Поиск на сайте

 

 

 Движение побратимских городов на Ставрополье свелось к редкой переписке студентов и обмену телеграммами чиновников

 

Телеграфируйте по праздникам
В канун Всемирного дня породненных городов, отмечаемого в последнее воскресенье апреля, губернатор Валерий Гаевский направил поздравительную телеграмму своему американскому коллеге из штата Айова г-ну Калверу, выразив надежду на плодотворное сотрудничество, а также на то, что жители штата Айова и Ставрополья смогут лучше узнать об истории, традициях и обычаях друг друга. 
Вторая телеграмма губернатора полетела мэру французского Безье г-ну Кудеру: «Почти 30-летняя история побратимства Безье и нашей краевой столицы насыщена яркими событиями, запоминающимися встречами и совместными проектами...»
В движении породненных городов край участвует почти четыре десятилетия. По официальным данным, за эти годы побратимскими связями обзавелись девять ставропольских городов. В первую тройку по числу «родственников» попали Кисловодск, Ставрополь и Пятигорск; кроме Безье и городов штата Айова в списке наших побратимов числятся муниципалитеты Израиля, Словении, Косово, Болгарии, Финляндии, даже Чили и Филиппин.
Однако большинство их Валерий Гаевский телеграммой не порадовал. И дело тут не в дороговизне почтовых услуг или в предпочтениях губернатора - практически все связи ныне оказались разрушены.

 

Восхищаясь мужеством и стойкостью
История побратимского движения свое начало берет в 1942 году. Жители Сталинграда, который безостановочно бомбили, получили весточку из английского Ковентри, также пострадавшего от фашистских бомбежек. Англичане протягивали сталинградцам руку дружбы, искреннее восхищаясь их беспримерным мужеством и стойкостью. 
А вскоре прислали свой первый подарок - скатерть, на которой восемьсот английских женщин вручную вышили свои имена, и деньги, собранные в рамках благотворительной акции. Сталинград и Ковентри стали первыми в мире породненными городами.
После войны «братское» движение быстро распространилось по всему миру, в советские годы обрело поистине массовый характер, приоткрывая «железный занавес». Зарубежными свежеиспеченными «братьями» стремились обзавестись даже скромные провинциальные городки.    
Соглашения о побратимских отношениях экономическую выгоду преследовали редко - родственные чувства, как говорится, деньгами не измеришь. Жители побратимов ездили друг к дружке в гости, проводили совместные научные конференции, устраивали творческие фестивали, спортивные соревнования, широко отмечали национальные праздники. 
В 90-е «железный занавес» пал, молодое Российское государство двинулось по пути масштабных реформ, рядовой гражданин со своими заботами и устремлениями ушел на второй план, а финансирование побратимских проектов практически свернули. Ныне братские чувства в основном проявляются в вялотекущей переписке школьников и студентов да в обмене телеграммами чиновников. Связи ослабли, а то и вовсе утрачены. 
Скажем, Георгиевск в начале 2000-х активно дружил с сербским анклавом города Косовска-Митровицы - в знак солидарности со славянским населением. Однако дружба эта скоро заглохла - вести переписку, когда все новости можно узнать в Интернете в режиме on-line, смысла нет, ездить в Косово страшновато, принимать гостей у себя - нужны деньги, да и хлопотно.
«В советское время побратимское движение активно поддерживало государство и партия, именно тогда зародилась дружба большинства городов края и зарубежья, - говорит референт губернатора края Анатолий Тартышев. -  Между странами регулярно курсировали делегации, что позволяло не только понять друг друга, но даже просто посмотреть мир. Многие ли рядовые советские граждане могли съездить в Америку, Францию, Болгарию?..
Нынешняя ситуация, к сожалению, иная: побратимскими связями занимаются волонтеры, пытаясь привлечь спонсорские деньги, что очень непросто. К тому же в условиях глобализации дружба городов может показаться чистейшим анахронизмом: странно, мол, в мире без границ  зацикливаться на паре-тройке контактов. 
Отчасти это верно, но если мы не можем наладить прочные отношения с двумя-тремя городами, что уж говорить о масштабных проектах. К тому же в самой практике развития побратимских связей есть большое историческое и культурное начало, которое надо беречь и поддерживать».

 

Пиночет испортил все планы
В полном смысле городами-побратимами считаются те из них, которые находятся в разных странах, «братья» внутри государства скорее исключение из правил. Распространялись они на Германию - города ГДР и ФРГ «братались», когда страну разделяла Берлинская стена. Но за многие годы успели сродниться настолько, что не пожелали отказываться от этого статуса даже после объединения страны, например, Хеймниц и Дюссельдорф, Айзенхюттенштадт и Зарлуи.
Однако немецкие города - не единственное исключение из правил, встречаются они и в нашей стране. На Ставрополье, к примеру, Буденновск породнился с Кизляром, Георгиевск - с Тверью, станица Зольская Кировского района - с Тарумовским районом Дагестана.           
Лет пять назад бывший президент Чечни Алу Алханов пытался даже породнить Буденновск и Грозный, поскольку у «жителей этих городов есть общая беда - безвинно погибшие люди».
«Я думаю, Буденновск и Грозный поймут друг друга лучше всех», - не раз заявлял Алханов, однако идея практического воплощения не получила. Почему, догадаться несложно: в Буденновске очень свежа рана от кровавого рейда Басаева в 1995 году.
Больше всего городов-побратимов в крае сегодня водится на американской земле, причем из одного штата - Айова, чему есть своя причина: в 1988 году председатель Ставропольского крайисполкома Иван Тихонович Таранов и губернатор Айовы Терри Брэнстед подписали соглашение о сотрудничестве. Города края устремились в объятия американского штата и, мысля современными категориями, хорошо от этого поимели. 
Весьма выгодными эти связи оказались особенно в голодные перестроечные годы. Капиталисты щедро выдавали нам приличные гранты под самые разные проекты - от научных до общественных, просто высылали гуманитарную помощь. Город Лермонтов, например, получил из дружественного Осейджа около сотни инвалидных колясок, которыми полностью обеспечили нуждающихся горожан.   
Дружба с французами исторически была инициирована Ассоциацией породненных городов, с Болгарией связывали в основном экономически-хозяйственные отношения, с Грецией - многочисленная диаспора, проживающая на территории края.
О развитии побратимских связей сегодня можно говорить лишь в отношении Ставрополя. В список его городов-побратимов попали французский Безье, американский Де-Мойн, болгарский Пазарджик и чилийский Темуко. Именно Темуко стал первым побратимом краевого центра.
Народ Чили жаждал смены существующего строя, СССР стремился направить южноамериканскую республику по социалистическому пути, так что дружеские связи с Чили всячески поощрялись.
В 1968 году исполком Ставропольского горсовета получил из Темуко официальное предложение побрататься. После обсуждения вопроса в вышестоящих партийных и советских органах Ставрополю дали добро, и в 1969-м чилийцы приехали к нам в гости.
Делегацию из представителей культуры, образования и здравоохранения возглавил алкальд (мэр) Герман Беккер. К слову, кроме двух рабочих, все гости приехали за свой счет. В Ставрополе чилийцам показали местные достопримечательности, водили по предприятиям, заводам, школам, больницам, музеям.
Когда ставропольская делегация из четырех депутатов горсовета с ответным визитом посетила Чили, их встречали как самых близких родственников. Затянули даже на футбольный матч. Мэр в микрофон объявил, что на трибунах для почетных гостей присутствуют представители города-побратима Ставрополя, перечислив всех поименно.
Тридцатитысячный стадион стоя аплодировал гостям из Страны Советов. Военный оркестр исполнил гимн Чили, а затем - Советского Союза.
Дружба с Темуко, хотя и на уроне властей, поддерживалась до сентября 1973 года - путч генерала Аугусто Пиночета, сместившего Сальвадора Альенде, положил в республике начало 17-летней диктатуре. Сегодня о связях с далеким «братом» никто даже не вспоминает.

 

От вас - торгпредство, от нас - магазин
Самые крепкие связи у Ставрополя завязались с болгарским Пазарджиком. В советское прошлое «поезда дружбы» из педагогов, врачей, студентов, школьников активно курсировали между городами, особенно в этом смысле повезло 25-му лицею Ставрополя и училищу имени Брегова в Пазарджике. Совместно проводили Дни культуры, издавали книги, поэты из породненных городов с усердием переводили на родной язык стихи зарубежных коллег.
В Болгарии даже открыли торговое представительство Ставрополя, у нас почему-то обошлись рестораном «Тракия» и фирменным магазином «Пазарджик». При участии братушек в краевом центре возводили жилые кварталы. Микрорайон «Ставрополь» должен был появиться и в Пазарджике, но настали иные времена… 
Надо сказать, что делегация Пазарджика до сих пор старается не пропускать в Ставрополе празднование Дня города. Краевой центр - один из четырех городов России, где проходят выборы депутатов народного собрания и президента Болгарии.
Другим знатным побратимом Ставрополья стал городок Де-Мойн, куда поначалу активно летали делегации наших школьников, спасателей, чиновников, у нас открыли магазин «Де Мойн». Но дружба вскоре заглохла.
Оживить ее попытался Николай Пальцев, сразу после своего избрания мэром подписавший план сотрудничества между Ставрополем и Де-Мойном до 2012 года - обмен делегациями бизнесменов, школьников, студентов, стажировки наших учителей и медиков в Айове, совместные выставки от картин до промтоваров. 
Наполнить план конкретными делами не удалось, однако в администрации Ставрополя уверяют: что братское движение сворачивать не собираются.
По словам завотделом международных и межрегиональных связей мэрии Татьяны Василенко, уже определены школы (№№ 1, 7, 24 и 42), которые будут обмениваться школьниками и учителями, готовится договор о сотрудничестве между СГУ и университетом Дрейка из Де-Мойна, будут проводиться дистанционные конференции по проблемам образования, намечается большой визит ставропольской делегации в Айову.
«В этом вопросе краевая столица должна быть своего рода законодательницей мод, - говорит Татьяна Василенко. - В городе регулярно проводятся конкурсы на знание культуры городов-побратимов, существует Общество друзей Болгарии и Ассоциация «Ставрополь-Безье».
С участием ученых мы организовали большую конференцию по российско-болгарским отношениям, прошли  телемосты, круглые столы, выставки, книжные экспозиции, выступления творческих коллективов, Дни болгарской кухни. Был создан даже специальный Web-сайт, где могут общаться студенты и педагоги Ставропольского и Софийского университетов».  
В общем, если верить чиновникам мэрии, дела с городами-побратимами в Ставрополе идут очень даже неплохо. А потому, заверила Василенко, в повестке дня даже стоит вопрос о том, чтобы породниться с... китайским Чжэньцзяном.

 

Меньше соглашений и протоколов
Дружить с Китаем, что и говорить, надо - нашему большому соседу в своем государстве невероятно тесно. Подтверждение тому - ситуация на Дальнем Востоке, где китайцы по-хозяйски внедрились во все сферы жизнедеятельности.
Но, может, лучше было бы возродить утерянные связи с французским Безье, мэру которого губернатор Гаевский  отстучал телеграмму?
Было ведь время, когда для обмена опытом туда ездили наши медики и воспитатели детсадов, ставропольцы участвовали в телемарафонах в помощь больным французским детям, с гастролями во Франции побывал наш драмтеатр, прошли вернисажи именитых ставропольских художников Павла Гречишкина, Евгения Кузнецова, Сергея Паршина... А сейчас?
«Нынешний год является Годом Франции в России, однако о конкретных мероприятиях мне ничего не известно, - уверяет президент ассоциации «Друзья Ставрополь-Безье», доцент СевКавГТУ Николай Жигалов. - Да, скорее всего, ничего вообще не планируется. Раньше мэрия хотя бы пыталась взаимодействовать с нашей организацией, а теперь о сотрудничестве вообще речи нет. Ассоциация существует скорее номинально: нас выгнали из бывшего городского Дома дружбы, где мы заседали вместе с ассоциациями поляков и болгар.
В вопросе побратимских отношений царит полное равнодушие и запустение, все сводится к персонифицированным контактам и поездкам за границу отдельных чиновников, пересылке поздравительных телеграмм, подписанию нереализуемых соглашений и протоколов, -  убежден Жигалов. - Планомерной гуманитарной или внешнеэкономической работы, которая была еще в начале 90-х, нет. Хотя по отчетам в прессе дела идут вроде как даже и ничего. 
Посудите сами: какое может быть побратимство, если от него отстранены общественные организации, а все сконцентрировано в руках чиновников?!»

 

А мне дружить охота... с индусами!
Робкие попытки реанимировать старые побратимские связи последние пару лет наблюдаются в Пятигорске, дружного с болгарским Панагюриште, немецким Шверте, греческой Трикалой и американским Дебюком.
Как и повсюду, дружба изначально укладывалась в рамках культурного обмена. В перестроечные годы немцы помогали пятигорчанам «гуманитаркой», мы лечили их в санаториях, несколько раз традиционно обменивались делегациями.
После затяжного перерыва в общении в 2008 году из Пятигорска пришла весть: возрождены побратимские отношения с американским городом Дебюком (штат Айова)! 
В адрес мэра города-побратима Роя Д. Бюола ушло письмо, в котором говорилось о намерении придать новый импульс развитию побратимских связей. В своем ответе главе Пятигорска Льву Травневу г-н Дебюк сообщил, что город собирается отмечать 175-летие со дня основания, а в план торжественных мероприятий входит открытие «Пятигорского парка». По этому случаю администрация Дебюка скромно попросила наших художников разработать для парка малую скульптурную форму.
Ход оставался за нами. По поручению пятигорских властей эскиз будущей скульптуры разработали студенты краевого училища дизайна -   пять двухметровых пирамид, на вершинах которых бронзовый орел терзает змею. Сами пирамиды скреплены бронзовым кольцом с надписью «Пятигорск» на английском и русском языках.
Но вот Дебюк скоро уже будет отмечать очередной юбилей, а подарочная малая архитектурная форма до сих пор никак не покинет свою малую родину.
Совсем недавно Лев Травнев неожиданно заявил о возможной дружбе с Индией. С чего бы вдруг? По неофициальным сведениям, причина тому в следующем. В свое время экс-глава администрации КМВ Виталий Михайленко побывал в Индии, страна ему приглянулась, после чего он не раз принимал индийскую делегацию на наших курортах. Возможно, завязались личные контакты.
И вот теперь эстафету дружбы с Индией готовится принять Травнев. С каким из городов предстоит побрататься Пятигорску, местной общественности пока неведомо. 
В Кисловодске четыре года назад решили возродить ослабшие побратимские связи с американским Маскатином. В качестве пристрелочной акции приняли на Кавминводах официальную зарубежную делегацию. 
Затем в Айову отправились наши чиновники и педагоги, побывали в тамошних школах, колледжах, даже присутствовали на открытых уроках по русскому языку. По местному ТВ показали фильм про курортный Кисловодск. Договорились проводить международные интернет-конференции для педагогов и школьников, обмениваться стажерами, но активности с обеих сторон что-то не видно.
Интересная ситуация происходит с Ессентуками. По данным краевого правительства, это единственный курорт на Кавминводах, который не обзавелся побратимскими связями. В приемной городской администрации, куда мы обратились за справкой, о побратимских связях ничего не слышали, назвать ответственного за это направление чиновника не смогли: таковых, мол, нет. 
Однако, по информации в Сети, Ессентуки дружат аж с двумя городами: греческим Аргируполи и болгарским Стрелча. Странная такая дружба, о которой никто ничего не знает. Как будто речь идет не о городах, а о масонских ложах.

 

Олег ПАРФЕНОВ,
Антон ЧАБЛИН

 

Побратимские связи городов Ставропольского края (некоторые из них давно потеряны)

 

Кисловодск: Патерсон (США), Маскатин (США), Велинград (Болгария), Экс-ле-Бен (Франция), Багио (Филиппины), Кирьят-Ям (Израиль), Рованиеми (Финляндия);
Ставрополь: Безье (Франция), Де-Мойн (США), Пазарджик (Болгария), Темуко (Чили);
Пятигорск: Трикала (Греция), Панагюриште (Болгария), Шверте (Германия), Дебюк (США);
Буденновск: Маршаллтаун (США);
Георгиевск: Сербский анклав города Косовска-Митровица (Косово), Айова Фоллз (США);
Железноводск: Ново-Место (Словения), Гриннэлл (США);
Минеральные Воды: Мейсон-Сити (США);
Новопавловск: Алгона (США);
Лермонтов: Осейдж (США).

 

Николай30 сентября 2012, 22:32

 
 
 
 

А что изменилось в отношениях администрации города и общественных организаций, работающих с побратимами за рубежом(например. с побратимами из Французского Безье)? Почему побратимы отсутствовали на последнем дне города? Когда в администрации города доверят эту работу не старательным чиновникам, а людям, компетентным в такой работе? Стыдно перед побратимами о таком отношении к побратимским связям! Город должен иметь достойное, порядочное лицо на международном уровне! Н.Н.Жигалов, президент "подпольной" Ассоциации "Друзья Ставрополь-Безье"(изгнанной из Дома дружбы).

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий