Поиск на сайте

 

 

 

Что стоит за необычайным рвением краевого правительства в деле приватизации госпредприятий

 

«Приватизаторский» зуд
Российские госпредприятия – явление для мировой экономики уникальное, подобных «химер» нет больше ни в одной стране мира. По большому счету, это последние островки коммунизма, созданные на заре 90-х, чтобы сохранить стратегические отрасли в бушующем море «шоковых реформ».
Имущество ГУПов принадлежит государству – соответственно, за их долговые обязательства также отвечает государство (читай: налогоплательщики). Причем долгов ГУП может наделать сколько угодно – по закону, его нельзя признать банкротом. Кроме того, в отличие от частных компаний, управляемых, как правило, коллегиально (советом директоров), единоличным органом управления госпредприятия является директор.
Из-за этой специфики организационно-правовой формы, большинство ГУПов превратилось в безраздельные, закрытые от чужих глаз «вотчины» своих руководителей. Причем закон таков, что государство-собственник практически никак не может повлиять на хозяйственную деятельность того или иного ГУПа, крайне сложно уволить даже нерадивого и проворовавшегося директора.
В условиях подобной «вольницы» в госпредприятиях процветают коррупция и разгильдяйство, из-за которых ежегодные потери бюджета страны, по данным Счетной палаты РФ, превышают 100 млрд. рублей.
Нынче госпредприятия – последний и огромный кусок общенародной собственности: в стране насчитывается около 14 тысяч унитарных предприятий балансовой стоимостью свыше триллиона рублей. С появлением в Кремле Владимира Путина государство вроде бы взяло курс на приватизацию госпредприятий, в 2001 году был даже принят соответствующий федеральный закон.
Этот документ гласит, что в собственности государства должны остаться лишь предприятия, «имеющие стратегическое значение». Каждое ведомство, владеющее ГУПами, трактует столь расплывчатое определение в свою пользу: дескать, именно наши предприятия являются стратегическими для страны – и «прокатывают» их приватизацию (например, так поступило Федеральное дорожное агентство).
Очевидно, что приватизировать госпредприятия надо. Но вот только при слове «приватизация» поневоле вспоминается разгул «бандитского капитализма» в середине 90-х, когда благодаря «залоговым аукционам» (весьма сомнительным с точки зрения закона) новоявленные миллионеры за бесценок скупили у государства сырьевые ресурсы, в одно мгновение став всесильными олигархами. Известный исследователь коррупции, профессор Института государства и права РАН Сергей Максимов убежден, что сегодня повторяется та же картина: «Под политику «новой приватизации», якобы направленной на повышение эффективности управления госсобственностью, маскируется государственное рейдерство, в котором принимают активное участие чиновники или их родственники».
Ему вторит научный сотрудник Института национальной стратегии, публицист Андрей Дмитриев: «Процесс бесконечного допиливания и перепиливания некогда государственного имущества между чиновниками, региональными баронами и лояльными Кремлю бизнес-структурами растянется еще на многие годы. Ведь лакомые куски собственности – это та кость, которую центр готов кинуть вечно голодным элитам субъектов Федерации в обмен на лояльность».
 
Война олигархов
В масштабах края «распил» государственной собственности происходил еще активнее. В 2004 году тогдашний министр ЖКХ Александр Орешкин предложил «реформировать» три крупнейших коммунальных госпредприятия Ставрополья – «Крайводоканал», «Крайтеплоэнерго» и «Коммунэлектро». Каждое из них предстояло поэтапно раздробить на множество мелких, те, в свою очередь, акционировать и передать во владение муниципалитетам (а в перспективе – и в руки частных инвесторов). Причем в правительстве не скрывали, что предложения о покупке ставропольского ЖКХ поступали от «некоторых иностранных структур».
Решительнее всего «реформе» (а именно идее раздробления предприятий коммунхоза) воспротивились руководители муниципалитетов. Например, тогдашний мэр Буденновска Николай Ляшенко мрачно пророчил: «Мы потеряем [коммунальную отрасль], так как отдельные поселения не в силах будут организовать работу вновь созданных небольших предприятий».
В катастрофических последствиях «реформы» был убежден и депутат краевой Думы Илья Прокопенко (впоследствии министр ЖКХ края): «Раздел имущества краевых ГУПов по муниципалитетам может привести к значительному росту тарифов по ряду территорий, что вызовет социальную напряженность и объективное неравенство граждан в доступе к жизненно важным услугам». Сопротивление пагубному «измельчению» коммунальных ГУПов было столь яростным, что Белый дом на время отступил от этой идеи.
Новый приступ «реформаторского» зуда овладел чиновниками два года назад, когда экономический блок в правительстве возглавил туляк Анатолий Воропаев. Из Тулы он привез с собой близкого друга и соратника Вадима Толстых, который на Ставрополье стал заместителем министра, а затем и министром имущественных отношений. Из ведения правительства края этому министерству отошли два крупнейших ГУПа («Ставропольфармация» и «Агроуниверсал») с годовыми оборотами в сотни миллионов рублей.
Таким образом, команда Воропаева сконцентрировала в своих руках основные финансовые потоки. Но даже этого ей показалось мало. Мертвой хваткой она вцепилась в «Ставропольфармацию» – крупнейшего поставщика лекарств на территории края. По замыслу Воропаева, к этому предприятию предполагалось присоединить еще полсотни районных аптечных ГУПов, тем самым создавалась супермонополия с неисчерпаемыми финансовыми ресурсами.
В кресло директора «Ставропольфармации» усадили лояльного человека – Владимира Пестова, уже примелькавшегося в белодомовских кабинетах и, как говорят, владельца собственной сети аптек. Но в последний момент «реформу» застопорило краевое антимонопольное управление, усмотрев в ней явное нарушение закона «О защите конкуренции».
Тем временем в госпредприятиях края шли инициированные Воропаевым комплексные проверки, выявлявшие и без того очевидную вещь: в ГУПах в огромных масштабах разворовывают бюджетные средства. После этого на госпредприятиях начались кадровые перетасовки, которые, впрочем, оказались очень странными – меняли «шило на мыло».
Так, «Агроуниверсал», занимающийся закупками сельхозпродукции и формированием краевого продовольственного фонда, возглавил молодой бизнесмен Вячеслав Цуканов, ни дня ранее не работавший в аграрной отрасли (ныне он и вовсе назначен министром имущественных отношений, правда, с приставкой «и.о.»). Стратегическую для края коммунальную структуру «Крайводоканал» возглавил Александр Цыва, который успел поруководить несколькими мелкими предприятиями и неизменно оставлял после себя огромные долги (в краевом «Водоканале» он тоже «наследил» более чем на 100 млн. рублей).
Цель кадровых назначений – подбор «фигур» для большой «шахматной партии», разыгранной двумя белодомовскими «серыми кардиналами» – тогдашним вице-губернатором Анатолием Воропаевым и Александром Сытником, дальним, но всесильным родственником губернатора. Учитывая, какие гигантские деньги поставлены на кон, вряд ли эти игры можно считать завершенной – проигравшая сторона попытается взять реванш, но, возможно, с новыми «фигурами».
 
Большой откат
Еще крепче «приватизаторы» взялись за краевую дорожную отрасль. Только неосведомленные люди считают, будто дорожники нищенствуют. На самом деле в этой отрасли крутятся гигантские бюджетные средства – 1,5-2 млрд. рублей ежегодно. Но, во-первых, они распылены между дорожными ведомствами разного уровня, которые автономно друг от друга занимаются дорогами муниципального, краевого и федерального подчинения. Во-вторых, большинство бюджетных средств тратится на строительство новых дорожных объектов, а на ремонт и содержание старых дорог перепадают копейки. В-третьих, искусственно завышается и сама стоимость ремонтных работ – за счет навязывания монопольно высоких цен на расходные материалы, роста зарплат управленческого персонала и так далее.
– Неблагоприятная финансовая ситуация в краевой дорожной отрасли создается искусственно, – разъясняет зампред думского комитета по промышленности Олег Сидоренко. – В прошлом году практически весь объем госзаказов на ремонт и строительство дорог в крае (около 800 млн. рублей) правительство без проведения конкурса отдало единственному предприятию – ДЭСУ-2 из Михайловска. То, в свою очередь, заключило договоры на выполнение работ с другими подрядчиками – районными дорожниками, получив огромные деньги за посреднические услуги в каждой подобной сделке. Заодно шпаковское ГУП навязывало подрядчикам кабальные условия в виде поставок битума и ГСМ по завышенным ценам. Зато в самом ДЭСУ-2 бюджетные средства бесследно исчезали, словно в «черной дыре». Так, почти 20 млн. рублей, выделенных ГУПу на закупку новой ремонтной техники, пустили на приобретение сверхдорогих иномарок – Lexus, Land Rover, Audi, Mercedes. Где ныне эти машины, неизвестно.
Многие аферы в дорожной отрасли края были выявлены во время недавней комплексной ревизии, проведенной краевой Счетной палатой. Итоги проверки были переданы в компетентные органы, прокуратура возбудила восемь уголовных дел по фактам коррупции, но хода им не дали.
 
Слишком много безответных вопросов
Полтора года назад постановлением губернатора в крае было создано самостоятельное управление дорожного хозяйства (оно выделилось из состава министерства промышленности, транспорта и связи). Возглавил его Василий Чирков, сменивший много мест работы, но ни единого дня не работавший в дорожном хозяйстве. Почему абсолютный непрофессионал оказался в кресле руководителя дышашей на ладан, сложнейшей отрасли? Выходит, для губернаторской команды подъем дорожной отрасли – отнюдь не главная цель? Куда важнее – иметь доверенное лицо для выполнения кулуарных задач, о которых можно лишь догадываться?
В начале прошлого года министр имущественных отношений Вадим Толстых (да-да, именно тот, из тульской «команды» Воропаева) представил концепцию дорожной «реформы», которая стала для самих дорожников громом среди ясного неба. Она предусматривает укрупнение трех десятков существующих ГУПов до десяти – то есть дорожные ремонтно-строительные управления (ДРСУ) из соседних районов станут всего лишь филиалами базовых предприятий. (Правда, непонятно, на каком основании чиновники выбрали, какое ДРСУ останется базовым, а какое станет филиалом.) На следующем этапе укрупненные госпредприятия будут акционированы и переданы в частные руки.
– Дорожную отрасль края действительно нужно реформировать, повышать конкурентоспособность ремонтных предприятий. Но проводить ее нужно поэтапно, с привлечением ученых, специалистов-практиков. А в том виде, на котором настаивает сегодня правительство, «реформа» будет губительна для отрасли, – говорит руководитель думского комитета по экономике Борис Оболенец. – Во-первых, в результате укрупнения ГУПов усложнится финансовый контроль, ведь в каждом предприятии увеличится сеть обслуживаемых дорог и, соответственно, объем денежных потоков.
Во-вторых, еще круче поползет вверх и без того завышенная себестоимость работ, ведь вырастут транспортные затраты – экскаваторы и самосвалы придется гонять из одного района в другой. Главам районов придется ходить к соседям с протянутой рукой: мол, выделите технику. Такие отношения лишь подстегнут коррупцию.
В-третьих, «реформа» будет способствовать обнищанию районов, ведь на большинстве территорий уменьшится налогооблагаемая база и заметно снизится число рабочих мест.
В распоряжении «Открытой» оказался прелюбопытный документ, демонстрирующий, как на самом деле проходит дорожная «реформа», – штатное расписание Кочубеевского ДРСУ, которое будет присоединено к ставропольскому ДЭСУ-1. Из 91 сотрудника 47 – специалисты и рабочие основного производства, то есть те люди, которые непосредственно зарабатывают деньги для предприятия. А штат управленцев при этом – 13 человек. И вот что интересно: дорожники трудятся (и соответственно, получают зарплату) лишь в теплые месяцы, а вот работа конторы оплачивается круглый год. Зато месячный оклад, допустим, секретарши такой же, как у главного механика предприятия! Вот уж правда: один с сошкой – семеро с ложкой.
Борис Оболенец напоминает, что во многих регионах России уже пытались разыграть подобный ставропольскому сценарий «реформы». Пару лет назад в Краснодарском крае также бездумно укрупнили районные ДРСУ, но потом быстро убедились в экономической неэффективности такого шага и «отыграли» все назад. На Ставрополье против дорожной «реформы» выступают весь депутатский корпус, главы районных администраций, профсоюзные лидеры… Губернатору предложили альтернативный вариант реформирования отрасли – поэтапно передать часть ДРСУ из краевого ведения в собственность муниципалитетов, что особенно важно, обеспечив их соответствующими вливаниями из бюджетов разных уровней.
Но вопреки всем здравым доводам и более чем убедительным аргументам Чирков идет напролом. Убаюкивая общественное мнение, он твердит, будто в ходе «реформы» не будет уволен ни один дорожник. Однако втихую идут массовые увольнения – под предлогом сокращения штатов своих должностей лишаются в первую очередь руководители самых прибыльных предприятий, взамен которых Белый дом рассаживает своих людей.
 

Лебедь, рак и щука
Так, в числе уволенных оказался директор Кочубеевского мехкарьера Павел Романюта. Этот ГУП ежегодно отчисляет в бюджеты всех уровней более 15 млн. рублей налогов, а его чистая прибыль превышает 10 млн. рублей, что для предприятий дорожной отрасли большая редкость. Несмотря на превосходные экономические показатели, «реформаторы» оценили работу мехкарьера как неэффективную – под этим предлогом его решили сделать филиалом ДЭСУ-2 из Михайловска (того самого, который, согласно выводам аудиторов Счетной палаты, по уши погряз в финансовых нарушениях).
Примечательно, что место Романюты занял бизнесмен Андрей Монаков – директор торговой фирмы «Тибет», у которой шпаковское ДЭСУ-2 закупало за казенные средства шикарные иномарки.
Суд признал увольнение Романюты незаконным и обязал восстановить его в должности. Впрочем, сам Павел Михайлович возвращаться на мехкарьер не стал – ему предложили должность руководителя Управления федеральных автомобильных дорог на территории КЧР. Выходит, менеджерские способности ставропольского управленца смогли по достоинству оценить только в соседнем регионе.
Из ставропольских ДРСУ в массовом порядке начали увольняться классные специалисты – не видя перспектив на родной земле, они уезжают строить дороги в соседние регионы. Например, в Краснодарский край, где в преддверии Сочинской Олимпиады спрос на дорожников очень высок, уехали бывшие директора ГУП «Совдортех» Леонид Иваненко и Изобильненского ДРСУ Сергей Маслов, главный инженер ДЭСУ-1 Игорь Стомин.
 
Люди пытаются сопротивляться
Еще одна история связана с ГУП «Дирекция строящихся автодорог». В начале прошлого года его директору Игорю Васильеву предложили должность заместителя руководителя краевого дорожного управления, но он отказался. И мигом несговорчивого Васильева уволили, а на его место назначили... бывшего водителя крайкома партии, а ныне владельца колбасного цеха и пивного производства Евгения Луценко.
Васильева уволили с многочисленными нарушениями закона, и после обращения «дорожного» профсоюза в прокуратуру трудовая инспекция восстановила его в должности. Вернувшись на прежнее место работы, за несколько месяцев он добился выделения дорожной отрасли края серьезных сумм из федерального бюджета. Причем все это время на него продолжали оказывать психологическое давление, не выдержав которого мужчина ушел на больничный. Вместо него временным директором был назначен Алексей Фоминов – помощник руководителя дорожного управления Чиркова. То есть, фактически, на предприятии было создано двоевластие.
– Назначение Фоминова крайне сомнительно с точки зрения закона, – высказала мнение руководитель краевой организации профсоюза автодорожной отрасли Галина Пасечник. – Кандидат на должность руководителя ГУПа должен выбираться исключительно на конкурсной основе, иметь многолетний опыт работы в дорожной отрасли и соответствующее образование, а этим критериям Фоминов не удовлетворяет. Да и вообще краевое законодательство не предусматривает существования на госпредприятиях такой должности как «временный директор».
Минувшей осенью все местные и центральные СМИ обошли новости из Нефтекумского и Кочубеевского ДРСУ. Эти два ГУПа предстояло сделать филиалами других госпредприятий в соседних районах. В знак протеста против дорожной «реформы» полтора десятка сотрудников объявили бессрочную голодовку. Они требовали от своего руководства элементарного соблюдения требований Трудового кодекса – восстановить на работе незаконно уволенных сотрудников, довести зарплату до уровня, определенного «Отраслевым тарифным соглашением», выдавать спецодежду при опасной работе, оплачивать сверхурочный труд, предоставлять дополнительные отпуска как работникам вредных производств и так далее.
Именно после этой истории вся страна узнала, как начальство ставропольских дорожных ГУПов нещадно эксплуатирует своих работников. Директора Нефтекумского ДРСУ Степана Абрамова прокуратура наказала рублем за злостные нарушения Трудового кодекса, а двое сотрудников этого предприятия через суд добились признания их увольнения незаконным и были восстановлены на работе. Суды края уже многократно рассматривали подобные заявления от работников других дорожников – и неизменно выносили решения в их пользу. Это лишнее свидетельство того, что дорожная «реформа» затеяна с целями, явно и безнадежно далекими от здравого смысла, экономической выгоды, то есть совершенно не соответствует интересам края и его населения.

Антон ЧАБЛИН

 

Мнение экспертов

 

Владимир РОХМИСТРОВ, руководитель краевого управления Федеральной антимонопольной службы:
– Еще три года назад краевое министерство экономики приняло стратегию развития Ставрополья. Этот документ, в частности, предусматривал, что уже к 2008 году в крае не должно было остаться ни одного ГУПа, их хотели превратить в полнокровные рыночные компании с прозрачными финансами, а потому привлекательные для инвесторов. Однако потом про стратегию забыли, а идею приватизации госпредприятий похоронили.
Оно и понятно, ведь каждый ГУП – по сути, огромная «кормушка», через которую чиновники могут беспрепятственно отмывать огромные деньги. Вот и нынешняя дорожная «реформа», очевидно, была затеяна с этой же целью – рассадить в кресла директоров своих людей и облегчить им «выкачку» бюджетных денег.

Евгений ПИСЬМЕННЫЙ, председатель комитета по промышленности, энергетике, строительству и ЖКХ краевой Думы:
– То, что происходит сегодня в дорожной отрасли, – никакая не реформа, а бардак и беспорядок. В массовом порядке увольняются рабочие, специалисты, руководители, имеющие неоценимый опыт работы, и замену которым найти невозможно. О высоком уровне их профессионализма свидетельствует то, что они находят работу в других регионах ЮФО, в Подмосковье и даже за рубежом. Ломать – не строить: развалить отрасль, разогнать людей легко, но потом собрать их заново окажется нереально.
Причем в «реформаторском» пылу чиновники вообще забыли про сами дороги: черепашьими темпами идет строительство и ремонт, госзаказы раздаются фирмам, которые к дорожной отрасли не имеют никакого отношения. Масштабы коррупции в отрасли огромные, что продемонстрировала проверка Счетной палаты – но правительство края и компетентные органы не спешат давать правовую оценку выводам аудиторов.



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий