Поиск на сайте

 

 

В Ессентукском горсуде решают, надо ли ребенку-колясочнику дышать свежим воздухом

 

Барби в инвалидной коляске
В нашей стране много добрых и отзывчивых людей. Без их помощи 12-летней Алине Богдановой, инвалиду-колясочнику из Ессентуков, просто не выжить.  
Но вот уже год судебные инстанции решают, сможет ли ребенок-колясочник выходить на улицу, дышать свежим воздухом. Мама Лидия Викторовна, в очередной раз  вернувшись из суда, плачет, когда встречает людей, готовых для демонстрации своего превосходства  унизить  слабого. Как будто в другую страну попадает, в другую Россию.
До полутора лет Алька, как называет девочку мама, развивалась как обычный, здоровый ребенок.  Почти в год стала ходить. Еще в роддоме обследование новорожденной показало наличие в организме генов, которые при определенных условиях могут привести к костно-мышечной дистрофии организма.
В детской поликлинике на результаты роддомовских анализов особого внимания не обратили, сказали: мол, не волнуйтесь, такие результаты встречаются часто и последствий почти не имеют. 
У Альки эти последствия начались сразу после прививки от полиомиелита. Врачи забеспокоились, уговорили маму Лидию Богданову не подавать на них в суд. Обещали бесплатную медицинскую помощь в любом учреждении страны. И правда, первых три года Альку возили  даже самолетом бесплатно. И всегда лечили за счет бюджетных квот.
И в пять лет девочка опять стала на ножки. Фотографии пятилетней Алины, гуляющей на зеленой лужайке, в доме на самом видном месте. Рядом с портретом старшей сестры, 25-летней  красавицы Юли. После окончания института Юля осталась работать в Москве, и  сейчас фактически содержит свою маму и больную сестренку.
Сегодня Алина не ходит совсем.  После  сделанной в ноябре прошлого года операции ей на полгода запрещены всякие нагрузки на позвоночник.  Она лежит на диване и не расстается с компьютером – единственной постоянной связью с внешним миром.
У Альки очень живые и любознательные глаза. Она с удовольствием общается с новыми людьми Вот и у меня сразу выяснила, какая музыка мне нравится, кто из художников любимый... Алька не просто слушает классическую музыку, она играет на фортепиано. Занималась с учителем музыки. А еще берет частные уроки английского. В Финляндии на операционном столе сама разговаривала с доктором на английском. Сестра Юля  финансирует все дополнительное образование младшей сестренки. 
Пока мы беседовали с мамой, Алька поковырялась в своем розовом ноутбуке (все как у Барби - тоже подарок сестры) и выудила информацию и обо мне, и о нашей газете. А потом засыпала меня вопросами: какой у нас тираж, где мы печатаемся, сколько человек в редакции, кто и как нам делает дизайн и верстку. Очень внимательно отбирала для публикации свою фотографию. 
 
 

Люди добрые, или дорога к солнцу
Три года - срок исковой давности - истекли,  и о бесплатном лечении в семье забыли. С тех пор  все  операции, консультации столичных и заграничных медиков   только за деньги. А их на все не хватает. Хорошо, вокруг много добрых людей.
Ремонт в квартире помогла сделать матушка Варвара, настоятельница Свято-Георгиевского женского монастыря в Ессентуках. И средства церковь выделила, и рабочую бригаду. И друзья семьи помогли, кто чем мог, сестра Юля материально поучаствовала. А на время ремонта матушка Варвара приютила маму с дочкой в епархиальной гостинице.
Вообще у Альки немало настоящих друзей – например Георгий Козьменко из Кисловодска. Он увидел Альку по телевизору, стал приезжать и помогать  ребенку и маме. Об этой болезни он знает не понаслышке, от этого недуга у него умер брат. А у Альки вместе с новым другом появились синтезатор, ксерокс, телевизор и большой компьютер.
Часто бывают Богдановы в гостях у  дружной приемной семьи Устимовых, которые живут в Подкумке. С этой семьей их познакомила матушка Варвара.  Своих детей у Устиновых двое, мальчишки уже выросли,   приемных - семеро. Две старшие девочки учатся  в вузах,  младшие – второклашки.   Мама – Татьяна Викторовна Устимова - педагог от Бога.  Умудряется кроме работы по дому еще и в подкумской школе преподавать, ведь в поселке катастрофически не хватает учителей.
Без помощи всех добрых людей Альку бы не прооперировали в прошлом году в Финляндии. Номер счета для помощи девочке разместили тогда в Интернете.  Среди перечисливших на него личные деньги был и полпред Александр Хлопонин.
Бывший Юлин начальник, хозяин автосалона в Москве, перечислил на ее счет для Альки 1 млн. 700 тысяч рублей. Этих денег хватило и на операцию, и на новую инвалидную коляску.
Алька, перечислив своих друзей, заверила, что все они достойны отдельных статей в газете.
До последнего времени на администрацию Ессентуков было грех жаловаться. Город  купил  для девочки специальный тренажер за 40 тысяч, при помощи него она могла хоть на время побыть в вертикальном положении.
Пять лет назад построили для Алины пандус у дома, чтобы у девочки появилась возможность выезжать во двор на инвалидной коляске. До этого  ее хрупкая мама вначале выносила на улицу инвалидную коляску, а потом по длинному общежитскому коридору на руках выносила Альку.
Когда девочка подросла, пандус стал единственной для нее дорогой  к внешнему миру.
Благодарна Лидия Викторовна и за инвалидную машину, без нее невозможно было возить Альку на бесконечные консультации к врачам в Ставрополь, Пятигорск. Но Алька весит уже около сорока килограммов, и Лидии Викторовне сложно  без посторонней помощи ее просто пересадить из инвалидной коляски в машину и обратно.
И она решилась самостоятельно построить маленький гаражик для «Оки» рядом с  построенным пандусом,  чтобы девочка, съезжая по нему на коляске, сразу могла попасть в машину. Только вот администрацию об этом не известила.

 

И это «интеллигенты»? не заблуждайтесь!
Дом по улице Яснополянской, 27, где живет Алина Богданова, когда-то был общежитием геологов. Все соседи жили как одна дружная семья. Даже когда времена стали меняться, дух добрососедства в бывшем общежитии сохранялся еще долго. Лидия Богданова с Алькой раньше всегда вместе гуляли во дворе с внуками Эммы Николаевны Кищик.
Лидия Викторовна помогала семье карабахских беженцев  Матевосян, в трудные для них времена отдавала детям имеющиеся в доме лекарства, ставила уколы.
А соседка со второго этажа, беженка из Тбилиси Соня Алиханова, даже оставляла ключи от квартиры, когда уходила  по делам. Дома оставался ее больной муж, она была спокойна, знала: если что случится, ему на помощь прибежит соседка. Сейчас дедушка уже умер, а его жена Алиханова оказалась среди тех, кто подписал иск в суд на снос Алинкиного пандуса.
Еще в числе подписантов были  другие «добрые» соседи – две бывшие учительницы Юн и  Волынская  и бывший (ныне пенсионер) майор милиции  Садчиков. И  это интеллигентные люди, совесть нации?
Соседский иск попал на рассмотрение Вере Даниловой. Богдановы подтвердить свою непричастность к строительству в неправильном месте  пандуса документально не могли, органы ЖКХ, проводившие эти работы, пообещали найти нужные документы только через месяц-полтора.
Богдановы уезжали на операцию в Финляндию, «добрая тетенька» судья Вера Данилова уговорила Лидию Викторовну подписать с соседями мировую - что она-де сама разберет этот пандус и перенесет его на другое место. Разбор бетонной площадки, перенос пандуса  (видимо, со строительством где-то сбоку новых бетонных оснований) требует немалых денег.
Откуда они в семье, если все имеющиеся средства тратятся на лечение? Откуда они появятся завтра, если через  полгода после операции ребенка опять нужно везти в Финляндию?
Когда после операции Лидия Богданова принесла подтверждающие строительство пандуса документы из ЖКХ, «добрая судья» посчитала их недостаточным основанием, чтобы отменить мировое соглашение. Теперь Богдановы в вышестоящих инстанциях бьются за его отмену.

 

Он рассчитывает жить вечно?!
Растерянная родительница отправилась в прокуратуру за советом, там ее поддержали. Прокуратура обратилась в суд с иском  к администрации города, обязывающим установить девочке пандус.
Ессентукский городской суд этот иск удовлетворил. Зато  не удовлетворил администрацию города.
Главный юрист администрации города  Василий Круглов, который одновременно  руководит в администрации города работой по обращениям граждан, вместо организации нормальной  социальной помощи (помочь сделать бесплатный  проект, найти спонсоров, сделать такой пандус, который бы подошел девочке и не мешал соседям) занялся судебными тяжбами – сочинил кассационную жалобу. Оказывается, строить пандусы для инвалидов – это нарушение норм материального права администрации города!!!
Выходит, живет физически здоровый юрист-чиновник Василий Круглов  в полном соответствии со строками стихотворения: «Как будто жить рассчитывает вечность, и этот мир  принадлежит ему!»
Но жизнь все же состояние мимолетное. И может быть, эта проблема девчонки-инвалида  и есть послание ессентукскому чиновничеству о приоритете ценностей, в которых человек только и делает, что путается, что-то главное недооценивая, а что-то несущественное возводя в основополагающий принцип. Как будто в другой стране живут, в другой России.

 

Елена СУСЛОВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий