Поиск на сайте

Семейная ферма выживает, несмотря на проблемы с освоением гранта

Дельные люди

Нас жестоко обманули

Фермерское хозяйство «Толокнево» выиграло грант на строительство семейной молочной фермы в размере 21,6 миллиона рублей. С тех пор прошло пять лет, и по условиям программы «Семейная ферма» получатели гранта могут уже не переживать за возврат государственных денег, они продержались положенный срок, и эти деньги теперь остаются у них.

Но на пути освоения государственной поддержки у фермеров возникли проблемы, которые могли бы погубить начатое дело. Но они выдержали и готовы развивать свой бизнес, несмотря на тяжелейшую ситуацию.

Подавал заявку на грант глава фермерского хозяйства Александр Васильевич Толокнев. Он один из лучших фермеров края, достигший больших успехов в растениеводстве, поэтому и удалось получить грант под его авторитетное имя. На семейном совете решили, что вести новое направление будут его сын Сергей с женой Людмилой (на снимке). У них достаточно большой опыт работы на молочных фермах, который они получили в Соединенных Штатах. Кому, как не им, осваивать новое направление?

- Отец практически не вмешивается в наши дела, - рассказывает Сергей Толокнев. - Только приглядывает за нами, но и финансы, правда, держит в своих руках. Может, это и спасло нас, потому что на этапе строительства мы стали жертвой мошенника.

Сергей и Людмила поведали мне то, о чем министерские чиновники предпочитают умалчивать, рассказывая о господдержке животноводов. После того как несколько фермерских хозяйств получили гранты на строительство животноводческих ферм, им настоятельно посоветовали одного и того же застройщика из Краснодарского края, надежность которого якобы не вызывала сомнения. Но «надежный партнер», взяв деньги у заказчиков, не выполнил своих обязательств и вскоре объявил себя банкротом.

Мы потеряли 24 миллиона рублей, - рассказывает Людмила, - и, несмотря на то, что выиграли суд, денег пока не вернули, стоим в очереди седьмыми. В такой же ситуации оказались и другие, кто вместе с нами получал гранты. Нас спас отец, возместив потери, у других коллег ситуация трагическая, некоторых даже заставляют вернуть гранты, хорошее дело фактически дискредитировано.

- Когда все это случилось, и мы стали разбираться в министерстве, то выяснилось, что мы имели право выбирать застройщика сами или строить вообще хозспособом, - говорит Сергей. - Мы бы тогда не только не потеряли грант, но и вообще значительно сэкономили. А так ферма нам обошлась больше, чем в 80 миллионов, хотя по смете предусматривалось 67.

Американский опыт

Сергей, еще будучи студентом аграрного университета, ездил на стажировку в США, где больше года трудился на молочных фермах. Там получил большой опыт, работая и скотником, и дояром, к тому же и хорошо заработал. Потом отправились в Америку уже вдвоем с Людмилой и проработали за океаном три года.

- Опыт мы там получили хороший, - вспоминает Людмила. - Сначала работали на ферме, где обслуживали 150 коров, потом еще взялись за вторую ферму, где было 700 буренок. Управлялись со всем этим хозяйством втроем, делая практически всю работу, какая предусмотрена на молочной ферме. Там, конечно, все механизировано, но труд тяжелейший. Работали по 16 часов в сутки, спали, можно сказать, на ходу. Американцы, конечно, так не работают, там на страже их здоровья законодательство, ну а мы-то, можно сказать, нелегалы, как у нас сейчас узбеки или таджики. Но платили хорошо, сначала 5,15 долларов в час, потом за хорошую работу мы выторговали у хозяев 8 долларов. В месяц это получалось 3 тысячи. Где у нас столько заработаешь? На эти деньги купили себе дом в Михайловске. Ну а опыт теперь здесь на своей ферме реализуем.

Не большая и не малая

Сегодня у Толокневых 80 дойных коров. Ферма рассчитана на 150, так что резервы еще не исчерпаны. Животные находятся на стойловом, но беспривязном содержании. В одном корпусе они живут, питаются, в другом – их доят.

Как раз в это время началась дойка, я смог увидеть весь процесс. Животные по переходу заходят из жилого помещения в доильный зал, на каждой корове – ошейник. На нем – чип, на котором вся информация о животном: его номер, возраст, количество отелов, когда доилось и сколько дало молока и т.п. Достаточно корове пройти через сканер, и вся информация уже будет отражена на компьютере. Людмила потом показала мне, как это выглядит на мониторе.

В смене два человека, доярка и дояр. Евгений Зимин, приехавший в Кугульту из Подмосковья, как он сказал, к своей любимой, работает на ферме уже три года.

Когда коровы заняли свои места в доильном отсеке, Евгений ловко обмыл им вымя сильной струей воды из шланга, потом обработал каждый сосок специальным дезинфицирующим раствором, надел доильные аппараты. Они задышали, засасывая молоко, автоматически отключаясь, когда откачивать уже нечего. Евгений снова обмыл каждый сосок дезинфицирующим и ранозаживляющим раствором. Открылась дверка, и коровы пошли в свои стойла, на их место - новые.

Молоко по трубопроводу потекло в охладитель, где остывает до четырех градусов за короткое время. Быстрое охлаждение позволяет увеличить сохранность молока до нескольких суток.

Молоко высшего сорта

Как потом рассказал ветеринарный врач фермы Андрей Кириченко, контроль за здоровьем животных ведется тщательный. Малейшее подозрение на мастит или другую болезнь – и животное к дойке не допускается. Специалисты Молочного комбината «Ставропольский», куда сдают молоко Толокневы, постоянно контролируют его качество и претензий у них не было. Однажды даже поинтересовались, не пастеризуют ли молоко на ферме, настолько низкое количество микроорганизмов было в нем.

И по другим показателям молоко на высоте, соответствует высшему сорту. Не случайно и цена на него хорошая – 28 рублей за литр. У населения же комбинат принимает продукцию по 17 рублей, так как оно попадает в категорию – несортовое.

Ежедневно ферма поставляет комбинату до тонны молока. За три дойки от каждой коровы в среднем надаивают до 20 литров в день. Рекордсменки дают по 25 -27литров.

- Если честно, то мы рентабельность производства точно не подсчитаем никак, - говорит Сергей. - Но со всеми затратами, в том числе и выплатой зарплаты, ферма приносит чистой прибыли от 250 до 500 тысяч в месяц. Этого, кстати, хватает, чтобы заплатить в межсезонье зарплату всем работникам КФХ. Поэтому и отец понимает, насколько важна ферма для стабильности всего хозяйства. Надеемся, что будет и дальше поддерживать нас. Ну а для нас с Людмилой это фактически наш бизнес, хоть мы здесь и не хозяева, это наш образ жизни, и он нас устраивает.

Сергей ИВАЩЕНКО
Фото автора
с. Кугульта,
Грачевский район
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий