Поиск на сайте

 

Администрация Ессентуков рвётся вернуть себе аптечное здание, проданное ещё десять лет назад.

Прокуратура города, выполняя хотелки чиновников, бегает по судам. Зачем она теряет лицо, понимая, что срок давности возвращения частной собственности в муниципальную давно истёк? 

 

Главный надзорник курорта Владимир Клочков пожимает плечами: «Всё понимаю, но администрация давит».

Анатолий Иванович Емяшев


Владимир ПУТИН:

- Следует убрать всё, что позволяет нечистоплотным, коррумпированным представителям власти и правоохранительных органов оказывать давление на бизнес.

(Из  Послания  Федеральному собранию 1 марта 2018 г.)

- Конечно, особое внимание нужно уделить созданию деловой среды, защите законных интересов бизнеса. Тщательно расследовать факты давления на предпринимателей, необоснованного преследования, в том числе со стороны правоохранительных органов, что абсолютно недопустимо...
Такие правонарушения особого рода, потому что они подрывают веру людей в закон, в справедливость, в свободу экономической деятельности.

(Из выступления  на расширенной коллегии МВД РФ 28.02.2018 г.)


Немного истории

Я, Емяшев Анатолий Иванович, 80-летний пенсионер, около сорока лет руководил 151-й аптекой по улице Пушкина в городе Ессентуки. Аптека в городе известная, единственная выжившая из городской аптечной системы советского периода.

В 1992 году все восемь городских аптек (филиалов этой системы) получили самостоятельность, из всех восьми выжила только 151-я аптека. Не скромничаю, но в городе ее так и называют «Емяшевская аптека». Она не просто выжила, но и осталась МУПом, единственной во всех городах КМВ муниципальной аптекой.

Не знаю, когда и каким образом муниципальное имущество перешло в частные руки в других аптеках города. Нас, 151-ю аптеку, экономический кризис 2007 года заставил пойти на такой шаг. К тому времени МУП «151-я аптека «Гарантия» работала по двум адресам в Ессентуках: по ул. Пушкина, 11 и по ул. Пятигорской, 154.

В аптеке по улице Пятигорской нам удалось сохранить единственный в городе рецептурный отдел со своим собственным производством лекарств.

Помещения были в плачевном, требующем ремонта состоянии, а денег на ремонт аптек в городе не было. И в администрации города приняли решение, чтобы как-то спасти ситуацию: одно из помещений аптеки продать, чтобы за вырученные от продажи деньги сделать ремонт в другом помещении.

В соответствии с утвержденным Советом города порядком продажи муниципального имущества, согласие на сделку давал комитет по муниципальной собственности.

Согласие оформлено в виде соответствующего распоряжения, подписанного заместителем главы администрации города. Распоряжением согласовывался объект сделки, цена сделки и покупатель.

Продажа одного из помещений в то время позволила муниципальной аптеке никуда не съезжать и продолжить свою работу по прежним адресам. Вырученные деньги потратили на ремонт оставшегося в муниципальной собственности помещения.

Договор купли-продажи был зарегистрирован в Едином государственном реестре прав собственников. Глава города еще до сделки по купле-продаже подписал соответствующее распоряжение, дума города вынесла соответствующее постановление.

И муниципальная аптека под моим руководством продолжала работать дальше, юридически оставаясь муниципальной собственностью, а в реальности ни разу не пользуясь средствами из муниципального бюджета.

Новая власть метёт по-новому

Так мы и работали, получали новые награды, всероссийские премии, были в городе и крае на лучшем счету. Зарплаты у сотрудников аптеки были хорошие, поэтому я смог подобрать хороший коллектив профессионалов.

Всех тогда всё устраивало: в администрации города, в совете депутатов (одним из которых я тогда был), в надзорных органах и прокуратуре.

Но в 2015 году в администрацию Ессентуков пришел новый мэр Александр Некристов. Он привел за собой новую команду.

Достижения нашего МУПа – 151-й аптеки не прошли мимо зорких глаз нового председателя комитета по муниципальной собственности Сергея Павлова.

Увидев, что аптека наша богатая, имеет большой запас оборотных средств, Павлов положил на предприятие глаз и пригласил меня на «разбор полетов».

Новые муниципальные власти посчитали, что помещение аптеки должно вернуться из частной собственности в муниципальную, меня отправить на заслуженный отдых, а директором на хлебное место поставить своего человека.

На встрече Павлов озвучил требования: «Нам нужны огромные деньги». Что хотел он этим сказать, не знаю. Все положенные от МУПов перечисления в бюджет мы делали, задолженностей по налогам и по выплате зарплаты у нас никогда не было. И я ответил довольно дерзко: «Все, что положено, вы получаете, ничего больше того я давать не буду».

Где ж мне тогда было знать, что аптека приглянулась членам новой управленческой команды города.

Вначале меня прессинговали административными методами: то аудиторскую проверку назначат, то аттестацию. В аттестационной комиссии не было ни одного провизора, но они считали, что знают аптечное дело лучше меня. В результате меня, с 50-летним стажем, с высшей категорией, отличника здравоохранения, ветерана труда, не аттестовали. Записали в решении: «Не соответствует занимаемой должности».

Увидев, что аптека наша богатая, имеет большой запас оборотных средств, Павлов (председатель комитета муниципальной собственности) положил на предприятие глаз и пригласил меня на «разбор полетов». 
Новые муниципальные власти посчитали, что помещение аптеки должно вернуться из частной собственности в муниципальную, меня отправить на заслуженный отдых, а директором на хлебное место поставить своего человека.

Мне пришлось уволиться. Сдаваться не хотелось. А тут и собственники предъявили свои права на помещение по улице Пушкина. Дело в том, что когда я был директором, арендную плату за аренду помещения не платил, направлял эти деньги на развитие предприятия, увеличение оборотных средств.

Оформлял каждый месяц и каждый год с их согласия отсрочку платежа. Вот они, беспокоясь о судьбе своих фактически вложенных в развитие аптеки средств, и подали иск в суд по возврату долгов за аренду.

Назначенный вместо меня директор, чтобы не платить ни за аренду, ни за пользование чужими деньгами, совершил своеобразный «рейдерский захват» имущества аптеки. В спешном порядке из помещения аптеки по улице Пушкина,11 были вывезены все лекарственные средства на 21 миллион рублей.

При этом ни актов-приема передачи, ни описи изымаемого имущества никто не составлял. Мунципальная аптека из помещения таким образом «выехала», но сотрудники остались.

Новый директор неподалеку, поближе к ж/д вокзалу снял другое помещение. И площадью побольше, и поновее. Однако за год работы, как показали бухгалтерские отчеты, размер оборотных средств снизился на треть. На большую сумму просрочка лекарственных средств.

Прокурор выходит на задание

Как только стало известно о поданном собственниками иске, руководитель комитета по муниципальной собственности обратился в прокуратуру, чтобы та помогла вернуть помещение. То есть, отобрать помещение, которое было продано 10 лет назад (!), официально зарегистрированы все права собственника, имущество содержалось собственником в порядке и вкладывались деньги в его ремонт и содержание. Заметьте, продано. В кассу внесены реальные денежные средства, а не просто бумажки, которые могли бы быть нечестно заработанным чёрным налом.

Предвижу негодующие возгласы. Мол, все равно нечестно, когда муниципальная собственность переходит в частные руки. Возражу. Именно так проходила в нашей стране и приватизация.

Бывшие государственные предприятия превращались в частные коммерческие структуры или бизнес-объекты. Чего-то похожего ждали и мы. Акционирования, продажи или какой-то другой формы передачи нашей муниципальной аптеки в частную собственность.

Прокурор провел проверку и вышел в суд с исковым заявлением: признать незаконным распоряжение замглавы администрации города о согласовании сделки по продаже городского имущества, признать ничтожным договор купли-продажи помещения, применить последствия недействительности сделки. При этом ни одной ссылки на Закон, обосновывающей исковые требования прокуроров, указано в иске не было.

Я очень удивился, когда в прокурорском иске увидел, что «переход права собственности на помещение аптеки из муниципальной в частную причиняет вред социально незащищенным слоям граждан», и «влияет на общую работоспособность аптеки».

До этого десять лет не влиял, и спокойно себе аптека работала, прибыль приносила, в бюджет деньги перечисляла. А тут вдруг, раз – и перестала… и даже вред стала приносить. Как так?

Со времени заключения договора о купле-продаже аптечного помещения прошло 10 лет, срок давности для возвращения частной собственности в муниципальную давно истек, неужели этого не понимают в прокуратуре?

Собственник спорных квадратных метров задавал этот вопрос прокурору города Владимиру Клочкову. Тот лишь пожимал плечами: «Все понимаю, но администрация давит».

Ох, и слепо оно, «государево око»

Похоже, что администрация «давила» сильно. «Похоже, что Павлов сказал  возбудить уголовное дело, а прокурор взял под козырек. И вот уже второй год прокуратура бьется, как рыба об лед, возбуждая под разными предлогами в отношении меня уголовные дела. Но впаять мне «уголовку» им не удается. Все-таки правда еще побеждает.»

Поэтому, наверное, и закрыл прокурор глаза на то, что сроки для возвращения этих ста квадратных метров в стареньком здании, занимаемых муниципальной аптекой, уже лет семь, как истекли.

И закрыл прокурор глаза на то, что в реальности своими действиями он выступал не в защиту населения в целом (т.е. неопределенного числа лиц), как того требует закон о прокуратуре, а вполне определенной и малочисленной группки чиновников. Потому что аптека, как мы уже говорили, представляла из себя лакомый кусочек для них, и поставить директором на это муниципальное предприятие своего человека администрации нужно было пренепременно.

Поэтому и показалась прокуратуре, которая вслед за администрацией стала утверждать, что слишком дешево было оценено аптечное помещение, которое, напомним, было в то время в плачевном состоянии, требовало капитального ремонта, и было продано по остаточной стоимости.

Так оценку имущества проводил не я, а специалист-оценщик, назначенный комитетом по муниципальному имуществу. С его оценкой согласилась и независимая комиссия, утвержденная постановлением главы города, и комитет по муниципальной собственности, выпустив соответствующее распоряжение.

Вопрос продажи из муниципального имущества аптечного помещения по улице Пушкина, 11 проводился в точном соответствии с требованиями, утвержденными Советом города Ессентуки. Никто не возражал.

Никто ничего не приобретал тайком от жителей города, депутатов. Ежегодно отчет о продаже муниципального имущества заслушивался на Совете города, депутатом которого я тогда был.

По долгу службы на заседании городского Совета должен был присутствовать городской прокурор или представитель прокуратуры. С материалами заседания они должны были знакомиться заранее. Но и со стороны тогдашнего прокурора города никаких возражений не поступало - ни по поводу продажи помещения, ни по поводу его цены, ни по поводу покупателя.

А почему-то сейчас, через 10 лет, когда уже все сроки для обжалования истекли, прокуратура внезапно активизировалась. Противостоять государству в лице прокурора, местной власти, как показывает практика, крайне сложно, даже если они чертовски не правы, а их действия противоречат Закону.

Аптека раздора

Если судья возьмёт «под козырек»

Зарегистрированное официально право собственности в нашей стране не гарантирует, что через десять лет государство (в данном случае прокуратура вместе с муниципальной властью) не отберет вашу недвижимость.

Так, ессентукский судья Василий Казанчев посчитал, что срок обжалования сделки за 10 лет вовсе не истек, а только начинается с момента подачи прокурорского иска.

Судья Казанчев отметил: в деле не имеется ни одного доказательства того, что «переход права собственности на помещение аптеки из муниципальной собственности в частную причиняет вред социально незащищенным слоям граждан и влияет на общую работоспособность аптеки». Но прокурорский иск почему-то удовлетворил.

Суд апелляционной инстанции (под председательством судьи Евгения Минаева) в определение вписал, что иск прокурора заявлен за пределами исковой давности, и одно это уже является основанием для отказа в иске. Обязанность по доказыванию уважительности причины, по которой пропущены сроки обращения в суд, лежит на истце. Но истцом выступает в деле прокуратура, и утверждает, что ранее ничего об этой сделке не знали, так как для прокуратуры закон не писан.

Апелляционная коллегия оставила решение первой инстанции в силе, но никто из судей почему-то не задался вопросом: а почему комитет по муниципальной собственности (т.е., администрация города) сам не обратился в суд?

Ведь если верить судье Казанчеву, никакого вреда социально незащищенным гражданам передача муниципального имущества (помещения аптеки) не принесла, а значит, прокуратуре в этом судебном процессе делать нечего. Пусть бы сама администрация города в лице КУМИ обивала бы пороги судов, реализуя собственную хотелку по возврату помещения. Ведь у них там целый юридический отдел имеется.

А ведь все по той же причине не пошла в суд администрация: сроки для подачи иска уже давно пропущены. Никто не задумывался о том, что если кому-то в администрации не нравилась сумма арендной платы, то ее тоже можно было оспорить через суд. Ведь все о ней тоже все знали.

Ежегодно в течение 10 лет мы сдавали в комитет по муниципальной собственности отчеты о своей деятельности, в которых была указана сумма задолженности по арендной плате. Но собственных оборотных средств аптеки было куда больше этой задолженности, поэтому всех все устраивало.

Лишь в кассационной инстанции нам удалось найти справедливость. Президиум Ставропольского краевого суда отменил оба предыдущих решения и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию – с пометкой о необходимости установить обстоятельства, имеющие отношение для дела, и правильно определить норму закона.

Мишень для прокуроров

Аптечное помещение по улице Пушкина стало уже мишенью для прокурорских нападок. Пока дело возвращалось в первую инстанцию, прокуратура предъявила нам новый иск – требования все те же, отнять помещение.

Интересно, какое исковое заявление будет теперь рассматривать Ессентукский городской суд и как? И почему прокуроры так настойчиво хотят отнять проданное еще в 2007 году в частную собственность помещение аптеки, совершенно не учитывая, что интересы населения (неопределенного числа лиц) здесь не нарушены, потому что прежнее назначение этого помещения не изменено? Неужели не замечают здесь личных финансовых интересов членов новой управленческой команды города?

Почему совершенно не обращают внимания на другие государственные и муниципальные объекты, переданные в частную собственность также в 2007 году и давно уже поменявшие свое первоначальное курортное назначение? Например, бывший Александровский пансионат уже давно стал элитным жилым домом.

Или не бьются за возвращение в муниципальную собственность приватизированных когда-то муниципальных объектов горэлектросети, теплосети, горгаза? Может быть, лучше там проверить законность и вернуть эти объекты городу?

Вот уж точно, где приватизацией коммунальных объектов нанесен вред неограниченному кругу лиц, в который входят жители города Ессентуки и его гости. Ведь цены за коммуналку в этих акционерных обществах взлетели теперь до небес.

Не потому ли так избирательно слепа прокуратура?

Анатолий ЕМЯШЕВ,
почётный житель
города Ессентуков
 

Комментарий юриста

Игорь Чёрный, адвокат по гражданским делам  правового центра телепрограммы на Первом канале «Человек и Закон», Москва:

«Существуют сроки, по которым те или иные решения в гражданском судопроизводстве можно оспорить. Но в нашем случае все сроки для обжалования сделки давно истекли.
Прокуратура же повернула все таким образом, что только узнала о заключении сделки по продаже муниципального имущества и только из-за этого имеет полное право на предъявление исковых требований.
Такая уж лукавая действительность: нет ущерба, не нарушен закон, зато есть рабочие места и налоги в бюджет, но аптеку все равно хотят отнять у собственников.
Прокуратура, которая создана для того, чтобы надзирать за соблюдением законодательства, сама же законы и нарушает. Но мы будем бороться до последнего. И если на ставропольской земле не найдем справедливости, сделаем все, чтобы она восторжествовала в Верховном суде».
 

 



Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Игорь (не проверено)
Аватар пользователя Игорь

Обычная для нашего города ситуация. Директор МУПа был депутатом в скоморохинской команде. За то, что поддерживал все инициативы и единогласно голосовал в Думе получил право купить помещения МУПа без торгов. Естественно что такой порядок устраивал большинство депутатов и Емяшева и Арбузкина (который разграбил МУП КБГ) и других энергичных управленцев. То что имущество аптеки выбыло из муниципальной собственности незаконно - это факт. То что прошел срок исковой давности тоже факт. Прокурор г. Ессентуки обслуживает интересы администрации. Гоняется за ведьмами. Вчера на личном приеме у прокурора Ставропольского края сдал заявление о коррупционой деятельности прокурора города Ессентуки. Пока прокурор Клочков выполняет муниципальный заказ на Емяшева истекает срок по обжалованию незаконной сделки по продаже в собственноть 5 га около питьевой галерей рядом с санаторием "Виктория". И Некристов и прокурор по известным причинам уклоняются от возврата 5 га в муниципальную собственность. Из ессентукского суда сделали помойку через которую узаканивают преступления. По сравнению с Ессентуками даже Дагестран отдыхает. Последняя фишка ессентукских коррупционеров - председатель Думы города Задов Андрей сдал в аренду городскому МБУ собственное помещение без аукциона (чрезвычайная ситуация - жить не на что) получает от города 300 000 рублей в месяц. Прокурор никаких мер не принимает уже полтора года. Обратились в суд. Задов пишет, что в администрации не работает поэтому конфликта интересов нет. Когда придет новая команда энергичных управленцев и у Задова будут отнимать доходы он тоже пойдет в СМИ и будет по своему прав - Мы в ответе за тех, кого раскормили...

Добавить комментарий