Поиск на сайте

 

 

Как русский драматург превратился в венгерского классика

 

Как известно, Антон Павлович Чехов был большим охотником до розыгрышей и шуток. По словам А. Амфитеатрова, сотрудничавшего вместе с ним в юмористических журналах «Будильник» и «Осколки», «его молодой талант играл как шампанское тысячами искр».

Обладая незаурядным талантом имитации, Чехов умел писать «на всякие меры, манеры и размеры». У него есть рассказы, выдаваемые за переводы с испанского, португальского, хотя переводами автор никогда не занимался. Такой «литературной шалостью» явилась и повесть «Ненужная победа», которую 22-летний Чехов сочинил на спор с редактором «Будильника» А. Курепиным.

Редактор утверждал, что русские литераторы не умеют писать легко и занимательно. Тогда Антон Чехов заявил, что берется сочинить роман не хуже переводных произведений зарубежных авторов, которых так любит читающая публика. «Из меня водевильные сюжеты прут, как нефть из бакинских недр», - писал он.

Курепин не особо верил в успех чеховской затеи и легко согласился на пари. Он поставил условия прекратить печатание романа в любой момент по своему усмотрению. Но «Ненужная победа» заинтриговала публику, и она с нетерпением ждала продолжения в очередном номере журнала.

Читатели «Будильника» принялись угадывать, кто бы мог написать повесть, так как автор назван не был. Описанные Чеховым события якобы были взяты из жизни венгерской певицы Ильки. Она поклялась отомстить надменной графине Гольдауген за то, что та ударила отца певицы хлыстом по лицу. Другим поводом для мести явилось их соперничество за любовь барона Артура фон Зайница. Чтобы стать баронессой, Ильке нужно было раздобыть миллион венгерских форинтов. Победу она одержала, но счастья это ей не принесло. Роковые страсти ее погубили.

Секрет успеха повести был не только в занимательном сюжете. Чехов сумел сымитировать стиль известного венгерского писателя Мора Йокаи. Он мастерски уловил  восторженное отношение венгерского писателя к своей стране, всему венгерскому. В уста  героев Антон Павлович вложил рассуждения, что нет таких людей, которые могли бы победить венгров в споре, что богатству венгерского языка удивляются все мудрецы, а у их быков рога в сажень длиной.

В повести налицо чеховские интонации  - от пародийности до грустной усмешки. Но читатели этого не заметили и с азартом искали имя венгерского автора. Сам Чехов понимал цену своей работы и не включил ее в собрание сочинений 90-х годов. Шутливое чеховское перо только оттачивало мастерство, легкость, занимательность и тонкий юмор.

Сам он признавался, что, заключая с редактором журнала пари и выбрав венгерскую тему, ничего о Венгрии не знал, ни с одним венгром не был знаком, по-венгерски не смыслил. Но пари Антон Павлович выиграл, и очень бы удивился, если бы, прожив дольше, узнал, что его повесть-шутка трижды экранизировалась - в 1916, 1918 и 1924 годах.

 
Тамара КАМАЛОВА
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий