Поиск на сайте

 

 

У жителя станицы Новотроицкой самая большая коллекция самоваров на юге России

 

Сергей Брежнев утверждает, что у него самая большая коллекция самоваров на юге России – 152. У одного коллекционера из Пятигорска - 80 самоваров, у жителя Ставрополя - 40, у сочинца – 50. Самая большая коллекция у одного краснодарца – 100 штук. Вот он-то, прознав, что в станице Новотроицкой живет парень, у которого больше самоваров, чем у него, приехал глянуть на соперника. Вынужден был признать, что Сергей Брежнев перещеголял его. Тут же предложил выкупить коллекцию целиком за большие деньги. А краснодарец этот весьма состоятельный человек. У него даже забор вокруг особняка выложен  камнем от старинной крепости, во дворе корабельные пушки, со дна Черного моря поднятые.
- Нет, не продам, - сказал Сергей, - я ее не для наживы собирал, для души.

 

Сергей Брежнев переехал в станицу Новотроицкую в 93-м году из Гудермеса. Там у них был свой дом, где жили большой семьей.
- Корни у нас кубанские, и по казачьей традиции старики жили вместе с молодыми. Теперь я понимаю, насколько это правильно и мудро! Сколько интересных историй из жизни нашей семьи  узнал я от бабушки Ксени! Она рассказывала мне их, когда мы пили чай из большого старинного самовара. А было у нас их три, - вспоминает Сергей.
Он спрашивал у бабушки: зачем ей три самовара?
- У каждого самовара, внучек, своя история. Вот этот  мне в наследство от родителей достался, этот подарили на свадьбу, а это – подарок дяди на 16-летие. Каждый самовар хорош по-своему и дорог. 
Бабушка рассказывала, как ходили они из станицы Вознесеновской пешком на базар в Армавир. В дорогу брали самовар. Когда уже совсем притомятся, садились на травке, разводили самоварчик. После горячего чайку  усталость как рукой снимало. А там уж и до Армавира недалече…
- Самовар с детских лет стал для меня символом домашнего уюта. Это память об ушедших дорогих людях, это история рода, да и страны в целом. Это же часть русской культуры. Потому я и стал собирать эту коллекцию. Начало ей положили три бабушкиных самовара.
У Сергея есть еще один фамильный самовар, подаренный родственницей из станицы Тихорецкой. Он достался от прадеда. Человеком тот был не-ординарным. Ездил на Урал за строевым лесом, которым  успешно торговал в безлесных кубанских степях. Но думал не только о своем благе. Из каждой поездки привозил саженцы сосны, высаживал потом вокруг станицы, чтоб была красота и польза для всех.
А самовар этот был один-единственный на всю улицу. Прадед давал его всем, кто попросит. Однажды пузатого красавца помяли в драке не в меру разгулявшиеся соседи. Грозился больше никому не давать. Но потом передумал. Ну как откажешь, когда общество просит?
- Я, глядя на эти самовары, жизнь свою вспоминаю, - говорила Сергею бабушка Ксеня.
- А я, глядя на свои самовары, представляю, через сколько рук они прошли, что за люди пили из них чай, какие судьбы за этим железом сокрыты, – размышляет Сергей. - И это не только игра воображения. За некоторыми экземплярами моей коллекции – конкретные жизненные истории.
Сергей показывает мне большой старинный самовар. Он добыл его совсем недавно. Ехал из Архыза на своей машине через станицу Исправную, что в Карачаево-Черкесии. Как раз был праздник Покрова Пресвятой Богородицы. День выдался хороший. Старики вышли посидеть, погутарить на лавочках. Он не преминул остановиться у одной хатки.
- А нет ли у вас самоваров старинных? Куплю за хорошие деньги.
- У меня на потолке есть самовар, - сказал один дедушка, - да жалко продавать. Ну, поехали посмотрим.
А по дороге рассказал удивительную историю своей жизни. 
Сам он из блокадного Ленинграда. Но не знает ни улицы, где жил, ни своей фамилии. Помнит только, что звали его Валентином и что забрали его из дому от мертвой мамы какие-то люди. Посадили вместе с такими же, как он, бедолагами в поезд и повезли в неведомые края. Так он оказался среди нескольких сотен ленинградских детей в Карачаево-Черкесии. 
Малышей тогда забирали в свои семьи и черкесы, и русские. Он попал в станицу Исправную в большую русскую семью, где уже было пятеро детей. Одним из ярких воспоминаний новой жизни был большой самовар, из которого изголодавшемуся мальчонке наливали душистый чай. Такого вкусного чаю он больше никогда в своей жизни не пил.
Приемные родители записали его в сельсоветовскую книгу под своей фамилией. Когда ленинградских детей после войны попытались вывезти назад, многие люди прятали их в подвалах, не хотели расставаться. И его приемные родители сказали, что он им родной.
Так и остался ленинградский мальчик Валентин в станице Исправной. Окончил здесь школу, после армии работал в колхозе шофером, женился, вырастил детей.
- Родители мои померли, дети разъехались. А тот самовар я лет 30  не доставал, он никому, кроме меня, не нужен. Но у нас в станице газ проводят. Надо за подключение три тысячи заплатить, у меня их нет. Если дашь столько, продам самовар, а на меньшее не согласен.
У Сергея было 4300 рублей. Он оставил себе три сотни, остальные отдал деду.
- Он так меня растрогал…
С другим дедушкой из Новотроицкой совершили взаимовыгодный обмен. Тому тоже было жаль расставаться с самоваром, которому лет 200.
- Денег мне не надо, а вот на генератор к мотоциклу обменяю.
Сергей тут же отправился в автомагазин. И ударили с дедом по рукам.
У одного переселенца из Молдавии, учителя музыки, купил сразу три самовара. Он дал объявление в газету: «Продаю дымовые самовары». 
Самоваров оказалось аж шесть, три, правда, современных. Сергея они не интересуют, взял только старые.
- Продаю тебе с легким сердцем, - сказал владелец, - хорошо, что ты не перекупщик, а любитель. Мне они были очень дороги.
Самому старому самовару в коллекции Брежнева больше 200 лет. Судя по описанию в самоварной энциклопедии (оказывается, и такая есть), он сделан в петровское время. Этот медный самовар Сергей купил на барахолке в Армавире. Кстати, медных самоваров в его коллекции немного. Медь - дорогой металл, и ее быстро заменили на более дешевую латунь, большинство самоваров из этого металла. На многих из них стоят клейма заводов братьев Баташовых. 
Как и Демидовы, Баташовы – «птенцы гнезда Петрова». Имели литейные заводы на Урале, в Туле. В Туле и наладили выпуск самоваров. Помимо Баташовых, самовары выпускали на заводах Козлова, Люзберга.
На одном из них надпись: «Поставщик двора его величества короля Черногорского». Конечно, поставляли Баташовы самовары и российскому императорскому двору. Их изделия снискали славу далеко за пределами России. На блестящей латуни выбиты медали, полученные на выставках в Париже, Вене, Бессаре, Милиере, Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону.
После революции Паровая самоварная фабрика купца Баташова превратилась в Первый патронный завод. А на самоварах вместо двуглавых орлов появились пятиконечные звезды и надпись: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»
Но, по словам Сергея Брежнева, в советские времена самоварная культура  ушла из нашей жизни. Чайники убили романтику русского чаепития. Наверное, с уходом самовара из нашего быта ушло и нечто очень хорошее, что было присуще русскому характеру, образу жизни. Мы стали духовно беднее. Но, может, не все еще потеряно?
 

Сергей  ИВАЩЕНКО
станица Новотроицкая,
Изобильненский район

 

Владимир10 февраля 2014, 15:40
 
 
 
 

Здравствуйте!А вы можете определить по медалям на самоваре кто его производитель?

Александр26 августа 2009, 08:52
 
 
 
 

Молодец!!! За каждым самоваром своя история .Может и моя история в Ваших руках поскольку мои предки жили в Новотроицкой с 1809 года .

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий