Поиск на сайте

 

Пренебрегая финансовыми «мелочами», чиновники загоняют пенсионную реформу России в тупик

 

На минувшей неделе в московской инвестиционной компании ФБК состоялось заседание «Экономического клуба» по теме: «1000+1000. Пенсионные накопления: что изменит дополнительная тысяча рублей от государства». На это мероприятие были приглашены ведущие ученые России, экономические обозреватели федеральных изданий и журналист «Открытой» газеты.

 

В апреле в своем очередном послании к парламенту Владимир Путин среди прочих поднял проблему пенсий. Президент заявил: «На каждую тысячу рублей добровольного взноса гражданина на его персональный накопительный счет в Пенсионном фонде государство должно добавить еще одну тысячу рублей».

Предложение президента было встречено с воодушевлением даже в необычайно консервативном Минфине. Министерство уже опубликовало расчеты по реализации президентской инициативы. Итак, планируется, что в следующем году «добровольцев» будет 500 тысяч, а к 2018-му их число вырастет до 5 миллионов.

Новый пенсионный механизм, по задумкам Минфина, позволит решить сразу несколько проблем: уменьшит дефицит Пенсионного фонда РФ (ПФР), стимулирует финансовую активность граждан и активизирует российский фондовый рынок. То есть, на первый взгляд, перспективы блестящие.

Но участники круглого стола в ФБК мнение чиновников, увы, не разделяют. Как говорится, черт скрыт в деталях. Вот и в случае с пенсионным новшеством бюрократы не учли целый ряд мелочей, которые в итоге могут «завалить» благое начинание. Так, директор Института социальной политики Татьяна Малева задалась вопросом: откуда вообще взялась цифра 500 тысяч человек – вдруг «добровольцев» окажется меньше?

Помнится, еще в 2004 году Минфин уже выступал с начинанием: любой гражданин может добровольно направить в пенсионную «копилку» 2% от своей зарплаты – и столько же ему добавит государство. По данным соцопроса, проведенного газетой «Финансовые известия», готовы были присоединиться к такой системе лишь 4,4% взрослых россиян. Тогда государство от своей идеи отказалось.

Подвела «статистика» и при монетизации льгот. Проводя эту шоковую реформу, Минсоцздрав даже не удосужился подсчитать количество льготников в стране и объем необходимых средств. В итоге из списков получателей льгот по стране пропали сотни тысяч пенсионеров и инвалидов. А потом чиновники искренне удивлялись, почему реформа провалилась и привела к «ситцевой революции».

Заместитель директора Института социальной политики Оксана Синявская поинтересовалась: кто вообще будет собственником пенсионного взноса – государство или гражданин, ведь оба имеют равные доли (по тысяче рублей)? Вопрос непраздный, потому как именно собственник решает, куда вкладывать эти средства. Если государство – то чего же тут «добровольного»?

Поскольку чиновники до сих пор не разобрались с финансовыми механизмами реформы, то нет пока и никакой пропаганды. Татьяна Малева напомнила, как бездарно правительство России провело агитацию по поводу стартовавшей в 2002-м пенсионной реформы. Миллионы людей до сих пор в неведении, куда и как они могут вложить свои деньги. Итог – в частные пенсионные фонды и управляющие компании сегодня свои накопления принесли лишь 7% граждан (хотя структур таких – сотни). Да и само государство искусственно «давит» частников на этом рынке: в государственном ПФР пенсии налогом не облагаются, а гражданам-инвесторам частных фондов приходится платить 13% налога со своих сбережений.

Между тем именно частные фонды являются основой пенсионной системы во всех экономически развитых странах мира. Ведь государство – бездарный финансист. Средняя доходность частных фондов в России в прошлом году составила 17%, в то время как доходность государственного ПФР – лишь 5,6% при официальном уровне инфляции в 9%. Иными словами, под управлением государства пенсионные накопления граждан не только не прирастают, но и обесцениваются.

Это одна из основных причин катастрофически растущего дефицита Пенсионного фонда РФ. По словам аудитора Счетной палаты Сергея Агапцова, сегодня дефицит составляет 422 млрд. рублей, а к 2018 году он вырастет до 1,5 трлн.! При этом больше половины доходов фонда (заметим, внебюджетного) составляют перечисления из федерального бюджета. По мнению Агапцова, при таком раскладе пенсионная система России полностью уходит от страховых принципов и теряет свою внебюджетность и автономность.

А как заметил научный руководитель Центра социальных исследований и инноваций Евгений Гонтмахер, Пенсионный фонд России вообще сегодня выпал из правового поля страны. Он был создан в 1991 году постановлением Верховного совета РСФСР как «бюджетно-кредитная организация» – а в действующем Гражданском кодексе такого понятия нет. Несколько лет назад Госдума РФ пыталась принять закон «О Пенсионном фонде», но после первого чтения он провалился – и к нему решили не возвращаться. Уж не намеренно ли?

 

Андрей ЧЕХОВ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий