Поиск на сайте

 

 

Если в России кардинально не решить вопрос защиты от пожаров, через год они повторятся, только страшнее

 

С  болью следил я за информацией о пожарах, охвативших всю Россию. Очаги возгорания продолжали появляться то тут, то там, несмотря на осень. В этом году пожары уничтожили главное российское богатство - леса. И поразмыслить над этой бедой я предлагаю всем читателям «Открытой».
Лесные урочища - это вечный, ежегодно возобновляемый источник доходов. В советские времена леса давали стране до 80 млрд. долларов дохода в год. Кроме того, леса России располагают огромными ресурсами побочного лесопользования.
Здесь велики запасы промысловой дичи, кедровых и буковых орехов, грибов, ягод, лекарственных трав и древесного сока. Леса - это прекрасное место для отдыха, они просто необходимы для сохранения здоровья людей.
По экспертным оценкам, развитие рекреационного, туристического, природоохранного хозяйства, продуманное использование недревесных ресурсов леса позволяет стране получать доходы, превышающие объем средств, поступающих от заготовки древесины в 5-7 раз. 
И вот огромное богатство сгорало на глазах всей страны нынешним летом с бешеной силой. Не избежало этой участи и Ставрополье.
После передачи земель в частные руки 47 миллионов гектаров пашни и еще десятки миллионов сенокосов и пастбищ в России заросли бурьяном и кустарником. 
На этих землях накопилась сухая трава, сыгравшая в этом засушливом году роль бикфордова шнура, опоясавшего в степной зоне России деревни и села. Это и привело к возникновению тысяч и тысяч очагов возгорания.
По заявлению начальника краевой  противопожарной службы Г. Киселева, его работникам пришлось выезжать в этом году на тушение пожаров уже более 2300 раз. 
И это при том, что в крае запрещен такой агроприем, как выжигание стерни, хотя на отдельных полях, засеянных пшеницей, сильно пораженной хлебным пилильщиком или шведской мухой, это делать необходимо.
Сейчас в крае почти повсеместно нарушены севообороты. Из конъюнктурных соображений наши хлеборобы отводят под озимую пшеницу около 75% посевных площадей.
Это приводит к тому, что сеять эту культуру приходится два, а то и три года подряд, что уже привело к массовому распространению в крае вышеназванных злост-ных вредителей. 
В свое время мы практиковали выжигание стерни после уборки полеглых и засоренных полей, так как иначе не удавалось качественно подготовить почву под следующую озимую культуру. 
Однако проводили этот агроприем под строгим контролем. Поле предварительно тщательно опахивали, разбивали на загонки, а в период выжигания стерни на поле обязательно дежурил трактор с плугом.
Но я немного ушел от основной темы. Какой же ущерб понесли мы от лесных пожаров лета этого года? Увы, этот ущерб все еще не подсчитан. Однако уже всем понятно, что это невиданная по масштабам катастрофа, случившаяся в мирное время.
По официальной сводке, на 18 августа пройденная огнем только лесная площадь достигла 879 443 га. 
Однако спутниковые наблюдения, проведенные к тому же дню, показали, что в действительности эта площадь составляет около 6 миллионов гектаров, т.е. в 6,8 раза больше. Выжженная пожарами площадь соизмерима с территорией Кипра. 
По данным же Всемирного центра мониторинга пожаров, сведения о площади пожаров на природных территориях России расходятся с данными МЧС РФ примерно в 19 раз. Даже по сведениям, обнародованным главой МЧС Сергеем Шойгу, на 25 августа 2010 года ущерб от пожаров достиг 12 млрд. рублей. Пожары уничтожили 148 сел и деревень, где сгорело 2600 домов.
По официальным данным, летом этого года в пожарах погибли 60 россиян. Однако нельзя забывать о том, что миллионы наших людей почти три месяца жили в удушливой, смрадной атмосфере, содержащей вредных веществ в три с лишним раза больше допустимых норм. По этой причине, как пишут газеты, тысячи больных и слабых людей приняли преждевременную смерть, а многие тысячи получили удар по здоровью, который скажется обострением самых разных болезней. 
По данным бюро ритуальных услуг Москвы, смертность в столице летом этого года превысила средние показатели предыдущих лет в 3-4 раза. Московские крематории в эти дни работали в авральном режиме и зачастую отказывались принимать тела на кремацию, так как не успевали справляться с нагрузкой.
И еще об одном немаловажном вопросе. В Советской России вплоть до 1990 года площадь лесного фонда ежегодно возрастала на 1 млн. 800 тысяч гектаров, чего добивались как за счет восстановления вырубленных, так и посадки новых лесов.
С начала становления в стране рыночных отношений, когда леса стали выгорать в десятки раз больше и ведется их широкомасштабная хищническая вырубка с контрабандным вывозом за рубеж, работы по лесовосстановлению сократились в два с лишним раза. Это ведет к быстрому сокращению лесных угодий. Так, только за 5 лет - с 1996 по 2003 год - общая площадь лесного фонда в России сократилась на 3,32 млн. га.
Более 70% выгоревших в последние годы лесов было представлено хвойными породами, которые не способны к самовосстановлению. В лучшем случае на таких лесных гарях через много лет будут произрастать береза, ясень и другие малоценные породы деревьев. 
По этой причине мы просто обязаны заниматься восстановлением вырубленных и сгоревших хвойных лесов.
Считаю, что вопрос о положении с лесным хозяйством страны и спасении российских лесов от пожаров должен взять под контроль президент страны Дмитрий Медведев. 
В ускоренном порядке надо пересмотреть крайне несовершенный лесной закон и создать до начала пожароопасного периода 2011 года более совершенную государственную службу по обслуживанию лесохозяйственной отрасли и охране лесов от пожаров. 
Без промедления обеспечить пожарную охрану необходимой противопожарной техникой. Изыскать для этого необходимые средства даже в ущерб решению других важных вопросов.

 

Владимир ШЕВЧЕНКО,
кандидат сельскохозяйственных наук
Ставрополь



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий