Поиск на сайте

 

 

Ставропольские чиновники признаны одними из лучших в России. Но они проигрывают по качеству взаимодействия с населением
 
 
Недавно Высшая школа экономики (ВШЭ) провела всероссийское исследование, посвященное качеству госуправления в регионах страны. В нем приняли участие 80 субъектов Федерации. В итоге оказалось, что успешнее всего чиновники работают в Чувашии, Ростове и Белгороде. Ставрополье в этой табели заняло почетное 10-е место. Корреспондент «Открытой» беседует с одним из соавторов исследования, научным сотрудником Института проблем государственного и муниципального управления Высшей школы экономики (Москва) Марией ГИНТОВОЙ.
 
 
– Мария Александровна, как родилась идея провести такое исследование?
– Как вы знаете, уже два года в России идет административная реформа, рассчитанная на период до 2008 года. Ее конечная цель – повысить качество госуправления. Но, к сожалению, до последнего времени не существовало критериев, чтобы объективно оценить ход реформы. И вот в конце прошлого года Минэкономики РФ обратилось в наш институт с просьбой разработать систему таких критериев. И не просто разработать, а применить на практике – провести это исследование.
Сразу скажу, что наша методика была нацелена на будущие изменения, а не на отбор «плохих» или «хороших» губернаторов. Кроме того, все внимание мы сфокусировали на административной реформе и лишь частично отражали итоги других реформ (бюджетной, муниципальной, госслужбы). Но скоро у нас стартует уже второе исследование, расширенное, в котором мы постараемся отразить элементы и этих реформ; а также те новшества, которые привнесла в бюрократию целевая программа «Электронная Россия».
– Ваш проект финансировало Минэкономики, то есть, по сути, государство само оценивало свою же эффективность. Насколько такому исследованию можно доверять? Ведь на Западе подобные рейтинги оплачивают исключительно частные фонды.
– Здесь проблема даже не в финансировании, а в получении информации. Мы направили запросы во все 88 регионов страны, из них 19 вообще не ответили. Как вы думаете, охотно ли администрации регионов предоставят информацию независимым исследователям, если некоторые даже на запрос министерства не отреагировали?
– Но что им скрывать?
– Думаю, здесь дело скорее в настороженном отношении к чему-то новому, в чиновничьей инертности, а вовсе не в желании скрыть информацию. 
– По каким критериям вы оценивали регионы?
– Всего мы использовали 16 критериев, разделенных на три блока, которые условно названы «Ориентированность на результат», «Внутренняя организация» и «Взаимодействие с потребителями госуслуг». То есть мы оценивали, насколько четко власть ставит перед собой цели, как эти цели достигает и, наконец, комфортно ли взаимодействовать с этой властью простым гражданам.
– Почему вы не использовали системы критериев, которые созданы и успешно работают на Западе? Вам не кажется, что пришлось изобретать велосипед?
– Могу вам пояснить на конкретном примере. Есть Канада, в которой гражданин и не гражданин может получить 60% государственных услуг в Интернете или с мобильника (именно получить результат, то есть записаться на сдачу экзамена на права, подать заявление на регистрацию брака, фирму зарегистрировать, получить социальное пособие). Если услуга посложнее, то ему надо проехать не более 30 минут на машине (у них такой критерий работы гос-управления) до one-stop-shop (это английский перевод нашего чиновничьего «одного окна»), где он получит госуслугу максимально быстро.
Причем все равно, какие уровни власти участвуют в ее предоставлении: федеральные, провинциальные, местные. И гражданина, потребителя услуг, это тоже не волнует – он просто получает результат. И так устроена система госуправления во многих западных странах. То есть специфика работы чиновника в той же Канаде и России различна, поэтому и унифицированных критериев оценки быть не может.
– Ваше исследование уже нашло какое-то практическое применение?
– Да, около 10 регионов страны включили в свои планы проведения административной реформы вычисленные нами показатели. Думаю, в следующем году, когда мы завершим второе исследование, таких регионов станет еще больше.
– Ставропольский край попал в десятку лучших регионов. И по каким же из предложенных вами 16-ти критериев мы столь явные лидеры в России?
– В том-то и дело, что ни по одному из критериев вы далеко не лидеры – а, скорее, крепкие середнячки. По разным позициям вы показали неплохие результаты, и в целом оказались на такой хорошей позиции.
Главный плюс Ставрополья – то, что ваша система госуправления ориентирована на результат. Что это значит? Во многих краевых органах власти и подведомственных им организациях созданы четкие показатели результативности, утверждены регламенты и планы работ. В то же время ваши чиновники сильно проигрывают по качеству взаимодействия с населением.
– Интересно, существуют ли на Ставрополье какие-то ноу-хау в сфере госуправления?
– Скорее, нет.
– А в других регионах?
– Больше всего таких, как вы сказали, ноу-хау в Чувашии. Там, если чиновник не выполняет стандарты оформления документов, обработки заявок и приема посетителей, то его лишат премии, которая составляет до 40% от зарплаты. А если он, не дай бог, нахамит посетителю, то его и вовсе оштрафуют на 10% от зарплаты. Скажем, доходы министра здравоохранения Чувашии напрямую зависят от показателей заболеваемости и смертности в республике.
– На ваш взгляд, существует ли принципиальная разница в стиле государственного управления в различных регионах?
– Зависимости между местонахождением региона и качеством, а также стилем госуправления нет. В первой десятке нашего рейтинга – регионы изо всех семи федеральных округов. В каждом округе есть свои явные лидеры и аутсайдеры. Исключение, пожалуй, лишь Дальний Восток: здесь низкие оценки показали все регионы, разве что кроме Приморского края.
– А в ЮФО?
– Здесь тоже сильный разброс. Самые «продвинутые» регионы Юга – Ростовская и Астраханская области и Ставрополье, они вошли в первую десятку. Скажем, в Ростовской области, как и в вашем регионе, сделан акцент на управлении по результатам – но там намного выше качество взаимодействия с потребителями госуслуг. А вот национальные республики (Дагестан, Ингушетия, Адыгея, КБР и КЧР) оказались в нижней трети рейтинга.
– Удивительно, в хвосте вашего рейтинга оказались даже Кубань, Подмосковье и Питер – регионы, где традиционно сильны позиции чиновничества. Москва у вас лишь на 31-м месте. Почему?
– Богатые регионы вроде Петербурга и Москвы почти не проявили интереса к нашему рейтингу. Например, Питер даже не участвовал в федеральном конкурсе на стимулирование административной реформы, победителям которого Минэкономики РФ выделило серьезные денежные субсидии. Да, в Москве и Петербурге народ живет побогаче, чем в остальной стране. Но, с другой стороны, чиновники здесь больше развращены коррупцией, уделяют меньше внимания простым гражданам, да и чиновные зарплаты не зависят от конечного результата.
В столице во многих ведомствах давно внедрен принцип «одного окна», и услуга эта бесплатная. Но гражданину от этого не легче: в московском «одном окне» лишь рассказывают, как оформить документ, а сбором справок и их согласованием надо заниматься самому. А, скажем, в Белгородской области, которая в нашем рейтинге на 3-м месте, все с точностью до наоборот: официально заплатил клерку из службы «одного окна» тысячу рублей – а сбор и согласование всех документов уже его головная боль. Поэтому в Белгороде, например, регистрация прав собственности занимает 2-3 месяца, а в остальной России – 5-7 месяцев.
– Высокий рейтинг Ставрополья вызвал в нашем крае, в том числе и в экспертной среде, легкое недоумение. Вроде бы на бумаге мы круче всех, а на деле жизнь людей не улучшается и количество жалоб населения на органы власти едва ли не самое высокое в ЮФО. Почему так? Наука слишком далека от реальности?
– Ставрополье показало себя хорошо по критериям «Ориентированность на результат» и «Внутренняя эффективность работы госвласти», но для простого человека они, скажем так, малозаметны. А именно качество взаимодействия с гражданами – главный минус в вашем регионе, который необходимо срочно исправлять.
Вообще, по нашим наблюдениям, однозначной зависимости между качеством госуправления и уровнем жизни в регионе нет. Нужно понимать, что даже написанное и утвержденное не всегда исполняется. Поэтому мы и говорим, что каждый рейтинг субъективен, и наш не без этого. Если сравнивать бедные и богатые регионы, то понятно, у кого будет выше валовой продукт – и дело здесь даже не в работе чиновников. Хотя, теоретически, со временем качество управления должно перейти в количество – подхлестнуть рост экономики. Но как, когда и почему это случится, трудно предугадать.
 
 
Беседовал Антон ЧАБЛИН


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий