Поиск на сайте

 

 

 

Краевая прокуратура намерена решительно защищать права предпринимателей

 

Недавно по поручению первого заместителя генерального прокурора РФ Александра Буксмана краевой надзорный орган провел масштабную «антибюрократическую» проверку. «Шерстили» контролирующие органы и местные администрации – то есть те ведомства, которые порой не дают спокойно жить честному бизнесмену. О том, что выявили и кого наказали, корреспондент «Открытой» беседует с прокурором отдела по надзору за исполнением законодательства в сфере экономики прокуратуры края, юристом 1-го класса Вячеславом КОСТРИЦКИМ.
 

- Вячеслав Анатольевич, чаще всего чиновники «прессуют» бизнес при проведении проверок и прочих контрольных мероприятий. Не секрет, что добрая половина таких «внеплановых» проверок проводится незаконно, по личной инициативе инспекторов и контролеров, которым просто хочется «срубить бабки».
- Действительно, многие проверяющие органы в крае злоупотребляют своими правами. Хотя насчет половины - это вы, конечно, преувеличили. Еще семь лет назад был принят федеральный закон №134-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)». В нем четко прописан порядок проведения любых плановых и внеплановых проверок. И задача прокуратуры - надзирать за тем, соблюдают ли контролеры этот порядок. Самые частые злоупотребления таковы. Многие внеплановые проверки проводятся без соответствующего распоряжения и потому без отметок в журнале учета - то есть фактически самовольно. Предпринимателям выписываются административные протоколы только на основании личного мнения ревизора, без сбора доказательств и даже без опроса самого нарушителя. При этом штрафы порой астрономические. А копии протоколов вручить «забывают» - что неимоверно затрудняет бизнесменам обжалование этих штрафов.
- И какие же ведомства в нашем крае чаще всего «грешат» подобными злоупотреблениями?
- Да практически все контролирующие ведомства: Роснедвижимость, Россельхознадзор, налоговики, пожарные. Но, конечно, самое большое число нарушений мы выявили в деятельности Роспотребнадзора. Очень часто его должностные лица (инспектора) указывали в протоколах не конкретное юридическое лицо - а, допустим, «рынок такой-то» или «кафе такое-то». То есть они даже не удосуживались заранее узнать, на какое конкретно предприятие идут с проверкой.
Бывало, что протоколы составляли даже на тех сотрудников, которые по закону вообще не могут быть субъектами административных правонарушений, - например, на продавцов. Выявили много нарушений в работе сотрудников отдела по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка и административного законодательства (ОБСПРИАЗ) краевого ГУВД. Мы выяснили, что они систематически «инспектировали» одни и те же фирмы, проверяя, как там используются кассовые аппараты. И это, заметьте, притом, что аналогичные проверки проводили на этих же фирмах и сотрудники налогового органа. Конечно, избыточная «опека» - прямой путь к злоупотреблениям.
- А много ли, по вашим наблюдениям, действует в крае нормативных актов, как сейчас говорят, с «коррупционной составляющей»?
- Более чем. Нужны примеры? Вот, пожалуйста. На территории Александровского сельсовета обязали все создаваемые фирмы проходить регистрацию в местной администрации. Хотя каждое новое юрлицо и так должно становиться на учет в налоговом органе. К чему эта «двойная» регистрация?! Кому от нее выгода?
В Минводах мэрия «одарила» правом контролировать работу других рекламных фирм города свое муниципальное предприятие «Городская служба рекламы». Понятно же, что конкурентов МУП не жаловал и всячески ставил им палки в колеса.
А на территории Арзгирского сельсовета все торговые точки должны были обязательно согласовывать время работы и ассортимент товаров(!) с местной администрацией. В Балтийском сельсовете (Курский район) при администрации была создана некая Комиссия по защите прав потребителей, которой дали исключительное право приостанавливать или даже прекращать продажу определенных товаров или оказание услуг на территории села.
- Конечно, «свой» коммерсант, имеющий тугой кошелек или крепкие связи в местной администрации, любые запреты обойти сумеет. А «не своего» будут «доить» по полной.
- Да, такая схема давно практикуется в некоторых муниципалитетах. Вот, скажем, в Кановском сельсовете (Курский район) муниципалитет обязывал всех предпринимателей, арендующих земельные участки, непременно участвовать в неких «благотворительных мероприятиях».
Но где гарантия, что эту самую «благотворительность» в один прекрасный момент чиновники не начнут использовать для сугубо личных целей?!
Самый яркий пример - это, конечно, благотворительный фонд Дмитрия Кузьмина.
Может быть, поначалу этот фонд и создавался для благих целей, у него в активе было несколько действительно стоящих акций: например, они помогали пострадавшим от катастрофического наводнения 2002 года или покупали книги для сельских библиотек.
Но постепенно фонд превратился в настоящую «кормушку» для особо приближенных лиц, куда платили взносы практически все предприятия Ставрополя. И вся его работа свелась исключительно к самопиару Кузьмина. В итоге фонд решением суда был ликвидирован.
- Но ведь это единичный случай, когда удалось «прикрыть» подобную «кормушку». А посмотрите, сколько других подобных контор в крае - по сути, при каждом муниципалитете. Например, в Буденновске каждому гражданину, который обращался в мэрию с заявлениями о выделении земли, чиновники сразу же ставили условие: или перечисляешь городу солидную сумму «благотворительной помощи», или вообще ни пяди муниципальной земли не получишь. Причем бизнесменам настоятельно указывали, услугами каких конкретно подрядных или ремонтных организаций при этом надо воспользоваться. Факты злоупотреблений подтвердила и милиция, и прокуратура края - а вот краевой Следственный комитет, имея на руках неоспоримые доказательства, уголовное дело возбуждать отказывается.
- Не могу давать оценку действиям другого ведомства. А вот что касается прокуратуры, то действующее законодательство очень сильно ограничивает нас в процессуальных правах. Например, прокуратура не может затребовать у банка документы о движении денег по счетам проверяемых физических и юридических лиц, в ряде случаев не может сделать запрос о принадлежащем им движимом и недвижимом имуществе. И при этом не предусмотрено серьезной ответственности субъекта проверки за неявку к прокурору для дачи объяснений или непредоставлении информации и документов. Разумеется, при таких ограничениях крайне сложно вести расследование. Если несколько утрировать, то доказать факт коррупции можно, только если сам мздоимец придет к нам с повинной. А ведь «борзыми щенками» уже давно не берут - появились крайне изощренные коррупционные схемы: те же самые благотворительные фонды, МУПы, оформленные на подставных лиц банковские счета и т.д.
- Но сами бизнесмены не спешат идти к вам с конкретными фактами вымогательств?
- Не спешат, хотя они-то в этом в первую очередь заинтересованы. Вот проводили мы проверку фонда Дмитрия Кузьмина, вызываем для объяснений бизнесменов, которых вынуждали жертвовать туда деньги. Но те явно правды не говорят: мол, на нас никто не давил, деньги не вымогал, просто мы сами понимали, что нам в этом городе и дальше работать... А все потому, что многие предприниматели порой даже не знают, как защитить свои права, поэтому и предпочитают элементарно «откупиться». Нагрянул, например, в магазин какой-нибудь контролер, составил протокол, влекущий уплату большого штрафа - тот его безропотно оплатил.
А спустя несколько месяцев бизнесмен жалуется в прокуратуру: дескать, обобрали. Но уже либо сроки обжалования прошли, либо за давностью нельзя восстановить реальную картину произошедшего. Некоторые и вовсе не представляют, в какие конкретно ведомства им жаловаться нужно - и обращаются не в прокуратуру или суд, а к президенту или губернатору. И пока жалоба «спустится» по инстанциям до органа, который реально может помочь бизнесмену, еще немало времени пройдет.
- Безрадостный у вас, признаться, взгляд на борьбу с коррупцией.
- Вовсе не безрадостный, а объективный. Для победы над коррупцией нужно в первую очередь менять менталитет предпринимателя, чтобы он не ощущал себя «дойной коровой». А для этого, в свою очередь, нужно широкое правовое и экономическое просвещение.
Например, краевое отделение «Опоры России» запустило недавно очень хороший проект: «Скорая юридическая помощь». Допустим, приходит на предприятие представитель контролирующего органа с требованием провести внеплановую проверку. Бизнесмен звонит в «Скорую», где ему квалифицированный юрист разъясняет, законна ли такая проверка или нет, в каком порядке она должна проходить, как должны быть оформлены ее результаты и так далее.

Беседовал
Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий