Поиск на сайте

Чему учиться? 

► Знаниям и умениям, в которых нуждаешься сам, но которым мало где учат. 

Кто будет учить? 

► Те, кто знает и умеет, - их выберет редакция, но участие также примут и ее сотрудники,
     у которых огромный опыт,
     профессиональные награды и ученые степени . 
 

Есть ли выбор? 

► Есть! У кого конкретно хотите вы набираться ума-разума? Найдем, уговорим, упросим!  

Чему научат журналисты?  

► Четко выражать и письменно излагать мысли, правильно говорить и грамотно писать
    (нормы и особенности русского языка), умение убеждать и дискутировать,
    этика поведения, защитные реакции общения в чуждой среде,
    психология - «послушай советы»:
    как искать выход из «безвыходного положения», депрессии и одиночества,
    обрети уверенность – поверь, что для этого у тебя все есть... 
 

В какой форме занятия: 

► лекции, беседы, диалоги, дискуссии, конкурсы, обмен опытом, занимательная практика… 

Возраст? 

► По группам –  без ограничений 

С какого времени? 

► С любого!  Приходи – и включайся в процесс на любой стадии.   

СПРАВКА  

Консультации, вопросы, запись  по тел. редакции 26-60-70 в рабочие дни с 10 до 14час
Можете оставить свой телефон на сайте – позвоним 
 

ПОСЛЕСЛОВИЕ:  

Людмила ЛЕОНТЬЕВА, главный редактор «Открытой» газеты:   

Человеку надо и много, и мало – с какой стороны на это взглянуть…  

 

 
                               

Денежные реки на Северном Кавказе утекают в песок

 

На минувшей неделе был опубликован экспертный доклад «Источники конфликтов и развития на Северном Кавказе». Он стал результатом совместной работы трех исследователей – руководителя центра Ramcom Дениса Соколова, старшего научного сотрудника Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николая Силаева и дагестанского журналиста Хабиба Магомедова.
Подготовлен доклад на государственный грант, который экспертная группа получила год назад. Это тем более удивительно, ведь ученые отстаивают выводы, крайне нелицеприятные для властей страны и СКФО.

 

«Ядовитые» инвестиции
Не нова мысль о том, что победить проблемы Северного Кавказа бездумным «заливанием деньгами» невозможно. Но эксперты аргументированно доказывают, насколько эта стратегия опасна, ибо губит последние ростки модернизации, слабо пробивавшиеся сквозь коррупционную коросту.
Подобные инвестиции авторы доклада метко называют «токсичными» – и они действительно отравляют всё живое. Например, необходимость создания новых рабочих мест местечковые чиновники понимают так: давайте штамповать мегапроекты, требуя новые дотации из бюджета.
Но о каких рабочих местах можно говорить, если в регионе отсутствует рынок труда (его подменяют феодальные, семейно-родовые, этнические, клановые связи), а зарплату платят не за результат труда, а за статус?!
Всё это на фоне полностью парализованного правосудия – главного института в цивилизованном государстве, которое гарантирует право собственности. Потому чиновничество и бизнес живут не по законам, а по понятиям. В докладе метко подмечено, что самым популярным автомобилем для передвижения по Махачкале является бронированный Lexus.
А простой люд, которому необходимо как-то жить (значит, регулировать права собственности, наследования, договоров), прибегает к помощи шариата (исламского права) и адата (доисламских обычаев). Шариат и адат вместе с российскими законами (как-никак в одной стране живем) формируют на Кавказе особую социальную среду, в которой существуют миллионы наших сограждан.
Ну а российское государство вместо того, чтобы активнее насаждать на Кавказе принципы светского права, само скатывается до «разборок по понятиям»: власти пытаются решить проблемы «в ручном режиме», определяя правых и виноватых, карая одних и поддерживая других.

 

Бездуховное духовенство
Именно «в ручном режиме» решают светские власти проблемы в исламской среде. Решают чиновники самостоятельно, какой ислам «традиционный» (то есть «правильный»), а какой – «политический» (то есть «радикальный»). Одним режут бороды, пытают, похищают, судят... Другим дают бюджетные деньги, ордена, грамоты, посты.
Таким образом чиновники лишь усиливают раскол в мусульманской умме, сея не веру, а презрение к «официальному» духовенству (особенно в среде молодежи). Отсюда – экстремизм и терроризм. «Страх и унижение облегчают рекрутирование участников бандформирований среди молодежи, лишенной социальных лифтов. А рост неравенства лучше любого проповедника восстанавливает общество против государства», – говорится в докладе.
Как таковой федеральной, государственной власти на Северном Кавказе нет, констатируют авторы доклада. Есть лишь интересы конкурирующих «групп влияния», которые пытаются выбить из Москвы очередную дотацию, не делясь с другими.
Отсюда и мода на мегапроекты, которые чиновники готовы рисовать «поверх ландшафта», без учета интересов местных жителей, а чаще – попросту разрушая их привычный уклад и лишая средств к существованию. Так получилось со свиноводческим комплексом в Прохладненском районе Кабардино-Балкарии.
Сегодня занято на нем несколько сот наемных рабочих, в то время как ради создания комплекса «под нож» было пущено десять тысяч гектаров, ранее обеспечивавших работой тысячи фермеров на выращивании паевой фуражной пшеницы.
К счастью, чаще всего такие «токсичные» инвестпроекты остаются на бумаге. Например, строительство сахарного завода в Ногайском районе Дагестана, под который в 2011 году планировали изъять почти всю районную пашню.

 

Будем ездить в Сочи?
Со всей очевидностью выводы, сделанные в докладе, проявились в случае с «Курортами Северного Кавказа». Это своего рода маленькая, но оттого более выразительная копия того, что творится (а точнее, что творят) в истерзанном регионе.
«Курорты Северного Кавказа» обещали застроить мегапроектами все мало-мальски пригодные для горных лыж склоны Кавказского хребта. «Острая и динамичная борьба за бюджетные деньги не предполагает траты времени, ресурсов и творческих сил на физическую реализацию замыслов. Ведь все решения принимает руководство, а все издержки ложатся на бюджет», – пишут исследователи.
Так чего же удивляться тому, что выявила Генпрокуратура? Офисы «Курортов Северного Кавказа» в Пятигорске были необитаемыми – здесь сотрудники лишь числились, но не работали. А топ-менеджеры во главе с Ахмедом Билаловым поправлять здоровье летали «на воды» в Европу, а вовсе не в Приэльбрусье или в Кисловодск, развитие которых им было доверено государством.
Даже бюджетные деньги «прокручивали» через иностранные офшоры (хотя могли бы, например, через «серые» банки родного для Билалова Дагестана). Значит, сами с первого дня понимали, что горнолыжные курорты, да и вообще вся стратегия развития СКФО – фуфло и надо быстрее отсюда валить.
Сама смена власти в «Курортах Северного Кавказа» – стремительная, публичная, силовая (с двумя уголовными делами) – ничего общего с интересами государства не имеет. Обычный передел сфер влияния, а именно, «точек присоса» к бездонному российскому бюджету.
Недаром же в числе людей, «заказавших» Билалова, первым называют его бывшего делового партнера, кубанского губернатора Александра Ткачева – человека, имеющего на Юге России такое же влияние, как и полпред Александр Хлопонин со всеми его корпорациями и стратегиями. А свои сочинские объекты Билалов, спешно прощаясь с Россией, «по дешевке» отдал не абы кому, а Сбербанку.
Можно не сомневаться, что горнолыжный кластер на Северном Кавказе так и не будет построен. Оно и к лучшему, ведь иначе бы страна просто лишилась Домбая и Приэльбрусья – и как природного уголка, и как действующих курортов. Это ведь стратегия у нашей власти такая – закатать всё в асфальт, будь то экономика, политика или религия, а там посмотрим. Только как бы сами чиновники под очередной «асфальтоукладчик» не попали!

 

 

Антон ЧАБЛИН

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях