Поиск на сайте

 

 

Униженные властью жители восточной зоны края массово обращались за помощью к Евгению Перкуну - в общественную приемную полномочного представителя президента в округе. Популярную в народе «точку» прикрыли.  Почему? 

 

До прошлого года в Буденновске активно работала общественная приемная полномочного представителя Президента РФ в ЮФО по Буденновскому району, руководителем которой и единственным сотрудником являлся житель многострадального города Евгений Анатольевич Перкун (на снимке). 
Это крепкий мужчина  двухметрового роста, бывший «мент», обладающий острым аналитическим умом и бесспорными оперативными талантами. А потому суть правовых коллизий, жертвами которых становились простые жители Буденновска, Перкун «расшифровывал» чрезвычайно профессионально, обнажая истинных их «режиссеров» - как правило, из правоохранительных структур. 
Более того, с целью остановить беспредел у себя в регионе он считал общественно важным предавать огласке наиболее шокирующие факты на страницах «Открытой». Каждая такая публикация вызывала горячую волну обсуждений в крае, но главное - на некоторое время связывала руки беспредельщикам. 
Найти правду и справедливость жители района зачастую могли только в общественной приемной полномочного представителя Президента РФ в ЮФО, или, как для краткости говорили буденновцы, в приемной «Единой России», что в общем-то одно и то же. 
Однако таких приемных по жалобам в крае много, но об их деятельности, тем более правозащитной, не слышал никто. Потому что не место красит человека, а человек место. 
А быть Человеком на этом месте - значит добровольно возложить на себя тяжкий крест, сознательно идти на жертвенный костер, ведь бороться с победно шествующим по стране криминалом сегодня крайне опасно. Таких людей можно пересчитать по пальцам. 
И потому Евгений Перкун был и остается непревзойденным по мужеству помощником «Единой России». Благодаря этой незаурядной личности правящая партия в этом городе постепенно набирала положительные очки, ведь Перкун восстанавливал Закон и Порядок от ее имени и под ее покровительством. 
Впрочем, последнее утверждение нуждается в оговорке: покровительствовал честному экс-менту, по сути, один-единственный человек, приближенный к партии власти. Это неизменный помощник главного федерального инспектора по Ставропольскому краю, генерал-майор в отставке Виктор Николаевич Бойко. На Ставрополье у него репутация человека чести. 
Генерал как мог защищал и буденновского помощника Перкуна, метко бившего в «десятку» и нажившего себе, как водится, орду врагов из числа ворья и чиновных беспредельщиков. Много их в разных чинах и званиях побывало в представительстве президента в Ставрополе с жалобами на Перкуна - мол, уберите этого возмутителя спокойствия, не дает нам спокойно жить. 
Короче, в прошлом году общественную приемную в Буденновске прикрыли. Именно «прикрыли», не объяснив причин ни самому Перкуну, ни тем более населению восточной зоны края. А люди по-прежнему штурмуют Перкуна с криками о помощи и сногсшибательными фактами о беспределе потерявших всякий страх чиновников. 
Между тем, на наш взгляд, причина очевидная: общественная приемная полномочного представителя президента в Буденновском районе стала лакмусовой бумажкой запредельно униженного состояния общества, в котором воцарилась власть преступного меньшинства, пожирающего государство изнутри.
И меньшинство это намного сильнее народного большинства, круче всех вместе взятых честных представителей власти (есть же они, все-таки, есть!). 
Сегодня это меньшинство правит и Ставропольем, и судьбами его жителей. А «оборотням» эти общественные приемные совершенно не нужны, более того, они для них опасны. Как паровой котел со взрывной концентрацией фактов чудовищного беспредела, царящего в стране. 
Думается, что Евгений Анатольевич все это и сам хорошо понимает. Но, будучи человеком чести, не может замахиваться на власть, которой со всей отвагой и верой служит. Да, он верит, что «Единая Россия» способна, если захочет, изменить страну, в которой будут царить Закон и Порядок. 
Вот именно: если захочет так же страстно, как пытаются приблизить эту мечту ее деятельные сторонники.
С закрытием общественной приемной энергичный Евгений Перкун на обочине общественной жизни не остался. Эту яркую личность давно оценила наиболее деятельная часть буденновского населения - казачество, давно мечтавшее о таком несгибаемом лидере.
Недавно казачье общество Буденновского района (оно входит в Пятигорский округ Терского казачьего войска) выбрало Евгения Анатольевича своим наказным атаманом. Попадание, что называется, в самую точку. 
Сейчас, когда гражданское общество России беспробудно спит и не чует нарастающей угрозы распада основ государственности, лишь казачество способно подхватить «упавшее знамя» для защиты народных прав и государственных интересов. Только такие люди, как Евгений Перкун, с их здравым умом, государственным мышлением и нелюбовью к революциям способны направить эту мощную, порой необузданную силу в нужное русло. 
Ведь казачество, как общественную приемную, просто так не прикроешь. У него есть голос - зычный и требовательный. От него вздрогнет любая власть. И ее беспредельщики так же подберут хвост, когда над ними взовьется «плеть» общественного недовольства. Эта сила, пусть не сразу, в будущем, может стать неодолимой преградой оголтелому произволу, заполнившему нашу жизнь. О его масштабах и рассказывает в беседе с корреспондентом «Открытой» отставной руководитель общественной приемной партии власти, а ныне наказной атаман Буденновского казачьего общества Евгений Перкун.

 
- Евгений Анатольевич, с 2004 по 2009 год вы руководили общественной приемной полномочного представителя президента в ЮФО по СК. Теперь  в письмах в редакцию читатели спрашивают, почему в Буденновске не работает приемная, которая, по их словам,  «была островком надежды для простых людей в борьбе с чиновничьим беспределом».
- Истинной причины закрытия в Буденновске общественной приемной я тоже не знаю. Возможно, это связано с разделением ЮФО на два округа.  Надеюсь, что не работает она лишь временно, хотя это «временное», похоже, перерастает в постоянное. Исчерпывающий ответ на этот вопрос может дать только полномочный представитель президента в СКФО Александр Хлопонин. А пока я рекомендую гражданам, обращающимся ко мне и сегодня с жалобами, выходить на представительство президента в Ставрополе. 
- За шесть лет работы руководителем общественной приемной вы накопили колоссальный фактологический материал, по которому можно судить, какие процессы происходят сегодня в обществе. Какие болевые  точки нашего бытия вам приходилось расследовать чаще всего?
- Для меня самой трудоемкой работой, выматывающей силы и опустошающей душу, было расследование фактов коррупции в правоохранительной системе. Это какая-то неистребимая по живучести гидра: одну голову отсекаешь - вырастают две. 
Будет очень трудно (а я считаю, и невозможно) достичь экономических преобразований в СКФО, в крае, пока за ее уничтожение новая администрация не возьмется всерьез. Принявшая катастрофические размеры коррупция ведет страну к одичанию, исчезают нравственность, моральные ценности, культурные традиции, уважение к закону...
Обобщив мнения и выводы о явлении коррупции в России и на Ставрополье, которыми делились многие посетители общественной приемной,  можно с уверенностью сказать, что львиная доля в создании коррупционного сословия приходится на деятельность правоохранительной триады (милиция, суд, прокуратура). 
Созданная ими система подавляет все сферы жизни общества. Но создает условия для живучести паразитического класса, жиреющего за счет ограбления народа. Возможность украсть создает вора. «Триада» участвует в воспроизводстве коррупционного сословия. Работа в общественной приемной преподнесла мне огромное количество тому примеров. 
- Приведите наиболее яркие случаи из шестилетней практики работы в приемной.
- Я вам сейчас зачитаю целые абзацы из моих отчетов по очень серьезным фактам преступлений, которые регулярно уходили от меня наверх....
- И не получали никакого резонанса?
- Увы! Часто было и так. Хотя моя информация напрямую касалась даже вопросов государственной безопасности. Вот пример. 8 ноября 2004 года в общественную приемную поступило заявление жителя Буденновска, в котором он просил подтвердить или опровергнуть будоражащие город слухи об обнаружении во время тушения пожара на местном предприятии спрятанного там склада с оружием. 
Было установлено и задокументировано, что на предприятии обнаружено 4 автомата, пулемет ПК, большое количество боеприпасов. Но потом это оружие исчезло. Но отнюдь не таинственным образом.
Известны все лица, причастные к выносу оружия, машина, на которой его увезли. Однако у этих лиц обнаружились высокие должностные покровители, которые сам факт наличия склада с оружием сразу же скрыли.
Словно в насмешку было возбуждено уголовное дело по факту обнаружения... пяти патронов калибра 7,62 мм и двух патронов калибра 5,45 мм. 
А впоследствии это дело было приостановлено согласно п.1.ч.1 ст. 208 УПК РФ, то есть лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответственности, не было-де установлено, о чем мне письмом от 12 февраля 2007 года сообщил начальник следственного управления краевой прокуратуры И. Иванов.
При проведении необходимых мероприятий данное преступление можно было раскрыть в течение суток. Вот вам и объяснение, почему так легко взрывают поезда, провозят взрывчатые вещества, оружие...
Большая часть российского чиновничества (краевого в том числе) живут пятью паритетными «В» - воровство, взятки, вымогательство, вранье, волокита. 
Официально признанный коррупционный теневой доход в 300 млрд. долларов в год подтверждает, что коррупционное сообщество в стране - это мощнейший автономный анклав. Уже никому не подконтрольный и не подотчетный, где  даже гаранта Конституции ни во что не ставят и не боятся его, потому что, наворовав состояния, уже сидят на чемоданах. 
Именно этими ближними планами недавно в присутствии высоких кремлевских чиновников поделился российский олигарх Полонский. Тот самый, что некоторое время назад прославился пьяной тирадой на фешенебельном курорте в кругу себе подобных: «У кого нет миллиарда, пусть идет в ж...». 
- Наши ставропольские чиновники, по слухам из осведомленных источников, имея крутую недвижимость за рубежом (и прицениваясь к ней сейчас), возможно, тоже сидят на чемоданах в ожидании времени Х...
- Вы на Дмитрия Кузьмина намекаете? Он бы и сейчас городом (а то и краем) правил, если бы не вмешалась большая политика. А знающие всю его коммерческую подноготную правоохранительные органы преступную деятельность мэра Ставрополя Кузьмина, выходит, опекали, охраняли от публичности, народного гнева.
У россиян потрясающее долготерпение - в этом живучесть чиновного ворья: нашего человека и «жгут», и «режут», а он только блеет. Впрочем, один из посетителей общественной приемной все же грустно спросил у меня о таком народе: «А нужен ли закон тем, кто не имеет ни мужества, ни стремления, ни возможностей защищать его?» Вопрос повис в воздухе.
- Благодаря вашим расследованиям, регулярно публиковавшимся в «Открытой», мы узнали, что в действительности стояло за победными цифрами местной милиции: пыточные методы «раскрытия» преступлений. 
- Напомню вам, что при этом   Буденновское ОВД из года в год признавали лучшим милицейским подразделением в крае. Ставили в пример, награждали деньгами, погонами, должностями. А в это время в его недрах происходили отвратительные и страшные вещи.
- Насколько я помню, впервые вы узнали об этом от …сотрудника ОВД?
- Именно так. И в милиции есть честные люди, которым уже невмоготу смотреть, что у них творится. Я хорошо помню, как летом 2006 года в общественную приемную пришел сотрудник милиции и рассказал о «передовых» методах раскрытия преступлений в Буденновском ОВД. Речь шла о явках с повинной - это когда под давлением совести преступник добровольно и осознанно раскаивается и как на духу рассказывает о совершенном преступлении. 
В Буденновском ОВД «явки с повинной» выбивали побоями так «эффективно», что поставили «добровольные признания» на поток. Как рассказывал сотрудник милиции, порой от страшных воплей и криков допрашиваемых в СИЗО задержанных можно было сойти с ума, хотелось куда-нибудь убежать. 
- Когда эти страшные обстоятельства стали публичными, краевая прокуратура в ответ на требования общественности разобраться с явлением «массового раскаивания» провела проверку... 
-
 Сейчас я вам документально продемонстрирую, какую «проверку»  она провела. 16 ноября 2006 года за подписью начальника отдела по надзору за процессуальной деятельностью органов внутренних дел, юстиции, ФТС, МЧС Ивана Сенгерова пришел такой ответ: «В ходе проверки установлено, что за первое полугодие 2006 года принято 212 явок с повинной. Нарушений не установлено». 
Вы только вчитайтесь в этот дикий по своей сути ответ. Грубо говоря, каждый день в течение полугода один, а то и два человека каялись в совершении преступления. Эти «показатели» совершенно из области фантастики. Но они бесспорно свидетельствуют о применении пыточных методов «следствия». А по Сенгерову, «нарушений не установлено».
Далее еще интереснее. 10 января 2008 года за подписью и.о. начальника управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью краевой прокуратуры Сергея Шавкуты пришел такой ответ: «...в прокуратуре края проведена проверка доводов, изложенных в вашем заявлении о поступлении в первом полугодии 2006 года в ОВД по городу Буденновску и Буденновскому району 212 явок с повинной, в ходе которой установлено, что (приготовьтесь сильно удивиться) в действительности в период времени с 1 января 2006 года по 1 июля 2006 года в КУС ОВД по Буденновску и Буденновскому району зарегистрировано всего 159 явок с повинной».
Действительно, откуда господину Шавкуте в 2008 году было знать, что именно  краевой прокуратурой, а не заявителем было установлено число 212 явок с повинной, принятых операми только за первое полугодие 2006 года!
Дальше - больше. 14 июня 2008 года за подписью помощника Генерального прокурора РФ В. Черного по поводу этих злосчастных явок с повинной пришел ответ. «Установлено, что в 2006 году в ОВД по Буденновскому району поступило 130 явок с повинной». 
Куда подевались 82 явки с повинной из установленных краевой прокуратурой 212, неизвестно. Поневоле вспоминаются времена всесильного НКВД с изречением прокурора Вышинского: «Чистосердечное признание - царица доказательства». 
А следом вспоминаешь публично озвученное признание прокурора Юрия Чайки: «Тысячи людей в нашей стране сидят незаконно». От себя хочу сказать, незаконно и будут сидеть, пока безнаказанно существует правоохранительная коррупция. 
- И впрямь, очень редко можно услышать, что привлекли к уголовной ответственности за нарушение закона судью, следователя Следственного комитета прокуратуры, чиновного сотрудника прокуратуры...
- Борьба с коррупцией в этих ведомствах ограничена наказанием в основном рядовых сотрудников и второстепенных персон, работающих не на главных направлениях. У оборотней в погонах срабатывает животный инстинкт самосохранения в стае: бывшие сообщники по круговой поруке сдают и рвут того, кто упал первым.
Посетители общественной приемной часто спрашивают, когда закончатся показушные игры и начнется настоящая непримиримая борьба с беспредельщиками в силовых и правозащитных органах.
Ведь если серьезно исследовать инициируемые и расследуемые ими уголовные дела (в том числе и в судах), то без труда можно видеть, как повторяются - нет-нет, не профессиональные «ошибки», - а сознательное искажение истины  во имя интересов неправедной стороны, имеющей возможность щедро отблагодарить.
- Сколько уже и наша газета писала о судьях, то и дело засвечива-ющихся на необъяснимой лояльности к состоятельным ответчикам по делу, принимающих решения в их пользу вопреки всем нормам закона. А они продолжают отправлять правосудие как ни в чем не бывало. 
-
 Надеюсь, что когда борьба с коррупцией перейдет из показушной стадии в реальную - жесткую и бескомпромиссную, - эти люди в черных мантиях, в синих формах станут в конце концов «клиентами» СИЗО и мест не столь отдаленных. Ведь, ломая закон через колено и, более того, фальсифицируя материалы следствия, они тем самым создают доказательства собственноручно сотворенного  преступления, фиксируя это в документах. А что написано пером, не вырубишь топором. 
Эти материалы, отправленные ими в архив (не все архивы горят!), дождутся своего часа, я уверен. Но ныне «борьбу с коррупцией» в подавляющем большинстве ведут те, кто ее порождает и за мзду воспроизводит ежечасно, ежедневно, из года в год.
Пока общество не в состоянии защитить себя от произвола даже в самых диких случаях. И до сих пор у меня болит сердце при мысли, что не смог добиться привлечения к ответственности сотрудников милиции, погубивших целую семью. 
- Расскажите об этом подробнее.
- Рассказываю. В июне 2009 года ко мне домой приехал депутат сельского совета и казачий есаул В. Чмыхунов. С ним были муж и жена Власенко - Павел и Елена. Они рассказали о невероятной жестокости милиционеров, чьи действия можно сравнить лишь с гестаповскими.
 25 мая в глухую полночь в дом супругов Власенко в селе Стародубском заявились сотрудники милиции и стали требовать выйти к ним хозяина дома. Его жена Елена посоветовала стражам порядка приехать утром или оставить повестку мужу с указанием, куда ему явиться днем.
Этот совет привел людей в погонах в ярость. Один из них, рывком свалив женщину наземь, за руку оттащил ее к машине. Елена кричала от боли и о том, что она беременна... 
В результате у женщины случился выкидыш - во чреве матери был убит нерожденный ребенок. Перепуганные возможностью возбуждения против них «уголовки» милиционеры стали изощренно преследовать, доставать Павла - мужа Елены Власенко, тяжело переживавшего потерю ребенка. 
В итоге Павел покончил жизнь самоубийством, повесился, оставив предсмертную записку, в которой обвинил ряд лиц в своей смерти. Среди них он написал имена двух сотрудников милиции. Как рассказывает Елена, записку изъяли правоохранители, после чего ее уже никто не видел. 
- Просто слов нет, чтобы выразить ужас от всего этого цинизма.
- Высшая степень цинизма в том, что один из сотрудников милиции подал иск к Елене, оставшейся без мужа с тремя малолетними детьми. Он требовал сатисфакции за поруганную честь, утверждая, что это не он, а другой стал виновником смерти ее нерожденного ребенка. 
Этот страж порядка, в котором, на мой взгляд, мало мужского, чтобы работать «силовиком», не в состоянии осознать то обстоятельство, что он является соучастником преступления. Поскольку он не предотвратил насилия над женщиной, совершенного на его глазах напарником.
Буденновский суд под председательством судьи Виктора Пронькина отказал в иске милиционера к Елене. 
- Только тем и кончилось?! 
- Увы! Милиционер ушел от ответственности, выбрав лучшую защиту - нападение. Так сказать, судебно оформленную защиту от женщины, которой они с напарником разбили жизнь. И теперь несчастной вдове, за драму которой никто не понес наказание, предстоит решать неподъемную  для нищего бытия задачу - одной поднимать на ноги троих малолетних детей.
Но в этом случае запрятана неосознаваемая людьми драма самого общества, всех нас, вместе взятых: милиционеров, загубивших судьбу целой семьи, система «не отдала», оставив одного в своих рядах и не препятствуя увольнению другого «по собственному желанию», - ей такие мерзавцы, выходит, очень нужны. Зато для ее коммерциализированного бытия опасны «честные менты», которые, вступив однажды в конфликт с системой, устанут пыль глотать, месяцами бегая по судам, преследование которых «триада» им обеспечит по полной. 
- Эти суждения, Евгений Анатольевич, я разделяю с вами полностью. И должна констатировать: СМИ, которые пишут о наиболее вызывающих примерах того же милицейского произвола, защищают их жертв, также оказываются в роли обороняющихся от преследований «триады». Журналисты-правозащитники также «мордуются» судами, не осознающими, не воспринимающими главной задачи печати - публичной защиты конституционных прав граждан, предупреждения общества об опасных явлениях, вызревающих в его недрах. 
Но антигерои наших публикаций легко уходят от ответственности, применяя описанную вами схему: совершив преступление или подлость, получившие огласку, они бросаются в суды за защитой «поруганной чести»...

- Суды почему-то берут их под защиту куда охотнее, чем их жертв. Не так ли? 
- Как в воду глядите. Это я и хочу проиллюстрировать уже известной читателю историей с кочубеевским костоломом в милицейской форме Полищуком. 
- Это тот самый, который жестоко избивал местного селянина на глазах его семьи и детей, после чего мужик с переломами попал в больницу?! А когда прокуратура края после вашей публикации с требованием возбудить уголовное дело в отношении садиста ответила согласием, Полищук подал на редакцию иск в суд о защите «чести и достоинства». Правильно я изложил суть и мне запомнившейся истории?
- Очень даже точно. Как точно и то, насколько порой ангажированы суды, берущие таких полищуков под защиту. Мы подробно описали в статье, а потом и в кассационной жалобе незаконные действия судьи Октябрьского района, напропалую нарушавшей права жертвы милицейского костолома и права редакции, защищавшей искалеченного селянина. Вопреки обстоятельствам дела и задокументированным свидетельствам судья вынесла немотивированное решение, обязавшее редакцию оплатить моральные страдания кулачного бойца.
- И что кассационная коллегия решила?
- А кассационная коллегия направила дело на новое рассмотрение, дав старт очередной серии многомесячных мытарств журналиста-правозащитника. Такая вот у краевого судейства «внутренняя убежденность» (с которой оно принимает решения). И она наводит на горькие размышления, разочаровывает в надеждах видеть в правосудии защиту общественных интересов. 
-
 Вам дали знать, что защищать простого человека накладно, нервно, хлопотно, разорительно. А уж если вы задели «честь», а тем паче интересы системы, то звенья ее обороны, включая суды, сделают вид, что перед ними не представители СМИ, поднимающие отнюдь не личные, а общественно значимые вопросы, а просто «стороны процесса» со всеми сопутствующими им мытарствами. 
В цивилизованных странах такое отношение к СМИ немыслимо - там знают цену общественному мнению, очень считаются с ним и с его выразителями. А у нас журналисты становятся такими же жертвами судебной системы и, случается, ее произвола. 
- Ни убавить, ни прибавить. 
- Вы знаете, в чем трагическая реальность России?
- В чем же? 
-
 В том, что никто не знает, что делать с такой милицией, разложение которой, по мнению многих экспертов, перешло точку возврата. Правоохранительная система насквозь прогнила, заражена страшными бациллами. Новые кадры, которые в нее вливаются, быстро заражаются теми же пороками. 
Людей, которые не поддаются, система без труда выдавливает из своих рядов. Без труда потому, что на защиту честных сотрудников милиции не встают ни надзорные органы, ни суды. В этих обстоятельствах я вижу негласный сговор всех элементов «системы». Вот ведь и ваша газета писала в защиту невинномысских гаишников, целым подразделением восставших против системы поборов в пользу вышестоящего начальства. Уж как они боролись, в каких судах не перебывали. А итог?
- Всех уволили с волчьим билетом. 
- А каков итог недавней публикации в «Открытой» в защиту других невинномысских гаишников, которые честно выполняли свой долг, а местные судьи припаяли им уголовное наказание, хоть и условное? 
- Краевой суд, рассмотрев кассационную жалобу обвиня-емых, отправил дело на новое рассмотрение.
- Вот видите: невинномысские судьи, которые, как вы пишете в статье, пренебрегли и важными правовыми нормами, и неопровергнутыми обстоятельствами дела, свидетельствующими в пользу гаишников, остались как бы ни при чем. А инспекторов ГИБДД снова пустили по судебному кругу... 
На мой взгляд, краевой суд должен был рассмотреть это дело с особым пристрастием, потому что его суть отражает чрезвычайно важное общественное явление: неспособность здоровой части милиции защищаться, отстаивать свое функциональное право честно служить обществу. Потому журналист «Открытой», выступивший в защиту этих гаишников, и сделал в статье «Истории о «ментах» и судебных делах» абсолютно верный вывод: «Именно Правосудие сегодня решает, какой милиции быть в России. Жестокой, алчной, наглой. Или той, что честно служит безопасности россиян». 
- Евгений Анатольевич, я знаю о вашей семейной трагедии: за ваши разоблачения и бескомпромис-сную деятельность главы приемной президентского полпреда вам жестоко отплатили, устроив провокацию сыну. Как это случилось? 
- Травля моей семьи началась после того, как я собрал материал по заявлению фермера, у которого в течение трех лет лица кавказской национальности забирали весь урожай, порезали автогеном на металлолом рабочий трактор. А потом, угрожая ножом, заставили затравленного селянина написать расписку на отгрузку им 40 тонн зерна. 
Действовавшие столь открыто бандиты ничего не боялись. И создавалось впечатление, что они имеют «крышу» в правоохранительных органах. Это впечатление усилилось, когда в отношении меня летом 2007 года со стороны оперативных служб Буденновска была осуществлена акция устрашения. 
Для этой цели объединились четыре оперативные службы. И в скором времени был задержан якобы за распространение наркотиков мой сын. 
То, что в «разработке» участвовало 4 службы - это уже само по себе нонсенс. Но он отчетливо выявил главную цель «операции»: задержали простого жителя в отместку за отца, долгое время мешавшего правоохранительной «триаде» творить беспредел.
Когда я спросил у оперов, где же по их мнению мой сын распространял наркотики, те ответили: мол, им позвонили по телефону и сказали, что некто (без имени и адреса) распространяет наркотики. Такую же чушь они несли в суде. 
Уже позже оперативным методами, известными мне по службе в милиции, я узнал, что в «разработке» моего сына были использованы три агента-провокатора, что категорически запрещено Европейской конвенцией по правам человека. 
Два агента работали по такой схеме: один из них усиленно упрашивает посредника (то есть моего сына) передать сверток якобы своему товарищу, а на деле второму агенту-провокатору. Третий агент вел «разработку» в изоляторе, куда бросили моего парня. Его цель была деморализовать сына в местах лишения свободы. И это получилось: с его подачи сын отказался от адвоката, потому что агент-провокатор поведал ему, что его родителей убили, дочь сбила машина и ему незачем защищаться и жить.
- Просто жуть какая-то, 37-й год. Парня сознательно доводили до отчаяния...
- Хуже. Однажды сына привезли из СИЗО Пятигорска избитого до полусмерти. Начальник буденновской милиции, испугавшись, что придется отвечать за смерть задержанного, приказал «увезти эту падаль обратно в Пятигорск». Я об этом узнал со слов сотрудников милиции, моих бывших подчиненных.
А высокопоставленный сотрудник милиции в звании полковника, находясь в подпитии на свадьбе одного из жителей Буденновска, сказал в мой адрес прилюдно: «Дали под дых этому президентскому слуге (в то время президентом был Владимир Путин) и еще дадим! Сына не увидит до конца своих дней». 
Я теперь понимаю, почему простой народ так любит фильм депутата Госдумы РФ Говорухина «Ворошиловский стрелок», где его герой устраивает отстрел подонков-насильников, покрываемых милицией. Всем сердцем понимаю, почему люди так боятся и ненавидят правоохранителей и не идут с ними на контакт.
- Чем закончился весь это ужас с сыном?
- Судом и приговором. Сыну дали шесть лет строгого режима. Кассационная коллегия края, увидев все подтасовки следствия, определила наказание в девять месяцев колонии-поселения - тот срок, который сын уже отсидел в СИЗО.
После первого суда в Буденновске сын шел как распространитель наркотиков. После кассационного суда - как посредник в приобретении наркотиков. Значит, есть сбытчик, а это агент оперативной службы. Есть покупатель - также агент оперативной службы. Есть «почтовый ящик» - сын, жертва подлейшей акции мести правоохранителей его отцу.
Так и не дает мне покоя сознание того, что вопрос привлечения к уголовной ответственности сбытчика и покупателя до сих пор висит в воздухе. Они под защитой стаи оборотней в погонах, объединившихся на почве жгучего желания отомстить мне как руководителю общественной приемной полномочного представителя президента. Эти мерзавцы не стеснялись цинично «философствовать» в моем присутствии: «Путин - президент лишь внутри МКАД, а за ней - территория нашей системы». 
- Господи, все повторяется. Когда-то центральные СМИ цитировали «шуточку» начальника Буденновского ОВД Геворкяна (сейчас он в местах лишения свободы): «В этом городе не должно быть никакой мафии, кроме милицейской». Неужто ничего не меняется в Буденновской милиции, которой руководит очередной начальник, хотя, кажется, не замеченный в страшных грехах своих предшественников? 
- Нынешний начальник Буденновского ОВД Владимир Сиваков - профессионал в своем деле. О таких, как он, говорят человек на своем месте. Но и он не может предвидеть, кто из подчиненных завтра подставит его. Ведь начал он не с чистого листа, не с новыми кадрами, которые пытается как-то воспитывать. 
Вы слышали, что недавно по центральному ТВ перечислили четыре самых коррумпированных субъекта Российской Федерации, в их числе Ставропольский край?! Так вот, я считаю, что в этом позорном рейтинге Ставрополью принадлежит первое место с большим отрывом от остальных регионов.
- Что в связи с этим предлагаете?
- Хотел бы довести до руководителей «Единой России», членом которой я состою, а также до полпреда в СКФО Александра Хлопонина, на которого так надеется народ, свое предложение начать показательную полномасштабную чистку от коррупционеров именно в Ставропольском крае, начиная с его верхов. 
Борьба с коррупцией по всей России вязкое и плохо контролируемое мероприятие длиною не в одно десятилетие. В крае же можно было бы начать с реанимации расследования громких преступлений, в том числе и тех, о которых я рассказал выше и которые были развалены милицией, «не замечены» прокуратурой или засилены приговорами ангажированных судей. 
Короче, надо внимательнее присмотреться к подозрительным тело-движениям вокруг подобных дел тех, кто не порядок наводит, а коммерциализирует свои должностные полномочия. 
Я считаю, что при администрации Хлопонина стоит создать спецподразделение проверки прохождения по инстанциям заявлений населения о преступлениях против Конституции, покушениях на права граждан, уголовные дела по которым вдруг прекращались на стадии следствия или разваливались в начальной судебной инстанции. 
Наверняка работающие по такой категории дел правоохранительные и надзорные структуры, суды, ощущая на себе пристальный взгляд, хотя бы побоятся действовать столь безоглядно, как сегодня. 
- И как вы себе представляете структуру такого контролирующего подразделения? 
- Как департамент народного контроля (ДНК). Даже его название, помноженное на такую же суть, обеспечит ему доверие людей. (Проверено на общественных приемных). Самое главное и трудное - выбрать руководителя ДНК, который должен обладать безупречной репутацией, уметь работать и с людьми, и с информацией. Возможно, он будет из бывших правоохранителей, но ни в коем случае не из действующих. 
Поток жалоб, идущих в Москву из Ставропольского края, огромен. Но возвращаются они назад в край, порой  к тем, на кого жалуются. Поэтому целесообразно разгрузить Москву, но не умалять ее значение. То есть «организовать Москву» в самом субъекте (в Ставропольском крае), разбив его на пять зон по принципу: север, юг, восток, запад и краевой центр. 
Подчинить руководителю ДНК по два специалиста следственного комитета Генпрокуратуры. Ввести в состав ДНК на первое время двух судей Верховного суда. И двух служителей краевой  Фемиды, которые, как и отобранные для этой работы следователи, будут отмечены доверием департамента народного контроля. 
Таким образом, жалобы или заявления, прошедшие все инстанции на территории субъекта и не удовлетворившие заявителей, будут рассматриваться внутри региона инстанцией ДНК, обладающей правовыми «полномочиями Москвы». 
Это сразу сократит сроки рассмотрения заявлений граждан и число обращений россиян в Европейский суд по правам человека, будет способствовать восстановлению социально-политической стабильности в обществе, доверия людей к своим управленцам. 
Убежден, что при минимальной затрате средств КПД новой структуры, которая соединит в себе элементы гражданского общества и лучших представителей власти, обещает быть весьма высоким. 
Этот выстраданный мною проект (о его конкретном наполнении рассказать в этой публикации не представляется возможным) я во всех подробностях излагал серьезным профессионалам из центральных аппаратов власти. Многие видели в нем «большое рациональное зерно», реальный механизм, который объединит здоровые силы общества. 
На основе ДНК в нашем регионе может быть создано не просто учебно-экспериментальное, но и практически действующее подразделение для борьбы с коррупцией.
Почему я с такой уверенностью говорю о ДНК как об эффективном методе борьбы с коррупцией в правоохранительной системе? Потому что я  практик и, тесно работая с населением в общественной приемной, уже выполнял работу по выявлению фальсифицированных дел, о которых получал информацию от граждан. 
Однако при моих крайне ограниченных полномочиях я мог лишь констатировать эту удручающую действительность. Между тем гражданское общество в нашей стране созрело бы очень быстро, как только люди поняли бы, что их мнение, их информация, их активность востребованы и приносят результаты. 
ДНК - это антикоррупционный щит в правоохранительной среде, который поможет обрести уверенность и простому, и правоохранительному народу, восстановит работоспособность. ДНК при определенных полномочиях станет, если хотите, службой безопасности народа.
- Евгений Анатольевич, я знаю, что, несмотря на закрытие общественной приемной, жители Буденновска и района часто вам звонят, приезжают домой с просьбой помочь хотя бы советом.Что сейчас больше всего волнует людей в Буденновске? 
- Крайне волнует буденновцев разрешенное в верхах строительство завода ОАО «Лукойл» по переработке попутного газа с Северного Каспия. Люди возмущены намерением губернатора Гаевского и главы Буденновска Александра Юрченко привести «троянского химического коня» на территорию края. 
У всех неравнодушных возникает вопрос, в каком качестве представляют будущее края губернатор и его команда поддерживающих реализацию опасного плана: здравницы или усыпальницы?! Население восточной зоны края категорически против строительства химзавода. И люди еще последнего слова не сказали. 
- Вы-то какую позицию занимаете, Евгений Анатольевич? 
- Конечно, разделяю мнение своих земляков. Хватит играть «Похоронные марши» в городе-мученике: ясно, что здоровью его жителей опасное химическое производство нанесет неисчислимый еще сегодня ущерб. 
Люди не столь наивны, чтобы верить в обратное. Недаром протестные настроения нарастают - люди защищают свое право на здоровую экологию, в конце концов, на саму жизнь.

 

Беседовала 
Людмила ЛЕОНТЬЕВА

 

наталья12 декабря 2011, 01:33

 
 
 
 

Так красиво говорит про Сивакова, а на самом деле Сиваков, настоящая дрянь!

Сергей15 августа 2011, 01:17
 
 
 
 

Его сын - Стас - зверски забил до смерти моего брата.Как он мог воспитать такого изувера? Кто же тогда он,на самом деле?

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий