Поиск на сайте

 

Учёные СГУ придумывают рецепт, как одолеть шовинизм на Юге России

 

В издательстве Южного научного центра РАН вышла монография «Этнополитические процессы на Юге России: от локальных к блоковым конфликтам». Ее авторы – сотрудники Института социально-экономических и гуманитарных исследований (ИСЭГИ), работающего на базе Ставропольского госуниверситета, – проводят анализ самых масштабных межэтнических конфликтов Юга России последних лет.

 к

Граница миров
Авторы монографии отмечают, что за последнее десятилетие изменились сами причины таких конфликтов. В 90-е годы на Кавказе доминировала тенденция «усиления» этнической идентичности. Стараниями политиков и ученых, вольно трактующих историю, создавались опасные мифы. Например, карачаевские, ингушские и осетинские историки наперебой доказывали, что именно их этнос является потомком древних алан – великого народа начала нашей эры.
Однако с началом 2000-х годов исторические притязания этносов постепенно уступили место сугубо экономическим причинам конфликтов. А на те «наслаивались» еще и религиозные противоречия (яркий пример – псевдогосударство террористов «имарат Кавказ», которое строится по религиозному, а не этническому принципу).
Причем, как справедливо отмечают авторы монографии, «исламский ренессанс» активно финансируется из-за рубежа, оттуда же идет «подпитка» и этнических сепаратистских движений.
Арабские эмиссары «давят» на больные мозоли – и старые, и свежие. Это, в частности, неопределенность границ между Чечней и Ингушетией, территориальный спор Ингушетии и Северной Осетии вокруг Пригородного района, поселенческие проблемы чеченцев-аккинцев в Новолакском районе Дагестана, разделенность ряда кавказских народов – осетин, лезгин, ногайцев и многие другие.
Учитывая все это, авторы монографии вполне ожидаемо критикуют федеральные власти за решение о создании СКФО. По сути, этим решением Москва перечеркивает собственные успехи по интеграции кавказского общества в единую российскую «семью народов». Выходит, теперь есть «южане» – полноценные граждане России, а есть отмежеванные от них «кавказцы». Согласитесь, слишком большая цена за то, чтобы продемонстрировать Кавказу готовность «прицельно» заниматься его проблемами.

 

Молитвы кровавым богам
Изменение политической карты Юга России повлекло появление нового типа социальных конфликтов, которые авторы монографии предлагают называть «блоковыми». Сценарий типичен: в небольшом муниципалитете давно тлеет противоречие между старожилами и приезжими, и вдруг после случайной искры местное сообщество взрывается.
Одним из первых «блоковых» конфликтов, по мнению авторов книги, стали события в селе Кендже-Кулак Туркменского района Ставрополья в январе 2001 года, где стенка на стенку сошлись туркмены и русские. Поводом послужила бытовая ссора в местном кафе, а финалом конфликта оказались свежие гробы и омоновские кордоны вокруг села.
С каждым годом география подобных конфликтов ширилась – от Анапы, где в 2002 году казаки разгромили армянское село, до села Таргиз Иркутской области, откуда в 2006 году местные изгнали нелегалов-китайцев. Хотя, как правило, информация о таких погромах не выходила за пределы одного региона – федеральная пресса упорно молчала, словно бы отрицая сам факт существования этой проблемы в масштабах страны.
Всколыхнули всю Россию лишь события в селе Яндыки Астраханской области в августе 2005 года (русские и калмыки с одной стороны и чеченцы с другой). Следом громыхнуло в Сальске и карельской Кондопоге, название которой стало нарицательным (недаром трагические события мая-июня 2007 года в краевой столице получили название «Ставропога»).
Причем, похоже, ширится не только география, но и масштаб конфликтов. Например, летом 2009 года после массовой драки ногайцев и даргинцев в селе Иргаклы волна протестов прокатилась почти по всему востоку Ставрополья, массовые сходы прошли в дюжине аулов...

 

Зубы дракона
Что же такое «блоковый» конфликт, по мнению авторов монографии? Поводом может послужить любая «искра». Например, если в Зеленокумске в ноябре прошлого года местные казаки вступились за 14-летнюю девушку, которую пытались изнасиловать приезжие чеченцы, то в Моздоке в нынешнем мае поножовщину русских и ингушей спровоцировало то, что две машины не смогли разъехаться на дороге.
Затем происходит стихийная мобилизация «местных» (как правило, русских, реже – татар, удмуртов, калмыков), которые идут громить «пришлых» (в основном выходцев с Кавказа: чеченцев, даргинцев, армян, азербайджанцев), а затем, поостыв, требуют от властей их полного выселения.
Истинными же причинами являются, говоря научным языком, «конфликт идентичностей» между старожильческим населением и «понаехавшими» (они молятся разным богам) и «конфликт интересов» (переселенцы отбирают у «аборигенов» работу или землю).
Прибавьте к этому системные просчеты власти, которая разучилась говорить с обществом на понятном языке. Чиновники обычно демонстрируют полную апатию и безволие в попытках урегулировать зарождающийся конфликт. Чаще всего это проявляется тем, что власти держат от общества глухую оборону и наотрез отрицают межэтническую природу конфликтов, пытаясь свести всё к «бытовухе».
Вот примеры. В апреле 2008 года, в день рождения Гитлера (праздник русских неонацистов), в Северо-Западном микрорайоне Ставрополя с перерывом на пару часов произошли нападения на молодых кавказцев. Почерк нападавших был абсолютно одинаков, однако власти успокаивали: мол, никакой связи между преступлениями нет. Год спустя, после двойного убийства в Ставрополе молодых грека и даргинца, из уст чиновников звучали те же «заклинания»: ничего общего между нападениями нет.
Столь очевидное лицемерие властей лишь раздражает население. Но главное, что отсутствие достоверной информации порождает в обществе страхи, которыми питаются «стервятники»-провокаторы (в научной литературе даже появился термин «политические антрепренеры»).
Скажем, в разгар событий весны-лета 2007 года в Ставрополь пожаловали известные в неонацистской среде персоны – лидер ДПНИ Александр Белов-Поткин, его зам по идеологии Борис Смирнов и лидер Русского общенационального союза (РОНС) Игорь Артемов, чтобы провести в городе русский сход.
А серия массовых драк в Ставрополе в сентябре 2010 года, как уже установили спецслужбы, была организована одним из городских ЧОПов (чей «заказ» его бойцы отрабатывали, еще предстоит выяснить).
На фоне межэтнической напряженности обостряются и давно тлеющие конфликты внутри самой властной элиты (как было во время событий 2007 года в Ставрополе, которые вовсю «раскручивали» в свою пользу городская и краевая верхушки в преддверии думских выборов). Этим пользуется и население, вслух высказывающее свое истинное отношение к дискредитировавшей себя власти.
Жаль только, что увольнения следуют редко. Скажем, только после бойни в Иргаклах в отставку был отправлен засидевшийся руководитель комитета по делам молодежи Сергей Калашников (впрочем, вскоре «всплывший» у руля взрывоопасного Курского района).

 

Прыжок в вечность
Как отмечают ученые, ответственность за межэтнические конфликты, пожарами вспыхивающие по всему Ставрополью, полностью лежит на властях. Из рук вон плохо поставлена работа с информационным полем. Скажем, власти края практически не используют преимущества sms-рассылок, которые позволили бы оперативно оповещать молодежь о важных событиях, развеивая опасные слухи.
Ужасная ситуация с районной прессой, которую исследователи уничижительно назвали «справочно-циркулярной», – сплошные пресс-релизы да отчеты чиновников. При этом аж до 2015 года отложено создание краевого молодежного телевидения – наверное, денег нет. Отсутствует в крае база данных диаспор, мест компактного проживания национальных меньшинств, демографической и миграционной ситуации (хотя такие базы давно созданы во многих соседних регионах).
Впрочем, авторы исследования видят и некий позитив, полагая, что ставропольские чиновники постепенно учатся на собственных ошибках. Ведь удалось же избежать массовых антикавказских выступлений после теракта в Ставрополе в мае прошлого года, когда ингушские террористы взорвали бомбу перед концертом ансамбля «Вайнах».
Однако сжатой пружину долго удерживать не удается – уже в конце года снова полыхнули Ставрополь (серия массовых драк, один погибший), Зеленокумск, Степное, в этом году выходцы из края «засветились» в погромах в Моздоке и Южно-Сухокумске.
Очевидно, что распутать весь этот клубок проблем можно только сообща. Поэтому в финале книги ее авторы предлагают создать на Северном Кавказе единую службу мониторинга конфликтов, которая объединила бы ученых, журналистов и практических политиков из разных регионов. Откликнется ли полпредство на это предложение – лакмусовая бумажка всей системы госуправления на Юге России.

 

Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой»

 

Хроника ненависти

 

По просьбе «Открытой» газеты в краевой прокуратуре обобщены итоги борьбы с экстремизмом на Ставрополье с начала 2007 года. Итак, за четыре с половиной года в крае возбуждено 25 уголовных дел по преступлениям экстремистской направленности. Из них судами рассмотрено 15 дел в отношении 41 лица, все они осуждены (не было ни одного оправдательного приговора). Кроме того, благодаря ставропольской прокуратуре на 8 пунктов пополнился федеральный «Список экстремистских материалов» (сайтов, книг, листовок и т.д.). 

 

Февраль 2007 года. В Новоалександровске после убийства казачьего атамана прошли антикавказские погромы.
Май-июнь 2007 года. В Ставрополе произошли массовые драки кавказской и русской молодежи, в одной из которых убит чеченский юноша. Спустя несколько дней неизвестными зарезаны двое русских студентов, что спровоцировало антикавказские выступления.
Ноябрь 2007 года. В Ставрополе группой неонацистов убит азербайджанец.
Декабрь 2007 года. В Ставрополе произошла массовая драка кавказской и русской молодежи.
Апрель 2008 года. В день рождения Гитлера в Ставрополе неонацисты совершили два нападения на азербайджанца, ингуша и чеченца, последний от полученных колотых ран скончался.
Декабрь 2008 года. В Невинномысске неонацисты обстреляли из травматического оружия делегацию спортсменов-борцов из северокавказских республик.
Май 2009 года. В Георгиевске группа неонацистов устроила на центральной улице массовый погром, в котором пострадали двое русских и армянин.
Июнь 2009 года. В селе Иргаклы произошла массовая драка между ногайцами и даргинцами, затем в ауле Кара-Тюбе неизвестными избиты несколько ногайцев, массовая межэтническая драка произошла в ауле Каясула.
Август 2009 года. В селе Пелагиада произошла массовая драка русских и даргинцев, один из даргинцев был убит.
Июнь-июль 2010 года. В городах Кавминвод неизвестными сожжены десятки автомашин с госномерами республик Северного Кавказа.
Март 2010 года. В селе Большая Джалга произошла массовая драка между русскими и даргинцами.
Сентябрь 2010 года. В кафе Ставрополя произошло несколько массовых драк русской и кавказской молодежи, погиб русский.
Ноябрь 2010 года. В Зеленокумске произошла массовая драка русских и чеченцев.
Декабрь 2010 года. В селе Степном произошла массовая драка казаков и даргинцев.
Май 2011 года. В Моздоке произошла массовая драка русских (приехавших со Ставрополья) и местных осетин, один русский погиб.
 

 

bumbuk10 августа 2012, 15:04

СУДЯ ПО ПОСЛЕДНИМ СОБЫТИЯМ ПОЛАГАЮ ЧТО ВЛАСТИ НЕ ВОЗРАЖАЮТ ПРОТИВ ИСТРЕБЛЕНИЯ ВЫТЕСНЕНИЯ СЛАВЯНСКОГО НАРОДА.. ЕСЛИ Я НЕ ПРАВ ТО ПРИВЕДИТЕ ДОВОДЫ НАРОДУ СЛАВЯНСКОМУ ЧТО ОН НУЖЕН ГОСУДАРСТВУ

ALANROSS10 марта 2012, 19:22

ПОЛОГАЮ КРЕМЛЁВСКИЕ КРЫСЫ ЗАНЯТЫ СВОЕЙ КОРМУШКОЙ.ПОЭТОМУ УДЕЛЯЮТ ВНИМАНИЕ КОГДА УЖЕ ПЕТУХ В ЖОПУ КЛЮНЕТ.

Александр Зубенко03 августа 2011, 15:19

Антон! Я прочел ваши размышления. Занимаюсь сходной проблематикой. Я ваш коллега из КБР. Как можно достать эту книгу? У нас такие исследования не проводятся. Удивительное единодушие "экспертного сообщества" и власти в том, что "все хорошо прекрасная маркиза". С уважением Александр

 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях