Поиск на сайте

 

 

120 лет назад на Новый год губернский город Ставрополь связали с железными дорогами России

«Пароходный дилижанец» в пути

Ждали этого события не одно десятилетие, ведь первый рельсовый путь был проложен в нашей стране еще 60 годами раньше - в 1837-м. У этих двух событий непростая и любопытная история.

Скорость всегда привлекала человечество. Мечты о ней воплощены в народном фольклоре: ковер-самолет, сапоги-скороходы, птица-тройка. Ощущением полета стало для первых пассажиров и первое передвижение «по рельсам чугунным» со скоростью почти 30 км в час.

Заканчивался октябрь 1837 года. Публику, собравшуюся на перроне близ Петербурга, ожидало невиданное зрелище. В сторону Царского Села отправлялся «пароходный дилижанец». В 12:30 дважды ударил колокол, протяжно прозвучал свисток окутанного паром «железного коня», получившего прозвище «проворный», и первый поезд отправился в пробный рейс с самыми отчаянными пассажирами.

Официальное открытие Царскосельской железной (в то время чугунной) дороги состоялось через месяц с торжественным молебном в присутствии членов царской семьи. Потрясенные газетчики писали на страницах «Санкт-Петербургских ведомостей»: «Какая же сила несет эти огромные экипажи с быстротой ветра в пустыне, уничтожает пространство, поглощает время? Эта сила - ум человеческий!»

По болотам, косогорам и холмам

Трудно было переключиться от привычных слов «карета», «дилижанс», «обоз» на «поезд», «паровоз», «вагон». Это новшество пришло из Англии и Германии, где еще в XV-XVI веках в шахтах и рудниках по деревянным рельсам перемещались вагонетки с деревянными колесами. Спустя два столетия деревянные колеи стали заменяться железными рельсами.

Первые наземные пассажирские перевозки «конкой» были осуществлены в 1807 году в Уэльсе. И только в 1825-м Д. Стефенсону пришла идея соединить рельсы и пар. Новый способ перевозки был настолько впечатляющим, что наша такая неповоротливая к прогрессу страна встала вровень с Англией по перевозке грузов через семь лет (1832 год), а пассажиров - через 12!

У этого феномена есть свои российские особенности: огромные расстояния, сырье в достатке и, главное, царская воля. Первыми выгоду от железнодорожных перевозок поняли уральские горнозаводчики Демидовы и на собственные средства наладили выпуск паровозов. А царь Николай I увидел преимущества нового транспорта, когда его убедили в возможности быстрой переброски войск и военных грузов.

В 1842 году Николай I подписал указ о постройке 600-километровой дороги, первой в то время крупнейшей в мире магистрали Петербург - Москва. Он собственноручно линейкой проложил по карте ее колею, прямую как стрела. Проектировщики и строители нового пути вынуждены были прокладывать его через болота, кочки, косогоры и холмы.

Стальные рельсы у Града Креста

А что происходило на юге России? Как в свое время Ставропольская крепость утратила свое оборонительное значение, так и город долгое время оставался в стороне от сети железных дорог. Уже Владикавказ, Екатерино-град, Новороссийск стали железнодорожными узлами, а Ставрополь все ждал своего часа.

И этот час наступил с появлением губернатора-энтузиаста Николая Никифораки. Он и прежде, будучи начальником Черноморского округа, занимался прокладкой железной дороги. А получив в 1887 году назначение  на Ставрополье, Никифораки и тут взялся за строительство железных дорог.

На решение грандиозной задачи ушло несколько лет. Для частного капитала важна была постоянная прибыль, а курорты, как правило, посещались в сезон. И все же в мае 1894 года первый пассажирский поезд в составе четырех вагонов проследовал до Кисловодска.

А через год заработала новая ветка железной дороги - от станции Кавказская до Пелагиады. Прошло еще два года, прежде чем стальные рельсы дошли до Ставрополя. Этот небольшой отрезок пути оказался очень сложным инженерным сооружением, с высокой насыпью и одноколейной трассой.

Одновременно с подъездными путями шло строительство вокзала и станционных строений. Вокзал по проекту архитекторов М. Бжезицкого и С. Лазарева напоминал средневековый замок – настоящий страж Града Креста.

«Вокзал» в Центральном парке

Кстати, довольно любопытно происхождение привычного нам слова «вокзал». Поскольку сама техническая новинка пришла с Запада, то и названия, с ней связанные, пришли в наш лексикон из европейских языков: депо, вагон, багаж – французские, пакгауз, шлагбаум – немецкие, а вокзал – английское.

В 1661 году в небольшом городке Ламбет близ Лондона появился парк с эстрадой, где для гуляющей публики давались концерты и представления. Владелицей парка была предприимчивая леди Джейн Вокс. От ее имени и произошло название места увеселений – «Воксхолл».

Петр I, побывав в этом парке, решил устроить в парковой зоне Петрограда нечто подобное, и местечко получило название «воксал». В 1838 году был открыт знаменитый «воксал» в Павловском парке, примыкающий к железнодорожному полотну: на него и перекинулось иностранное словцо.

Любопытна находка ставропольских архивистов и краеведов, которые обнаружили, что в Ставрополе имелся свой «воксхолл». На сохранившемся плане Воронцовской рощи (ныне Центральный парк) за 1857 год под таким названием значится каменный дом купца Карапета Тумасова, что стоял рядом с главной аллеей городского парка.

Цесаревич на постройке Транссиба

Сегодня железная дорога - сложнейший комплекс, оснащенный радиосвязью, телевидением, Интернетом. Правда, почти неизменной осталась скорость наших поездов. Зато мы можем гордиться протяженностью железных дорог. Она равняется 85,2 тысячи километров. Впечатляет!

Мы умеем строить в самых северных широтах в условиях вечной мерзлоты. Таковы участки знаменитой комсомольской стройки 70-80-х годов - Байкало-Амурской магистрали.

Самая длинная стальная дорога на планете - Транссибирская магистраль, или Великий Сибирский путь. Эта мощная железнодорожная ветвь протянулась почти на 7 тысяч километров, соединив Челябинск с Владивостоком.

В нынешнем году Транссиб отмечает вековой юбилей: работы на нем были завершены в 1916-м, а начаты на четверть века раньше. Любопытно, что первую тачку земли под будущее полотно во Владивостоке ссыпал  наследник престола Николай Александрович. В 1891 году цесаревич  возглавил  комитет по строительству Транссибирской магистрали и сохранил эту почетную должность, став царем, до ее завершения.

Прогресс стучит в наши ворота

И еще об одной победе человеческого разума в освоении пространства и скорости хотелось бы напомнить. Сто лет назад Ставрополь обрел выход к Черному морю благодаря строительству Туапсинской железнодорожной ветки. При ее сооружении потребовалась передовая инженерная мысль и огромные финансовые затраты.

Достаточно сказать, что каждая верста до Армавира обошлась государству в 80 тысяч рублей серебром, а три моста, в том числе Немецкий в районе Мамайского леса, до сих пор удивляют грандиозностью.

Но что за сто лет не разрушила природная стихия, разрушила стихия людская в революционные годы...

Хочется верить, что XXI век удивит нас достижениями научно-технической мысли. Пока повезло нашим соседям на Кубани в связи с Олимпиадой-2014 в Сочи.

Прогресс неумолимо стучит и в нашу курортную зону. И, может быть, не придется ждать полвека, как это было 120 лет назад?

Тамара КАМАЛОВА
Ставрополь


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий