны и провести отбор компаний-резидентов.

Также нужно срочно подыскивать инвестора, который будет готов вложиться в развитие экономики востока Ставрополья. «Открытая» уже рассказывала об инвестпроекте, который разрабатывает Центр международного агробизнеса Российской академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС). Он предусматривает строительство комплекса молочно-товарных ферм, предприятий по переработке и логистических центров.

Рабочая группа под руководством Александра Коробейникова готовит такие же проекты еще по двум кластерам – овцеводческому и плодоовощному. Опять-таки, никакая программа не будет работать, если не решить первоочередные проблемы с землей, кадрами и «социалкой».

Может, хватит плакать?!

Развитие востока края невозможно без казачества. Быть может, стоит спросить совета у казаков Степновского района, как поднять местную экономику? Ведь если в целом по краю в аренду казачьим обществам передано 38 тысяч гектаров земли, то из них 22 тысячи приходится именно на Степновский район.

Поскольку казачьи общества самостоятельно заниматься земледелием не могут, то решением правления передают арендованные участки в субаренду казакам-фермерам. Всего в крае таких 220. Скажем, в фермерском хозяйстве, которое возглавляет первый товарищ (зам) районного атамана Сергей Уваров, – почти 1800 гектаров. Это, например, больше, чем выделено казакам всего Изобильненского района.

Причем лишь небольшую часть земель степновские казаки получили миром. Пришлось повоевать за свое право не только называться (как в учебниках истории) землепашцами, а реально быть ими. Были суды с районными властями, поставившими на поток торговлю землей в пользу выходцев из Дагестана. Разбив палаточный лагерь, голодали казаки у стен районной администрации, в итоге даже добились снятия главы Владимира Прилепко, замешанного в махинациях с землей.

А ведь еще двадцать лет назад о казаках в Степновском районе и не слыхивали. Зато теперь районную «сечь» на всех совещаниях ставят в пример всему краевому казачеству, которое постоянно плачется об отсутствии земли и поддержки.

Так, может, хватит плакать, а пора брать решение своих проблем в собственные руки?! Выслушав чиновников на высоких совещаниях, автор этих строк тоже отправился в Степновский район, чтобы встретиться с местными атаманами и воочию увидеть, каким образом удалось добиться им своего «экономического чуда».

Об итогах поездки читайте в следующем номере «Открытой».

 

Антон ЧАБЛИН,
обозреватель
«Открытой» газеты

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях