Поиск на сайте

 

 

Как в Ставрополе чиновники в обход закона «отжимают» территории многоэтажек для точечных застроек

Неспешно течет обыденная жизнь города, где есть памятник Ленину, холодная и горячая вода, да еще проживают мужчины и женщины. Только вот, как выясняется, эти мужчины и женщины совершенно бесправны перед местными чиновниками.
Впрочем, в столице края жителей трудно удивить неуважительным к себе отношением должностных лиц. Слишком часто они попадают под «каток» административного произвола в обход и без того весьма неоднозначных норм действующего законодательства.
Лукавых комбинаций в Ставрополе местные начальники сумели напридумывать предостаточно. Обо всем не расскажешь. Но кое о чем поведаем. Это для полноты понимания размеров ущерба, наносимого циничными действиями местных функционеров непосредственно жителям города.

Поручи дуракам…

Можно ли потерять построенный сорок лет назад шестиэтажный дом? В Ставрополе – легко, особенно после начала эпохи кадастровых манипуляций.

Надо сказать, завязка сюжета в этой истории почти детективная. Жители узнали о юридическом исчезновении многоквартирного дома из квартала его физического нахождения. Причем вместе с земельным участком.

Нет дома, значит, нет и квартир, а стало быть, и прав на них тоже. Причем это никак не отражалось на размере немалой оплаты.

Пикантность заключалась еще и в том, что в этом доме проживает немалое количество ветеранов ФСБ, как и ветеранов других уважаемых органов.

Пришлось жителям дома самостоятельно заняться детальным выяснением фактического положения дел. Удалось найти документы на дом с исходным номером 283. И, что само по себе удивительно, в полном объеме.

Нашелся и сам потерянный дом, даже на той же улице Мира. Только на другой ее стороне, почему-то в совершенно ином кадастровом квартале, да еще и с другим номером - 238!

Последующее развитие истории несколько напоминает рассказ сатирика о поезде с двумя вагонами под одним номером.

По бумагам кадастровых служб на месте громадного дома 283 расположен маленький домик 238 из другого квартала. Соответственно, на месте одноквартирного дома 238 оказались семьдесят квартир дома 283.

При таком раскладе жителям пришлось вникать еще и в содержание сведений земельного кадастра, попутно преодолевая сопротивление городских, кадастровых, регистрационных, судебных и прочих органов.

Для всех этих контор вариантов ответа по проблеме не существовало. По их мнению, больному не пристало кочевряжиться, если доктор отправил в морг.

После длительного разбирательства, не без помощи прокуратуры, удалось встретиться с кадастровым руководством и объяснить смысл происходящего.

Спустя час после обмена аргументами, вводящими должностных лиц в ступор, появилось некое подобие понимания.

Но филиал кадастровой палаты, как и любой другой архив, может лишь подтвердить ту информацию, которая была им передана на хранение. А все изменения возможны только через суд.

Понятно, чтобы легализовать «потерявшийся» дом, неизбежно придется заниматься немыслимой бюрократической работой, к тому же не один год.

Кто хотя бы один раз имел дело с перечисленными выше органами, вполне могут представить себе свалившиеся на жителей проблемы.

Разрулить «идиотизм» не удаётся

Достаточно сказать, что три суда и пять судебных инстанций умудрились почти полтора года выяснять, в каком же именно суде заявление жителей должно быть принято к рассмотрению по существу.

С ужасом думаю о том, сколько бы еще длилось это издевательское действо, если бы еще и граница района проходила по улице, разделяющей реальное физическое и ошибочное юридическое нахождение двух домов с четырьмя адресами(!) и четырьмя земельными участками(!).

Даже Минэкономразвития РФ вынуждено было ломать голову, как «разруливать» созданные нашими местными умниками ситуации, когда дома физически в одном месте, а их кадастровые клоны находятся в другом.

При этом еще и с дополнительным набором уникальных кадастровых номеров. Здесь уж совсем не до шуток, когда появились «трещины» в стройной системе федерального учета недвижимости…

Вследствие многолетних бездумных действий, при радикальных изменениях в работе регистрационных и кадастровых служб, тупиковые и абсурдные ситуации возникают постоянно.

Примерно как и в доме 283, когда у собственников квартир этого дома на руках оказались документы, имеющие, по сути, отношение к совсем иным объектам недвижимости.

Одни жильцы получили свидетельства на квартиры с обновленными кадастровыми номерами, но соответствующие несуществующим квартирам в доме 238. То есть в доме, которого нет, но, если верить кадастру, стоящем в другом квартале.

У других жильцов оставались свидетельства «докадастрового» периода еще со старыми условными номерами на квартиры. То есть в доме, который есть, но только сам дом, опять же по версии кадастра, «переехал» в другой квартал. При этом на его месте появился клон с набором кадастровых номеров, соответствующих дому из другого квартала.

Остальная часть жителей из-за всего этого бреда до сих пор не получила документов на свои квартиры по причине того, что специалисты так и не определились, какие же кадастровые номера им указывать и, собственно, на какие именно объекты.

Преступное разгильдяйство

Причина этих чудес административного творчества банальна. Районные, городские и даже краевые структуры умудрились наделать немыслимое количество ошибок. Сведения никто толком не проверял и не исправлял.

Иначе как можно объяснить, что даже в адресе одного дома умудрились сделать три ошибки (указали другой номер, потеряли литер, а уникальный номер взяли из чужого кадастрового квартала).

Интересная деталь: сведения о ранее учтенных объектах в кадастровые органы передавали администрации районов. В данном случае - администрация Ленинского района краевого центра.

Органы местного самоуправления изначально не выполнили требования постановлений правительства РФ о создании комиссий для своевременной корректировки данных. Причем с обязательным участием заинтересованных владельцев недвижимости.

На местах на протяжении десятилетий вообще не удосуживаются вникать в суть происходящего, как и создавать стройные и логичные алгоритмы необходимых действий. Поэтому все эти ошибки, многократно продублированные и приумноженные, поступают в кадастровые органы для формирования сведений учета о существующих объектах недвижимости.

«Поднятая целина» краевого центра

Разбирательство с помещениями и домами затянулось, а муниципальные чиновники не спали. С неиссякаемым задором они обрушили на жильцов новый вал административного маразма и перекрыли подъезд к дому очередным шедевром точечной застройки.

Понятное дело, по их логике, поскольку в кадастре нет участка дома, простоявшего почти полвека, то и существующий подъезд к дому тоже излишен.

Но все это цветочки. Теперь о ягодках и запретных плодах.

Пока жильцы глотали пыль в судах и архивах, местные власти подготовили им еще один сюрприз. Можно сказать, контрольный выстрел.

Полагаю, кому-то очень сильно хотелось освоить федеральные деньги (выделяемые в то время на капремонт домов) и заодно урвать еще и кусок земли из чужой собственности.

Обычно это делается для строительства очередных точечных объектов или, скажем, для прокладки коммуникаций к ним. Под эти корыстные планы была разработана и применена «обходная» технология, которая нашла широкое применение и в крае. Суть ее в следующем.

В качестве примера возьмем уже знакомый многострадальный дом 283. Изначально площадь участка в соответствии с постановлением горисполкома составила 6700 квадратных метров.

Эта площадь закреплена выполненным землеотводом на местности, отражена в техпаспорте БТИ и даже в государственном свидетельстве о праве на землю, выданном еще в семидесятых годах прошлого века.

Но органам местного самоуправства это «фиолетово». Они решили перемежевывать давно распределенные территории города, к тому же еще и за счет федеральных средств. После манипуляций властей осталось всего 1300 квадратных метров. Обрезали так, что даже входы в дом оказались на чужой территории.

Замечу, что в законе указано лишь о возможности увеличения участка (при десятипроцентном ограничении). О возможности же пятикратного уменьшения действующего землеотвода, да еще и без обязательного согласия на это действо всех собственников, там ничего не говорится.

Что удивительно, никто не заставлял местных деятелей тратить огромные средства на дорогостоящие геодезические работы, с так называемым уточнением границ участков, да еще с обрезанием территории по самые стены многоквартирных домов.

Причем без ведома жителей и в ущерб их интересам. От них требовалось лишь найти все документы, исправить свои же ошибки и передать проверенные сведения по ранее учтенным объектам в кадастровые службы.

Собственно, а какова же цена столь алчных действий органов местного самоуправления? Пусть говорят цифры.

Жильцы потеряли примерно полгектара земли. Для них это огромная потеря. Кадастровая стоимость земли, отнятой у жителей данного дома, составляет около двадцати пяти миллионов рублей даже после двукратного снижения размера этой стоимости при переоценке в 2015 году. Это больше, чем собственникам помещений удастся собрать на капитальный ремонт всего дома за тридцать лет нововведенных поборов, если очередь до этого ремонта вообще когда-нибудь дойдет.

Кого же благодарить за столь трогательную заботу? Как и везде по Ленинскому району, главными виновниками всей этой истории являются комитет градостроительства города и администрация района, которую возглавлял в то время А. Джатдоев.

Мутная вода и конфликт интересов

Есть два полярных подхода к решению вполне типичной местной проблемы. Первый исходит от жителей.

Если участок выделен законно, в соответствии с официальными решениями, отведен в натуре в установленном тогда порядке, даже имеет государственные правоустанавливающие документы, значит, и размеры участка и права на него абсолютно обоснованы и незыблемы. А все остальное - это всего лишь технические процедуры вспомогательного характера.

Второй подход используют органы власти и кадастровые службы. Суть их в том, что если границы участка нарисованы заново, будто участок только сегодня нарезали из бесхозной целины, то на все остальные документы можно наплевать. В том числе и на прямые нормы законов и постановлений правительства о том, что ранее действовавшие землеотводы пересмотру не подлежат.

Ну а дальше – своя рука владыка. На месте давно существующих участков оставляют маленькое пятно, считая это первичным формированием новых. Стало быть, остальная земля изначальных участков от стен домов, по мнению властей, уже не принадлежит жителям.

Не принадлежит фактически незаконно изъятая земля и государству, поскольку рисование новых границ для отрезанного участка никак не может отменить более ранние правовые документы на остальную его часть. Эта отрезанная земля становится ничейной. То есть при нехитрых манипуляциях с ней снова можно делать все что вздумается.

Кто первый встал — того и тапки

Вот здесь и начинается непримиримое противостояние. Пока одни будут пытаться доказать свою правоту (конечно, если вообще узнают об этих безобразиях до истечения трехлетнего срока исковой давности), другие, тем временем, используя принцип «кто первый встал - того и тапки», времени зря не теряют.

Активно применяя административный ресурс, должностные лица обеспечивают зеленую улицу реализации фактически преступных схем межевания с целью последующего «отжима» территорий многоквартирных домов, как и прочих не защищенных от захвата территорий.

Размежеванные таким образом «целинные» земли, которые ранее все-таки были уже предоставлены и имеют законных владельцев, ставятся на кадастровый учет с новыми адресами и новым назначением. Затем пять лет, как позволяет закон, документы «отлеживаются».

Потом участок обретает нового владельца, а у жителей под носом, на их же земле, появляется очередной коммерческий новострой со всеми вытекающими радостями.

Фактически в любом квартале можно найти массу подобных примеров. Единичны скорее примеры того, где, наоборот, все сделано корректно.

Многолетние призывы к властям всех уровней навести порядок в этих «чудесах» смекалки не привели ни к чему. Никто не обратил свои начальственные взоры (в том числе и прокурорские) на бездну нарушений прав огромного количества людей, даже не подумал как-то во всем этом разобраться.

Когда подобная практика применяется массово, становится фантастическим и суммарный размер ущерба, нанесенного непосредственно гражданам. Тут и залоговые аукционы чубайсовской эпохи покажутся детскими играми.

Даже вице-премьер Ю. Трутнев при реализации нашумевшего проекта о выделении дальневосточного гектара признался, что никогда не сталкивался с проблемой более сложной, чем существующая кадастровая неразбериха.

Владимир ВОЛКОВ,
член Союза журналистов России
Ставрополь
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

Так что- даже ветераны спецслужб- жители этого дома не смогли разрулить ситуацию ? А что же делать простым жителям города? А спрашивать- кто за это ответит- вообще- бесполезно?

Leonid (не проверено)
Аватар пользователя Leonid

Все в доле. Деньги и безнаказанность.

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

Вот все говорят- "деньги , безнаказанность", но - если б жители проявили активность, проверяли регулярно хоть раз в год документацию на свои дома на предмет соответствия действительному положению дел- злоупотреблений бы не было. А то - досидятся - пока все сроки давности пройдут. Тот метод , описанный здесь, видимо- существовал давно. Лет 8 назад в дачном массиве под Ставрополем так же меняли номера участков- и мой сосед тогда удивлялся- как это так- 20 лет наши участки по номерам фактически находились рядом, а теперь его номер с его фамилией- на окраине массива!И было больше половины таких.

Добавить комментарий